«Ворон»: он написал убийство

Готический триллер о том, что реальная жизнь гения ужасов По превзошла самые извращенные его фантазии

На экраны вышел готический триллер «Ворон». Не спутайте с некогда культовым фильмом с покойным Брендоном Ли — тот в оригинале звался The Crow. Название же нового кино отсылает к стихотворению Эдгара По о визите зловещего ворона, пресекавшего все надежды на лучшее карканьем «Никогда!». Жил в XIX веке великий американский писатель и поэт По, пил по-черному, догонялся опиумом, всех видал в гробу — и описывал эти видения. Не было бы По (который в своих рассказах замуровывал людей и котиков заживо и выпускал в город орангутанга с бритвой в руке) — не было бы изрядной доли вдохновения и у современной индустрии страшного и таинственного. Создатели «Ворона» обратились за вдохновением к сумрачному американскому гению напрямую, сделав его главным героем детективной истории.

Справка: «Ворон» (The Raven; США, 2012) — триллер, в котором писатель Эдгар По разыскивает маньяка, совершающего убийства по мотивам его произведений. Режиссер — Джеймс МакТиг («V значит вендетта»). В ролях — Джон Кьюсак («Пули над Бродвеем», «1408»), Элис Ив («Слишком крута для тебя»), Люк Эванс («Три мушкетера»). 111 мин.

О последних днях Эдгара По известно мало. Спорно: умер ли он в 1849 году от сифилиса, бешенства, менингита — или все-таки белой горячки? Переплетая реальные обстоятельства с фантазиями, «Ворон» предлагает версию: Эдгар По на закате дней не лежал мертвецки пьяный в кабаке, а охотился на свирепствовавшего на улицах Балтимора маньяка.

Хмурый нервный мужичок с усами (судя по портретам) По в фильме превращается в этакого доктора Хауса. Неотразимого для девиц — своей меланхолией, эксцентричностью и славой паршивой овцы балтиморского общества.

Приключения По в придуманном им самим жутком мире начинаются после вызова в полицию. Дело в том, что следователь, озадаченный делом, в котором убийца ушел из запертой комнаты с окнами забитыми изнутри гвоздями, вспоминает, что недавно читал про точь-в-точь такой же случай. Читал в рассказе По «Убийство на улице Морг». Далее рассказы По сбываются в виде все новых трупов — утопшие девушки, разрезанные пополам коллеги-литераторы. «Если бы я знал, что мои произведения так влияют на людей, я бы посвятил больше времени эротике», — ворчит писатель. Но убийца держит в неглубокой могиле заложницу. И По вынужден сунуть под плащ пистоль и вступить с поклонником-маньяком, оставляющим на трупах подсказки, в викторину на знание собственного творчества.

Взбунтовавшая против писателя придуманная им же реальность — известная тема. Ясно, что описываемые художником внутренние демоны часто и вправду доканывают их самих. Ответственность художника за реакцию психически неуравновешенных на его произведения — тоже обсуждается то и дело. Писатели, опять же, имеют способность поддавать вдохновения революциям, войнам и общественным движениям — и не всегда при достигнутых результатах удается выжить им самим. Сама идея того, что описанный на бумаге монстр придет за своим автором, базируется на первобытном: нарисованное сбудется.

«Ворон», впрочем, не про это, а про попытку переосмыслить фигуру писателя. Превратить его из музейной кабинетной фигуры в героя прямого действия. Нарочно совершить любимую ошибку троечников по литературе — спутать автора с персонажем.

Так в кино уже делали не раз. В «Братьях Гримм» Терри Гиллиама, скажем, добропорядочные филологи, ездившие в фольклорные экспедиции, обернулись странствующими охотниками за привидениями. А Дэвид Кроненберг, чтобы экранизировать неэкранизируемое — конспект героинового бреда «Голый завтрак», — тоже насадил его на стержень биографии писателя Берроуза, сделав его проводником между реальностью и запредельем. Ну а самый похожий на «Ворона» фокус был проделан в «Кафке» Стивена Содерберга: там тишайший имперский чиновник, несчастная канцелярская мышка Франц Кафка, тоже брался за детективное расследование. В этих воображаемых По и Кафках есть что-то трогательное и доброе, апеллирующее к детскому чувству справедливости. Этакая попытка вытащить мертвого поэта из гроба биографической справки, в которой он зажат намертво непреодолимыми обстоятельствами — быта, тогдашних нравов, собственных недугов — и дать ему побегать на свободе.

Короче, идея используется не первый раз, но каждый раз, когда о ней слышишь, она выглядит невероятно завлекательно. Правда, с реализацией получается по-разному — и в «Вороне» задумку, скорее, умертвили.

Патологические фантазии По, — где дьявол был в деталях, — лишили жути лихим комиксовым подходом (хрусть, пополам!). Дубляж сам по себе является зловредным изобретением (если вы заплатили 200 рублей за то, чтобы посмотреть на игру вашего любимого артиста Кьюсака, а говорит за него неудачник-дублер, — не должны ли кинопрокатчики вам 100 рублей назад?). Дубляж же в «Вороне» — из особо неудачных, что добивает изначально неблистательные диалоги. «Это какое-то психическое отклонение», — выносит По экспертный вердикт по поводу очередного изуродованного трупа с издевательским посланием полицейским. «Я думаю, убийца дразнит нас!» — блещет в ответ проницательностью инспектор.

Нельзя при этом сказать, что «Ворон» совсем уж не стоит просмотра. Уж очень хороша идея, да и кино красивое, динамичное и под конец затягивает. Правда, эта вовлеченность базируется на чистом инстинкте охотника (бросить фильм, когда таинственного убийцу вот-вот настигнут и сорвут маску, — невозможно), а не на неотразимых достоинствах.


Елена Полякова
Кадры из фильма — kinopoisk.ru

читайте также

  • В эфире
  • Популярное
Реклама