Шнур или фитиль к бомбе


Сергею Шнурову недавно исполнилось 45 лет, группа записала новый альбом «Всякое…». А вот тут что хотите, то и думайте. Что скрывается за этим «всякое»? Разное! То-то и оно, от Шнура можно ждать чего угодно — это любой скажет. И кто за, и кто против. Несмотря на короткое, в полчаса, интервью по Whats’App, Шнур оказался «длинным» и «увесистым» собеседником. На вопросы отвечал обстоятельно, интеллигентно и просто шокирующе умно. Показал себя человеком разносторонних интересов и ну очень неординарным артистом, философом! И хотя Иван Ургант в версус-батле рэповал, что Шнур «звучит из каждого утюга посредством матюга», — отнюдь, братцы, отнюдь! Да сами читайте — интервью перед вами. Не Шнур это вовсе, ребята, а фитиль к бомбе.


— Сергей, есть в вашем новом альбоме песня про Путина. Дерзко! Только что инаугурация прошла… А ведь и правда… «Очень сложная у Путина стезя. Вроде бы ему все можно, вроде бы ему все можно, вроде бы ему все можно, но — нельзя!» Так что кому «льзя», а что кому «нельзя»?


— Ключ к песне «Путин» находится совсем в другом месте.


— В ларце? В смысле, в «ящике»?


— Уже теплее… Смотрите, герой в моем обличии поет о большой медийной персоне, с которой незнаком лично. Он видит эту сущность только на экране. И человек проецирует собственную жизнь на жизнь медийного персонажа. Эта песня могла бы быть о ком-то еще: о Железном Человека, о Дэдпуле…


Шнур или фитиль к бомбе


— Это как персонаж Светлакова в «Нашей Раше»? Сергей Юрьевич Беляков сидел на диване в Таганроге и разговаривал с телевизором. Так примерно?


— Система примерно та же, но у Светлакова — антитеза, критика. А здесь синтез: герой, который не Путин, от чьего имени я пою (мы же понимаем, в этой песне есть два героя), — он совмещает свою жизнь с картинкой из телевизора.


— А вы сами по-прежнему телевизором не пользуетесь?


— Телевизора у меня уже очень давно нет. Телевизор занимает все меньшее и меньшее пространство в жизни практически любого человека. Интернет вытесняет…


— Согласна! В конце концов, сейчас я беру у вас интервью для городского сайта…


— Да, это процессы глобальные, большие, они неостановимы. Сначала, когда телевизор только появился, в начале 1950-х, это было редкостью, диковинкой. Зато потом уже не было такого дома, даже в глухой сибирской деревушке, где бы ни стоял пускай черно-белый, но телевизор.


Шнур или фитиль к бомбе


— А скажите, почему всех от вас так бомбит? С любым знаком: плюс, минус, но бомбит? Равнодушных практически нет. Вы однажды сказали, что вам бывает стыдно за такой бурный успех, по вашим словам, неоправданный… Или вы кокетничаете? Все-таки нравится вам, что вы популярны?


— Зависит, конечно же, от настроения. Когда нравится, когда нет… Я рефлексирую на эту тему и размышляю. Не нахожусь в заведомо стройной позиции. Потому что любые стройные позиции приводят к твердым и зашоренным убеждениям. А из-за убеждений сложно анализировать.


— Откликов было ну очень много после вашего прошлого приезда. И кто-то так написал: обиженных и оскорбленных не понимаю, не нравится Шнур — не слушай, не мешай другим, сиди и наслаждайся Шопеном. Как-то задевает, правда, что тоже на «Ш», но Шопена вам противопоставляют. Нет? Вы сами как к Шопену относитесь?


Шнур или фитиль к бомбе


— «Ш». Шопен. Шнитке, Шнур… Понимаете, я уже в том возрасте, когда вкусовые предпочтения не играют роли. Я пытаюсь понять, как это сделано, такая музыка, безоговорочно принимаю, что Шопен — большое явление, неотъемлемая часть европейской культуры. При этом мое отношение, трепетание души и тому подобное, — все это у меня за скобками. Давайте лучше еще продолжим на «Ш», мне понравилась эта игра… Штокхаузен! 


— Вы любите философию ниспровергателей, насколько я понимаю. Шопенгауэра почитываете? Тоже на букву «Ш», хотя и из другой области…


— Покой и воля… Вообще, Александр Сергеевич Пушкин уже все сказал по этому поводу… И знаете, всему свое время. Мне кажется, в 45 лет читать Шопенгауэра уже поздно.


Шнур или фитиль к бомбе


— Хорошо, о возрасте «дожития»… Я шучу! 13 апреля вам «уже» исполнилось сорок пять. Дата знаковая для вас, или справили очередной день рождения, да и все?


— Слушайте, для меня она абсолютно не знаковая! А знаковая — для древнегреческой культуры. В 45 лет наступает «акме», возраст, когда зрелый юноша становится мужчиной. Когда человек имеет право что-то заявлять от своего имени. До 45 лет он мог слушать и задавать вопросы.


— Теперь вопросы задают вам. В основном настырные журналисты. В последнее время вас донимают сравнением с Владимиром Семеновичем Высоцким. Кто первый это заметил, теперь уже неважно. Но раздаваться стало чаще и чаще: «новый Высоцкий».


— Творчество Владимира Семеновича — неотъемлемая часть советской и постсоветской культуры. Без Высоцкого все было бы несколько иначе. А проводимые некоторыми параллели между нами, на мой взгляд, произрастают из того, что Владимир Семенович широко использовал бытовой разговорный язык и язык его времени, которым разговаривали на кухнях. И потом, у него были разные лирические герои. Он был артистом, перевоплощался.


— Но почему сравнивают вас, а не, допустим, какого-то другого исполнителя с хрипотцой в голосе… Ну, например, Гарика Сукачева? Вы лично знакомы с Гариком?


— О, да! Я прекрасно к Гарику отношусь, мы приятельствуем очень давно, и я ему всячески передаю приветы, когда гастроли нас разводят. Вот и через НГС сейчас тоже передам. Гарик, привет!


Шнур или фитиль к бомбе


— Вы большой мастер по части розыгрышей, возмутитель спокойствия, великий разоблачитель. Но сами-то зачем разоблачались? На одном из шоу вы сняли штаны и сказали остолбеневшей публике: запомните меня голым… Что это было? Если было?


— Было. В 2014-м. Я рассматривал это как перформанс. Известно определение — «голый человек на голой земле». Собственно, таким образом я и продемонстрировал некую экзистенцию. Сущность бытия, место человека в этом мире.


— …И брутальность?


— Не брутальность! Нет! Открытость, скорее. Незащищенность. Все эти «обвесы» культурные — одежда, цивилизация, софиты, гитары, деньги, счета… Все это, по большому счету, некая страховка. Но она все равно не помогает…


Шнур или фитиль к бомбе


— Так все-таки, Сергей, чего нам ждать от июньского концерта?


— От концерта надо ждать всегда чего-то праздничного и удивительного. Искусство должно будоражить. Если искусство не будоражит, не проникает в какие-то пусть даже болевые точки — тогда это не искусство, а декорация. Предмет интерьера. Ждите карнавала!


Группировка «Ленинград» и ее лидер Сергей Шнуров выступят 7 июня в ЛДС «Сибирь». Начало в 19:00.

Тел. 8 (383) 325-00-00

Цена билетов: от 1800 до 5500 рублей.


Ираида Федорова


Шнур или фитиль к бомбе