«Ярослав»: борода предков

Масштабная экранизация жизни древних славян от высот православного духа до секса на медвежьих шкурах

  • Боевых сцен с конницей в фильме куда меньше, чем бесед о политике и религии, и они состоят из нарезки крупных планов
    Боевых сцен с конницей в фильме куда меньше, чем бесед о политике и религии, и они состоят из нарезки крупных плановВсе фотографии

Ярослав Мудрый, изображенный на зелененькой (тысячерублевой) купюре, — благодаря чему американские туристы имеют полное право считать его русским президентом, — теперь будет известен подзабывшему школьную программу зрителю по кино «Ярослав. Тысячу лет назад». Фильм снят к тысячелетию города Ярославля, при поддержке государства — соответственно герои время от времени уделяют пятиминутку патриотическому воспитанию. Но, судя по количеству экранов, кино вполне претендует и на блокбастер в жанре «рубилово бородатых мужиков с конями».

Справка: «Ярослав. Тысячу лет назад» (Россия, 2010) — исторический фильм об основании Ярославля князем Ярославом Мудрым. Режиссер — Дмитрий Коробкин. В ролях — Александр Ивашкевич, Алексей Кравченко («Иди и смотри»), Виктор Вержбицкий, Валерий Золотухин. Бюджет — 5 млн долларов (по словам режиссера, около четверти бюджета — государственное финансирование). 99 минут.

По легенде, Ярослав, сын крестителя Руси Владимира, для защиты Ростова от набегов построил на берегу Волги крепость, вокруг которой и возникнет Ярославль. Языческое население, противившееся точечной застройке, князь усмирил, победив в бою один на один местного медведя (согласно другим версиям — медведем дело не обошлось). Вообще, о ростовском периоде Ярослава (в Ростове он княжил перед тем как взяться за Новгород и Киев), к которому и относится эта история, известно мало.

Создатели юбилейного кино были вольны сплести вокруг куцых исторических данных любой сюжет — получилась история о пленении князя язычниками, разумеется, снабженная романтической линией с сексом на мохнатых шкурах.

Исторический Ярослав в этот период был еще не столько мудр, сколько молод. Играющему же его актеру Ивашкевичу ровно пятьдесят (впрочем, он выглядит моложе). Итак, условно молодой Ярослав с наемным другом — варягом Харальдом (Алексей Кравченко, играющий сплошь боевые машины с кулаком и пистолетом, что удивительно после его нечеловечески страшной детской роли в «Иди и смотри») пытается навести порядок вокруг Ростова.

Ярослава играет Александр Ивашкевич — актер Русского драматического театра Эстонии без особо громких ролей в кино
Вокруг Ростова же, как сообщает нам задушевно-учительский голос в начале фильма, бесчинствуют разбойники и народу не хватает сильной руки. Разбойники действительно набегают — в итоге дружина князя перебита (без лишнего натурализма), Харальда тошнит (с уместным натурализмом), а Ярослав оказывается на привязи в лесной деревне племени язычников-медведепоклонников (с умеренным романтизмом).

Практически весь фильм герой и проводит в романтическом плену, где дочка вождя утешает его травяным чаем. Сам же князь пытается донести до медведепоклонников плюсы вертикали власти — они же опасаются за свою культурную самобытность. Ну а после того как местный шаман Чурило имел неосторожность спросить Ярослава, что за оберег у него висит на шее, князь вдохновенно пользуется поводом для урока основ православной культуры.

«Мы все разные, как листочки на деревьях, — умиленно зачитывает грязный бородатый Ярослав еще более грязным и бородатым язычникам. — Нас много, но бог один».

Тем временем соратники Ярослава полфильма пытают захваченных в плен разбойников, а когда разбойники кончаются, наконец, решают скакать на спасение вождя. Параллельно разворачивается любовная драма: предназначенная Ярославу в жены приличная девушка строит глазки нордическому блондину Харальду, а жених дочки вождя скрипит на шустрого пленника зубами. Ясно, что, так или иначе, князь будет спасен, язычники пойдут под его сильную руку, а на их земле будет заложена крепость, которая считается будущим Ярославлем. Все это малой кровью — то есть финал обойдется без захватывающего рубилова, которое вроде бы подразумевает жанр.

Вообще, «Ярослав» — кино без особых амбиций, которые обычно и придают неуклюжему русскому фэнтези а-ля «Волкодав» или «1612» шизофреническое очарование дикого трэша и нечаянный эффект злой пародии.

Легендарный поединок князя с медведем в фильме прошел довольно вяло
Это видно уже по продолжительности — эпосы полтора часа не длятся — и по скромному пятимиллионному бюджету. Бюджета, впрочем, хватило на создание вполне убедительного быта. Художников по костюмам и ложкам-плошкам вкус подводит редко, куда чаще он подводит режиссера, который то пытается ввести совершенно неуместную легкую комедию, вспомнив, что на фильм, вероятно, поведут ярославских школьников, то, не забывая и о взрослых, подпускает кровавых булькающих пузырей. Как и в случае с предыдущими историческими блокбастерами (от «1612» до «Невской битвы» и совсем уж запредельных «Русичей»), главная проблема фильма — то, что бороды и косы более или менее убедительны, только пока герои не заговорят. Говорят они современным и фальшивым языком школьного сочинения о судьбах Родины.

Собственно, на школьное сочинение больше всего и похожи все новые отечественные блокбастеры об исторических истоках, снятые по официальным поводам. Будь то сказочный китч «1612» (который должен был объяснить суть ноябрьского праздника), или «Александр. Невская битва», или пытающийся быть добротным, но, по сути, просто скучный «Ярослав» — все они строятся не вокруг сильного героя или хотя бы зрелищного мочилова, а вокруг попыток сказать что-то государственной важности, что тоже неплохо, но звучит неубедительно.

Из всех диалогов в «Ярославе» убедительно звучат только рыкающие выкрики варягов (возможно, на самом деле они говорят по-норвежски что-то вроде «Мне, пожалуйста, безалкогольное пиво», но фонетика работает сама собой). Боевых сцен в фильме немного, и хотя народу в них мало, в кадре страшно тесно — потому что оператор полагается только на крупные планы. Отчаянным разочарованием для предков, которых в истории основания Ярославля, судя по легендам, больше всего впечатлял поединок князя с лютым медведем, стала бы соответствующая сцена. Герой тычет куда-то за границу кадра, куда спрятался медведь, топориком (размером с обычный кухонный мясной) — тут и сказке конец.


Елена Полякова
Кадры из фильма — kinofilms.com.ua, kinopoisk.ru


читайте также

  • В эфире
  • Популярное
Реклама