Такие же люди

Фестиваль сексуальных меньшинств показал лояльность новосибирцев к гомосексуализму

  • После закрытия фестиваля от него осталась только выставка работ питерского фотографа, которая продлится до 25 апреля
    После закрытия фестиваля от него осталась только выставка работ питерского фотографа, которая продлится до 25 апреляВсе фотографии

Первый фестиваль сексуальных меньшинств в Новосибирске прошел на прошлой неделе без эксцессов. Организаторы питерского фестиваля «Бок о бок» выбрали для первых гастролей Новосибирск — как крупный город с активной группой поддержки — и остались довольны (тем временем в Кемерово фестиваль запретили). Сейчас от фестиваля осталась только выставка фотопортретов геев и лесбиянок в галерее «Че». Корреспондент НГС.РЕЛАКС посетила ее, а заодно выяснила, как живется геям в Новосибирске днем и ночью.

Выставка питерского фотографа Люды Михайловой «Выход из шкафа» в галерее «Че» — два десятка фото людей, вылезающих из шкафов. Это — буквальное прочтение выражения coming out (of the closet), означающего признание в своей гомосексуальности друзьям, родителям, коллегами и прочим. Под снимками — комментарии запечатленных на них геев и лесбиянок. Например: «Мне не пришлось ничего объяснять: мама зашла в комнату, а там мы с девушкой. Мама была в шоке. Она и сейчас в шоке, хотя и называет мою девушку дочей». Фотографии подчеркнуто не интересничают. Из затрапезных шкафов в заурядных интерьерах выглядывают обычные юноши и девушки (есть, впрочем, и дама лет пятидесяти) с минимумом художественных изысков. Единственный намек на секс — две полуобнаженные девушки, обнявшиеся, впрочем, дурашливо, а не томно, как в мужских фото- и видеофантазиях о двух истомленных страстью к фантазирующему девах.

«Мы хотели показать, что геи и лесбиянки — обычные люди, что таковыми могут быть ваши соседи и сослуживцы.

И составлять о них впечатление по карикатурам вроде Бориса Моисеева неверно», — комментирует Алексей Чупин, консультант фестиваля по PR, представитель новосибирских активистов ЛГБТ (лесбиянки, геи, бисексуалы и транссексуалы).

«Бок о бок» — это в первую очередь не фотовыставка, а кинофестиваль, проходивший в «Кино Сити», «Синема» и «Трубе». Основная часть программы: западные документальные ленты — например, о воспитании детей однополыми парами, — с дискуссиями на тему после сеанса. Также показывали короткометражки-победители Берлинале и немецкое кино 20–30-х годов — «Не такой, как все», «Девушки в униформе» (после Первой мировой войны в Германии случился бум сексуально-просветительских фильмов).

Подчеркнутая простота фотографий питерских геев и лесбиянок, решившихся на публичность…
«Первый гей-фильм был снят 90 лет назад, а тема до сих пор считается крамольной», — заметила исполнительный директор фестиваля Гуля Султанова.

Все события — открытие, кинопоказы, дискуссии, — по оценкам Алексея Чупина, собрали в совокупности до 2000 посетителей (точнее, посещений). По опросам, около 80 % посетителей — геи и лесбиянки, 20 % — натуралы. Девушки преобладали. «Женщинам не так страшно заявить о себе, — поясняет Гуля Султанова, — Вообще-то мы опасались эксцессов, пригласили охрану, но агрессивных посетителей не было». Зато на открытие заглянул замруководителя департамента культуры обладминистрации Владимир Миллер.

«То, что эти показы и дискуссии открыто проходили в центре города, а представители департамента культуры, нравится им это или нет лично, считают нужным посещать такие события, — очень позитивный знак, — комментирует социальный антрополог, кандидат философских наук Михаил Немцев. — Столичность, о которой у нас любят поговорить, — не в количестве небоскребов, а именно в этом».

Организаторы подчеркивают, что фестиваль стал первым масштабным общественно-культурным событием для сексуальных меньшинств в Новосибирске. Другое дело — клубная жизнь. Она же — единственный способ приблизительно пересчитать гей-тусовку в Новосибирске. О ночной жизни геев и лесбиянок корреспондент НГС.РЕЛАКС попросила рассказать Яну Невскую, в прошлом — арт-директора нескольких тематических заведений.

Яна Невская: «Обычная вечеринка в выходной собирает 250–500 человек. Сейчас в городе два стационарных клуба, работающих несколько дней в неделю, и одна переездная вечеринка раз в месяц. Все клубы общие для геев и лесбиянок. Программа как в обычных — те же диджеи, конкурсы… Разумеется, их нет в ДубльГИСе, но хватает и сарафанного радио. На практике в гей-клуб проще пройти, чем в некоторые «натуральские». Ведь как фейсконтролю за секунду проверить, гей ли это? Сейчас геи и лесбиянки одеваются как все, лесбиянке не обязательно выглядеть как мужик. Поэтому либо на фейсконтроле должен стоять человек, знающий в лицо 90 % гей-аудитории — у меня так и было, — либо люди должны иметь рекомендацию. Но старая гвардия ушла на покой — а молодая слишком часто меняется.

…соответствует главной идее фестиваля: доказать свою обычность
Старая гвардия — это тусовщики начала 2000-х, расцвета выхода из подполья. Сейчас они редко ходят в заведения. Во-первых, знакомиться можно и в интернете. Во-вторых, люди, которые давно живут в мире со своей ориентацией, как правило, либо имеют крепкие семьи, либо стремятся к этому. А в клубной тусовке стало много тех, для кого быть геем просто модно, молодых мальчиков, думающих, что, чтобы хорошо одеваться, мужчина должен быть геем. Истинные гомо называют таких «сочувствующими». Им даже не обязательно спать со своим полом — достаточно одежды и манер. Хотя гомосексуальный опыт у таких мальчиков и случается, но потом они женятся и все проходит».

Что касается общей ситуации с толерантностью, то ее описывают как, может быть, и «ужас местами, но не ужас-ужас-ужас». «Я не кичусь своей ориентацией и не кричу о ней, но если меня спросят, к примеру, есть ли у меня девушка, я не буду врать, — комментирует господин Чупин.

— Если же сравнивать наше общество по степени терпимости с американским, мы находимся где-то на уровне их 70-х годов, когда у них только начиналась борьба за права».

Социальный антрополог Михаил Немцев настроен не так оптимистично: «Российское общество не отстает в этом отношении от западного — оно идет в другую сторону. Если посмотреть на 50–60-е годы в США, когда движение сексуальных меньшинств там только начиналось, — там все было еще жестче, чем у нас сейчас, — американский хоругвеносец шел в гей-бар со своим собственным огнестрельным оружием. Однако ситуация за полвека все-таки изменилась принципиально. Что касается истоков нетерпимости к любым «другим», то они, я думаю, в том, что тысячи лет людям было жизненно важно уметь отличать своих от чужих. В современных условиях уже неудобно жить племенами, для которых любой «не такой» — враг. Но для многих такая жизнь привычнее и проще. В нашем обществе гомофобия связана еще и с влиянием тюремной культуры, в которой гомосексуализм — символ для обозначения отношений власти и подчинения, — и с историей государственного управления, которое стремилось не замечать, игнорировать права меньшинств. Когда они заявляют о себе, это непривычно и уже поэтому вызывает неприязнь».


Елена Полякова
Фото Сергея Ляшко

читайте также




  • В эфире
  • Популярное
Реклама

Опрос

Вы ходите в театр?