«Девушка по имени Шамиль»: филолог логос пропил

Написанная новосибирским драматургом история о том, почему гуманитарии такие никчемные

Дело было прошлой осенью. Хорошая девушка и подруга пришла рассказать о том, как у нас тут, буквально за углом, читают пьесы современных новосибирских авторов. И не просто так читают, чтобы вечер скоротать, а с прицелом на постановку для большой сцены. Моим ответом было вежливое недоумение. Такую же реакцию могли спровоцировать разговоры об «истинной любви» или существовании русалок.

Не хочу щеголять дремучестью, но придется. До совсем недавнего времени местная драматургия, представленная товариществом DramSib с 2011 года, была для меня темным лесом. Подругу я тогда послушала в пол-уха, полюбовалась ее золотой косой а-ля Рапунцель, да и позабыла благополучно о пьесе, где главную героиню звали, как чеченского боевика. Потом, правда, быстро вспомнила, едва наткнулась в соцсети на афишу спектакля «Девушка по имени Шамиль». В тандем к новосибирскому драматургу Елене Богдановой подобралась новосибирский же режиссер Ася Галкина, премьеру в Доме актера назначили на 24 мая. Это была чистой воды лотерея: повезет — не повезет. В результате я увидела кое-где карикатурную, однако очень правдивую историю из жизни филологических дев, которые порой дальше Шекспира ничего не видят.

Шамиль Воробьевой (Елена Димитрова) 18 лет. В ее коротко остриженной голове — гремучий коктейль из абстрактных революционных идей и романтических книг, любовь к которым привили родители-литературоведы. Они же, как нетрудно догадаться, наградили Шамиль экзотическим именем в честь освободителя горных народов, на поверку оказавшегося разбойником. (Не то чтобы самим Шамилем Басаевым, но кем-то вроде него в пределах заданной художественной условности.) Найти нормальную работу девушке мешает некая опять же условная партийная деятельность, и, устав сидеть на шее у родителей, Шамиль пересаживается на шею своего соратника вдовца Павла (Владимир Шатровой). Он, конечно, простоват для эдакой духовно богатой, но обеспечен и добр настолько, что деньги из него может тянуть даже мать Шамиль, по профессии шекспировед. А еще у Павла есть дочь Маша (Мария Плечова) — не по годам взрослая, серьезная, недолюбленная. Вот только мачеха из Шамиль плохая, и вовсе не потому, что она пьет и курит. У нее как будто сломан щадящий режим восприятия мира. Когда она ругается и язвит, получается весьма натурально. Когда пытается быть ласковой, выходит преимущественно глупо и наиграно.

Характеры у героев довольно простые, не склонные к эволюции. Каждый из них живет будущим: Павел мечтает еще больше разбогатеть, мать Шамиль — издавать журнал, сама Шамиль — уехать в Катманду с молодым любовником. Между тем настоящее будущее, как бы пафосно это ни звучало, гибнет под колесами машины. Девочка Маша, не дождавшись, когда хоть кто-нибудь из взрослых вынырнет из своей страны грез, отправилась гулять одна и стала жертвой ДТП.

В общем, насчет «истинной любви» и русалок сомнения по-прежнему присутствуют, а драматургия в Новосибирске обнаружена. Правда, сейчас она собирает в основном междусобойчики и лично мне напоминает стишок-пирожок: «Вот мой ангар для дирижаблей. Пока в нем дирижаблей нет, я в нем держу воздушный шарик. С чего-то ж надо начинать».


Фото предоставлено DramSib

Мнение автора в разделе «Авторские колонки» может не совпадать с позицией редакции.

Все комментарии Правила комментирования
  • В эфире
  • Популярное
Реклама