«Щелкунчик»: кошмар перед Рождеством

Самый громкий провал отечественного кинобизнеса предлагает детям сказочную экскурсию в концлагерь

  • После головокружительного провала в США «Щелкунчик» ждет милости от российского кинозрителя
    После головокружительного провала в США «Щелкунчик» ждет милости от российского кинозрителя Все фотографии

В разукрашенной к Рождеству Вене 1920-х годов крошка Мари получает в подарок деревянного Щелкунчика. Когда взрослые уходят в ночь, Щелкунчик оживает и зовет Мари прокатиться на фуникулере сквозь зеленые дебри выросшей до небес елки в гостиной. Тем временем из темноты наступают полчища крыс в железных касках и нацистской форме во главе с врагом Щелкунчика — Крысиным королем, мечтающим захватать мир и сжечь все игрушки. «Щелкунчик и Крысиный король 3D», фэнтези по мотивам сказки Гофмана и балета Чайковского, издалека выглядел семейной новогодней феерией. Теперь же, кажется, он имеет неплохие шансы побить в отечественном кинобизнесе летний рекорд «Утомленных солнцем» по количеству безвозвратно спаленных на съемках денег.

Справка: «Щелкунчик и крысиный король 3D» (The Nutcracker; Великобритания, Венгрия) — 3D-фэнтези по мотивам сказки немецкого романтика ХIХ века Э.Т.А. Гофмана и основанного на нем балета П.Чайковского. Режиссер — Андрей Кончаловский («История Аси Клячиной», «Танго и Кэш», «Глянец»). В ролях — Эль Фэннинг («Где-то»), Джон Туртурро («Бартон Финк»), Юлия Высоцкая («Глянец»). Бюджет — около 90 млн долларов. 110 мин.

Официально «Щелкунчик» — кино не российское, а британское; в титрах — интернациональная команда во главе с режиссером Андреем Кончаловским, которому случалось работать в Голливуде задолго до Бекмамбетова. Впрочем, недавно расползлась новость о том, что значительная часть 90-миллионного бюджета вложена российским государственным «Внешэкономбанком». А чуть раньше «Щелкунчик» провалился сквозь землю в прокате США.

Американские зрители принесли ему около 200 тысяч долларов (то есть на его выручку можно, но сложно купить однокомнатную в Москве) и были ошарашены увиденным.

«Щелкунчик» пытается соединить традиционную рождественскую сказку о большеглазых детишках…
Тут американцы, конечно, показали себя слабаками: ведь они даже не слышали русскоязычную озвучку, обогатившую «Щелкунчика» голосами Филиппа Киркорова и Аллы Пугачевой, словечками вроде «голимый» и «рулят» и новыми смыслами. Благопристойная семья крошки Мари, например, стала смахивать на новых русских, прикупивших венскую недвижимость, чтобы наконец насытить свой вкус к ампирным интерьерам. Все свидетельствует в пользу этой версии. И характерные интонации «ты чё?», с которыми ссорятся Мари и ее брат. И испитая няня, призывающая детей «закусывать… то есть ужинать». И, наконец, тот факт, что только странноватый (именно он и подарил героине Щелкунчика) дядя Альберт во всем венском семействе говорит по-русски с карикатурным немецким акцентом.

Кстати, у дяди Альберта седая шевелюра дыбом и он распевает песенки о теории относительности. А мама героини лечится у одного шарлатана по имени Фрейд. Крысиный король седым париком подражает художнику Энди Уорхолу, первое появление его армии — «Войне миров» Спилберга, а эпизод, в котором крыса-нацист отрывает голову у живой игрушки и пугает ей героиню, — видимо, «Ночному портье». Одним словом, сплошной дьявольский постмодерн для эрудитов.

Впрочем, ожидающим рождественской сказки с карамельным попкорном достаточно предупреждения о том, что крысы не только носят нацистскую форму, но и строят концлагерь с крематорием, называемый эвфемизмом «фабрика дыма».

Но даже если вы готовы к этому зрелищу, «Щелкунчик», как разговор с сумасшедшим, обманывает любые ожидания. В принципе, можно ответить на вопрос «зачем нацисты?» тем, что среди источников вдохновений для нацизма поминают и немецкий романтизм ХIХ века, к которому и относится Гофман. Можно развить тему и решить, что крысы в фильме символизируют наступающий ХХ век с его масс-культурой, агрессивным современным искусством и тоталитарными режимами — потому бесноватый Крысиный король выглядит как Уорхол и вопит как Киркоров. Кстати, надо признать, что тоталитарный антураж в «Щелкунчике» удался: псы-роботы с зубами-пилами, громоздкие парапланы из склепанных листов железа, на которых летают крысы, и грандиозный мертвый город, захваченный крысами и затянутый черным дымом.

…с тоталитарной эстетикой и самым настоящим концлагерем
Главная беда «Щелкунчика» не в том, что он мрачен, а в том, что он полностью неуправляем.

Сюжет и диалоги выглядят так, как будто артисты остались без присмотра и, чтобы согреться, бегают между роскошными декорациями, на всякий случай импровизируя («У меня есть план! Супер!»). К детям «Щелкунчик» обращается как тот самый чужой дядя, у которого нельзя брать конфеты: либо неправдоподобно сюсюкает, либо говорит что-нибудь такое, от чего родители каменеют лицом. На фоне смачно прорисованного зла сама рождественская сказка про добрую храбрую девочку выглядит наспех слепленной и фальшивой. Даже крысы кажутся обаятельными по сравнению со Щелкунчиком — деревянным идолом размером с крупного ребенка, который командует окружающими на повышенных тонах провинциального стилиста («Я в шоке!»).

Ну а когда Щелкунчик зловеще заявил: «Все игрушки, которые ты повесила на елку, теперь живые! Гномы, солдатики и даже снежинки!», корреспондент НГС.РЕЛАКС на секунду задумалась: спать сегодня со светом или вообще убрать елку?

В «Щелкунчике» вообще много опять же неконтролируемой иррациональной жути и каких-то болезненно стыдных моментов — доктор Фрейд тут все-таки неспроста. Вот, например, мама главной героини вдруг обрывает диалог с дочерью жеманной репликой «Ой, мне надо в комнату для девочек», — кажется, она путает собственного ребенка с каким-то престарелым поклонником. Странным образом этот момент выглядит более диким, чем самая бесстыдная сцена. В самой бесстыдной же сцене Крысиная королева — лысая, полуголая старуха в инвалидном кресле с беспокойными, как у Шэрон Стоун в «Основном инстинкте», ногами, — голосом Пугачевой зовет своего отпрыска: «Иди к мамочке». Вот, в общем-то, и есть суть «Щелкунчика»: смотреть его — как подглядеть такую сцену. Одновременно и как-то любопытно (вот кошмар!), и ужасно неловко.


Елена Полякова
Кадры из фильма — kinopoisk.ru

читайте также

  • В эфире
  • Популярное
Реклама