Главный декоративный элемент оформления зала — толстые пеньковые канаты
Главный декоративный элемент оформления зала — толстые пеньковые канаты


Зал выглядит приветливо, нет ощущения, что здесь дорого или это место для своих. Канаты, люстры из стальных садков, аквариум с устрицами на входе. Помимо основного зала есть пространство в глубине, где можно сесть так, чтобы входящие вас почти не видели. Для любителей забиться в норку декораторы соорудили места в закрытых наглухо проемах окон, выходящих на лестницу.


Внутри, впрочем, пустовато. Несмотря на то что бар работает только по вечерам, за три посещения я там так и не встретил больше трех-четырех других посетителей. А бывало так, что не было вообще никого.


Светильники сделаны из сеток для рыбы
Светильники сделаны из сеток для рыбы


Подача в баре спартанская — стальные подносы, эмалированные миски. Для людей молодых, такой посуды уже не заставших, это, может, и прикольно, но когда помнишь, что из такой вот примерно чашки тебя кормили в пионерском лагере, это как-то навевает грустные мысли. Нет, там было местами хорошо, но кухня точно не была в списке достоинств этих советских зон отдыха.


Морепродукты в сливочно-томатном соусе с песто и сливочным сыром (380 рублей) 
Морепродукты в сливочно-томатном соусе с песто и сливочным сыром (380 рублей) 


С самой едой как-то непонятно. Взять, например, морепродукты в соусе. Когда читаешь такое в меню, представляешь все-таки сами морепродукты, которым соус как-то помогает раскрыться. На деле это миска с субстанцией чуть жиже сметаны, в которой, если покопаться, действительно можно найти набор из морского коктейля. Оно, может, и неплохо, но выглядит не как завершенное блюдо, а будто вы просто зачерпнули чего-то из кастрюли на кухне. Суп с кокосовым молоком оставляет примерно такое же ощущение. Та же густая похлебка — не отталкивающая, но и не запоминающаяся совершенно.


Сёмга терияки с картофелем фри (440 рублей)
Сёмга терияки с картофелем фри (440 рублей)


Лосось терияки сам по себе почти безупречен — рыба приготовлена ровно настолько, чтобы перестать быть сырой везде, но не начать высыхать. Но вот картофель фри рядом с ней (выбрать гарнир нельзя) смотрелся так же неуместно, как кроссовки с хорошим костюмом. Ну положили бы туда рис с овощами, какую-нибудь зелень или хотя бы зеленую фасоль (она обойдется не дороже) — блюдо выглядело бы совершенно по-другому.


Устрица-малышка (140 рублей). По умолчанию их подают уже открытыми, но если вы хотите, то можете сделать это самостоятельно
Устрица-малышка (140 рублей). По умолчанию их подают уже открытыми, но если вы хотите, то можете сделать это самостоятельно


Пока единственным очевидным достоинством бара выглядят сравнительно недорогие устрицы. Маленькие (на самом деле обычного размера) здесь стоят 140 рублей за штуку, крупные (здесь их зовут «самодостаточными») — 240. Это, кстати, реально недорого, учитывая мировые цены. Даже где-нибудь во Франции дюжина этих гадов стоит в гипермаркете 10 евро (то есть где-то 60 рублей за штуку), но это магазин и их ещё нужно будет открыть. Не говоря уже о том, что от Парижа до ближайшей устричной фермы всего несколько часов езды на машине. Для сравнения, килограмм приличной дорады или сибаса там же, в Париже, обойдется вам в 15–20 евро (1100–1500 рублей), так что устрицы там — еда бедняков.


С устрицами, впрочем, есть нюанс. Это продукт капризный и в принципе скоропортящийся (даже при наличии аквариума), поэтому лучше не есть их там, где их не заказывают постоянно. Так вот, в «Мо'рики» я устрицы видел на столе один раз, и этот стол был мой.


Из обычного оцинкованного тазика получилась раковина в туалете
Из обычного оцинкованного тазика получилась раковина в туалете


Рыбный ресторан — вообще рискованное мероприятие, недаром последний проект такого рода в Новосибирске открылся аж в 2010 году (и долго не продержался). Просто потому, что если у вас в меню нет ни мяса, ни птицы, то вы сразу отсекаете массу посетителей. Причем даже тех, кто вроде бы не прочь, но если собрались вы компанией, то обязательно среди вас найдется кто-то, кто рыбу не ест — «потому что там кости», кальмаров — «потому что противно», да или просто хочет навернуть свининки. И все, нет у ресторана всей этой компании.


Поэтому, чтобы выжить (да еще и заработать), рыбному заведению нужно предложить нечто такое, чего в других местах нет: изобретательную кухню, особенную атмосферу или хотя бы необычный интерьер.


В баре «Крабы, гады и вино» (Екатеринбург)
В баре «Крабы, гады и вино» (Екатеринбург)


То, что такие проекты могут быть успешны даже в провинции, показывает пример екатеринбургского заведения «Крабы, гады и вино». За простоватым названием (из которого, впрочем, все сразу понятно) скрывается увлекательный (иного слова не подберу) барчик, который действительно представляет собой гастрономическую достопримечательность города. Идти туда стоит просто затем, что там можно попробовать что-то очень интересное, а не просто потому, что здесь морепродукты. Морепродукты сейчас можно встретить где угодно.


Читайте также:


Закусить на газете: создатель модных клубов стал поваром в ресторане для фантазеров