Источник иссяк

Знаменитый алтайский фестиваль «Живая вода» не выдержал переезда в Новосибирск

  • Омская группа средневековой музыки Spieleband смотрелась на фоне соснового леса особенно фактурно
    Омская группа средневековой музыки Spieleband смотрелась на фоне соснового леса особенно фактурноВсе фотографии

Фестиваль «Живая вода», придуманный новосибирцами и два года назад названный лучшим этнопроектом России, переживает смерть и надеется на рождение в другой форме. Угасание уже ощущалось в прошлом году, когда «Живую воду», взятую под крыло форумом «Интерра», перенесли в Новосибирск из Горного Алтая. Однако если в прошлом году рядом со сценой толпилось не меньше тысячи человек, то в этом — едва ли больше трехсот. Организатор фестиваля Алексей Казаринов считает, что обновленная «Живая вода», финансируемая государством и частным капиталом, повысит городской уровень жизни, а музыканты с ностальгией вспоминают алтайскую атмосферу былых времен.

Справка: «Живая вода» — музыкальный фестиваль, впервые состоялся в 1996 году. До 2008 года проводился в Горном Алтае, недалеко от села Чемал. Изначально был задуман как выездная тусовка рок-музыкантов и художников (в первом сезоне участвовали Егор Летов и «Черный Лукич»), затем перешел исключительно на этнические рельсы. Расцвет фестиваля пришелся на 2001–2003 годы, когда на Алтай приезжали группы «Ашхабад», «Оле Лукойе», а также иностранные музыканты, которых записывал на своем лейбле Питер Гэбриэл.

В прошлом году «Живая вода» в поселке Кольцово воспринималась одновременно нонсенсом и сюрпризом. Нонсенсом — потому что «Живая вода» прочно закрепилась за Алтаем, летним отдыхом и горным воздухом, сюрпризом — потому что весь букет исполнителей оказался практически под боком. Перемена места повлияла и на длительность действа, которое из полноценного фестиваля с палатками и кострами превратилось в концерт на открытом воздухе. Мероприятие посетили тогда около 5 тысяч человек, половину из них составили жители Кольцово.

Обрадованные успехом, организаторы решили, что в нынешнем году на «Живую воду» придут 10 тысяч зрителей и поляны в Кольцово им не хватит. Выбор пал на Заельцовский парк, где два месяца назад «Балтика» провела «Фестиваль пива и кваса» на 18 тысяч человек. Но, привязанный по датам к «Интерре», фестиваль не собрал и трети запланированного. Во-первых, конец сентября не баловал теплом, во-вторых, выступления музыкантов на нынешнем фестивале начались уже в 16:00 в пятницу, что сделало затруднительным попадание на мероприятие людей работающих. От площади Калинина были организованы бесплатные автобусы, но в час предполагаемого отправления в одной большой машине сидели от силы человек десять. Программа, как всегда, была качественной, но доля новосибирцев существенно возросла.

Обещанные национальные «дома» оказались палатками с несколькими предметами обихода
Люди у сцены постоянно менялись, однако их количество вряд ли превышало две-три сотни человек.

По словам организаторов, мероприятие посетили 3 тысячи зрителей — однако цифра эта кажется сильно завышенной. Некоторые коллективы смогли по-настоящему зажечь аудиторию. Например, омский коллектив Spieleband порадовал знанием средневековой музыки, слегка осовремененной более энергичным ритмом. Питерская «Белорыбица» показала, как можно приспособить для исполнения народных русских песен экзотические европейские инструменты (колесная лира, волынка, никель-харпа и т.д.). Но было очевидно, что мероприятию категорическо не хватает зрителей.

Кроме того, некоторую несообразность мероприятия подчеркивали периодически появляющиеся простые посетители парка, взиравшие на происходящее с некоторым недоумением.

Кто-то прибежал сюда просто позаниматься спортом, кто-то гулял с детьми. В какой-то момент на заднем плане появилась свадьба, которая устраивала фотосессию в лесу. «Это был полный провал, мы теперь хорошо подумаем, прежде чем соглашаться выступать на этом фестивале в дальнейшем, — комментирует Евгения «Жужа» Жуковская, солистка этнодуэта Sandal. — Народу было в два раза меньше, чем в прошлом году! Холодно! Исчезла почти семейная атмосфера, которая была на Алтае». Мансур Сафиуллин, на концерте не присутствовавший, также предположил, что малая востребованность «Живой воды» в городе объясняется тем, что Заельцовский парк не может обеспечить спокойную атмосферу живого общения на Алтае.

Торговцы сувенирами в отсутствие вала гостей развлекались как умели
Организаторы фестиваля вовсе не считают его неудачным. «Просто сейчас происходит переход к другому формату, — считает куратор «Живой воды» Алексей Казаринов.

— Мы вовсе не стараемся быть похожими на фестиваль «Балтики». Это не масс-маркет, мы работаем на просвещение, на идею». Идея же заключается в том, что новосибирцы со временем должны привыкнуть к тому, что не только на Алтае, но и в самом Новосибирске на улицах, в скверах и парках можно встретить интересных музыкантов и артистов. Причем лучше если такие акции будут частые, качественные и станут не событиями, но фоном городской жизни. «Речь идет не об организации фестивалей, крупных акциях, а о повышении уровня жизни в черте города, когда молодежь идет не пить, а смотреть выставки современного искусства, спектакли уличных театров, слушать этнику, — считает господин Казаринов. — И именно в повышение уровня жизни готовы вкладываться и государство, и предприниматели».

Тем временем, этнические фестивали на Алтае не исчезли. На смену «Живой воде» пришел проект «ВотЭтно», похожий на старую «Живую воду» много больше, чем ее современная новосибирская вариация.

«Наш пилотный фестиваль этим летом собрал 400–500 человек, все получилось очень удачно, — рассказывает Елена Матюшко, руководитель «ВотЭтно». — Что же касается новосибирской «Живой воды», то она стала «Мертвой водой», потому что она теперь больше относится к политике и культуре области, нежели к собственно этно».


Владимир Иткин, Стас Соколов
Фото Стаса Соколова

читайте также

  • В эфире
  • Популярное
Реклама