Марк Шагал и медведь-педофил (фоторепортаж)

Скандально известный художник прокомментировал творения гениального авангардиста, выставленные в краеведческом музее

Выставка одного из самых известных представителей художественного авангарда XX века Марка Шагала «Библейские сюжеты» открылась в Новосибирском краеведческом музее 16 июня и продлится до 28 августа. Это уже второй крупный графический проект музея — выставка офортов Гойи и графики Сальвадора Дали год назад имела большой успех у новосибирского зрителя. Вместо стандартного подхода, когда картины сопровождаются традиционными искусствоведческими комментариями, НГС.РЕЛАКС решил столкнуть идеологии — авангарда и современного искусства. В качестве современного интерпретатора творчества знаменитого художника редакцией НГС.РЕЛАКС был выбран Артем Лоскутов, широко известный, не рисующий картин актуальный художник из Новосибирска. По сути предложенный ниже материал сам по себе является объектом современного искусство (о ценности его судить не нам). Мы воздерживается от оценки комментариев господина Лоскутова, однако признаем, что столкновение двух художников дало шокирующий результат.

Справка: Марк Шагал — русский и французский художник еврейского происхождения, один из самых известных представителей художественного авангарда XX века.
Артем Лоскутов — современный художник, активист творческой группы «Бабушка После Похорон», организатор «Монстрации», получившей широкую известность в России и за ее пределами благодаря «делу Лоскутова» — обвинению его в хранении наркотиков (суд признал вину художника и оштрафовал его).

  • На картинах Шагала, как отметил Артем Лоскутов, все улыбаются: и люди, и животные: «Мне кажется, нужно быть очень сильным человеком, чтобы настолько всему быть довольным в творчестве».
  • «У него все довольные – вот что хорошо. Люди улыбаются, даже козлы улыбаются. Если у человека была такая сильная любовь, я думаю, он был счастливым и состоявшимся».
  • Артема Лоскутова в прессе принято называть художником: «Смысла спорить нет. Если буду отказываться от такого определения, тогда спросят – а кто? И скажут: ну тогда ты экстремист и наркоман. Пусть лучше уж художник».
  • «Когда меня уже одолевали «ну что же это, у него нету ни одной картины», я написал розовый портрет Дзержинского и принес его на открытие центра современного искусства его имени – получите».
  • «Шагал отошел от всех традиций изображения библейских сюжетов. Мне это нравится».
  • «Интересно, если бы русский народ православный воспитывался на таких изображениях, как бы было?».
  • «У него же все лишено пафосности: такие детские практически, наивные рисунки. Они ближе, чем те, которые на тебя смотрят с икон. Нет такой дистанции».
  • Художественного образования, кстати, у Артема нет – учился в НГТУ на видеооператора, работает там же. «Придется шутить, потому что я же в живописи разбираюсь постольку».
  • «Моисей вот тут похож на пидо-бира. Это такой персонаж, медведь-педофил. Ну… если похож! Нос вот похож… Наверное, Моисей святой, нельзя так говорить, а то меня еще за разжигание…».
  • «Вот мне тут какие-то плохие слова мерещатся», — поделился Артем, глядя на литографию «Колосья». Фотографу НГС.РЕЛАКС ничего не примерещилось. «Наверное, я испорчен», — заключил Лоскутов.
  • Выставочный зал с работами Шагала оформлен яблоками. Современное искусство, как правило, интерактивное, а потому Артем решил яблочко надкусить. Однако тут акт современного искусства был прерван.
  • «Сколько тонн яблок надо, чтобы накормить Новосибирск и гостей города?» — вопросила смотрительница зала, сообщив, что охраняет яблоки. Артем же предложил тогда кормить лишь грешников.
  • Однако музейный ангел удержал нас от вкушения запретного плода.
  • «Историю про Сару с Авраамом я знаю, наверное, все знают. А как у них ребенка звали? Которого он убивать собрался, потому что Бог ему приказал?».
  • «Библия вообще жестокая экстремистская книга. Подавали же запрос в прокуратуру признать ее экстремистской литературой, потому что там призывы к уничтожению целых народов. Не знаю, чем закончилось».
  • «Если бы здесь не было написано, что это Шагал, я думаю, к этому рисунку отнеслись бы скептически. Вижу руку, а остальное… Наверное, он что-то хорошее имел в виду».
  • «Видишь, какой ангел — подчеркнуто эротическое начало. Ангелы — вообще они же бесполые…
  • …Хотя, может, он видел в этом летающем ангеле свою музу — Беллу».
  • «Тема серьезная, а мне, человеку атеистических воззрений, к ней относиться серьезно сложно… Это он скрижали держит — эти штуки с заповедями. Они похожи… да, на тостовый хлеб».
  • А в этой работе Артем рассмотрел ассоциации и зрительное сходство с логотипом фирмы Nike и слоганом Let’s do it.
  • Глядя на эту литографию, Лоскутов вспомнил похожую работу Бэнкси, скандально известного английского андерграундного художника граффити: «Эта тема вечная, кросс-культурная: выпрыгивающий из окна любовник».
  • Кстати, у Артема за плечами шесть лет православного лагеря, куда его в детстве отправляла мама, следуя постперестроечной моде. Он даже помогал раздувать кадило в соборе Александра Невского.
  • «Они же вот ходят так чинно, машут им, а в алтаре берешь эту цепочку и вот так раскручиваешь, — показывает энергично, — если бы кто-то это видел…».
  • Лоскутова с Шагалом роднит также то, что отец у него еврей. А недавно он участвовал в проекте арт-группы «Синие носы», где его фотографировали в костюме хасида с пейсами.
  • Больше всего из черно-белых литографий современному художнику приглянулась «Надежда»: «Ничего не понятно, дерево такое, но симпатично».
  • Однако общий выбор он все же сделал в пользу цветных работ: «Фиолетовый — цвет сезона. Позапрошлого или этого. Но я не в курсе особо. Я же не хипстер».
  • На выставке представлено 76 работ — это страницы того самого журнала «Верфь» 1956 и 1960 годов. Литографии печатались как страницы журнала — с двух сторон.
  • «Поэтому чтобы выставить 76 работ, пришлось собрать 152», — рассказывает экскурсовод с указкой тоже довольно модного розового цвета.

Материал подготовили Зинаида Кузнецова и Сергей Ляшко

читайте также

  • В эфире
  • Популярное
Реклама