«Поп»: зиг хайль, батюшка

Драма о добром русском священнике, который согласился служить под эгидой нацистов

  • Как свидетельствуют документы, на Псковщине при содействии немцев было открыто 168 церквей, в которых батюшки молились о «благоденственном мирном житии вождю народа германского Адольфу Гитлеру»
    Как свидетельствуют документы, на Псковщине при содействии немцев было открыто 168 церквей, в которых батюшки молились о «благоденственном мирном житии вождю народа германского Адольфу Гитлеру»Все фотографии

Фильм «Поп», только появившись, сразу же был припечатан тавром «одобрено Московским патриархатом». Название, поначалу скромное — «Преображение» (а еще раньше «Псковская миссия»), — было заменено «Попом» по весьма понятным причинам. Вслед за сериалами «Солдаты» и «Улица разбитых фонарей», привившим симпатию россиян к милиционерам и военным, РПЦ при участии государства решила реабилитировать в общественном сознании профессию священника, да так, чтобы слово «поп» наконец отлипло от известного собаковода и пушкинского жадины-толстобрюха. Попооживление доверили режиссеру Владимиру Хотиненко и Сергею Маковецкому, отличному актеру с неприятной верхней губой, которому на протяжении всей карьеры особенно удачно удавались роли подонков.

Справка: «Поп» (Россия, 2010) — военная драма о жизни священника во время Великой Отечественной войны. Режиссер — Владимир Хотиненко («Зеркало для героя», «Мусульманин», «72 метра», «1612»). В ролях: Сергей Маковецкий («Три истории», «Про уродов и людей»), Нина Усатова («Фонтан», «Мусульманин»). Бюджет 2 млн долларов. 130 мин.

Удивительно — чтобы показать истинно православный образец поведения, режиссер остановился на весьма сомнительном эпизоде в истории православия: деятельности Псковской православной миссии, работавшей под эгидой фашистской разведки. Как говорят документы, в 1941 митрополит Виленский и Литовский Сергий договорился с гитлеровцами о восстановлении 168 церквей в обмен на пропаганду и помощь в разведдеятельности. Священники предстали перед моральной дилеммой — стать на сторону безбожников-коммунистов или немцев-захватчиков, более лояльных к христианству — и, в большинстве случаев, предпочли второе.

Фильм оставил факт церковного предательства за кадром, предложив зрителям слезовышибательную историю о батюшке, который вроде бы как и не помогает нацистам, но и особо не мешает.

Задуманный как героическое житие мученика-пацифиста, в действительности «Поп» оказывается топорной и непроработанной историей о том, что во имя православных ценностей (не вполне понятно, каких именно) можно поступиться совестью и вступить в сговор с врагом. Главный герой — отец Александр в исполнении Маковецого — напоминает благочинную чеховскую размазню, которая, чтобы вызвать умиление, зачем-то разговаривает с мухой, а затем, особо не сомневаясь, подчиняется высочайшему приказу сотрудничать с немцами.

Для поездки православных священнослужителей германское командование в 1941 г. предоставило большой и комфортабельный автобус, снабженный электрическим освещением
Едучи в комфортабельном немецком автобусе, батюшка Александр подмигивает диакону: «Ты, это, роток на замок. Большевиков обламывали, а колбасников не перехитрим, что ли?».

Душа батюшки Александра поет с ангелами, когда (нацистскими усилиями) открывается на месте клуба храм. На заднем фоне поет русский хор, кудрявятся березки. Лубочная реальность подпирается малолетними отроками, трогательными голосками рассуждающими о возвышенных вещах. «Грешно ли пищать в храме Божием?» — спрашивают они. «Пищать не грешно, но лучше не надо», — наставляет отец Александр.

Отец Александр — добрый человек, но реализовать доброту у него не всегда получается. Он приходит к воротам концлагеря и что-то мямлит, передать передачку у него не выходит, и, шуганный немецким солдатом, семенит прочь. Видя фашистские зверства, батюшка бормочет: «Ну как же это, ну что же это» и в ужасе бежит домой, никем не преследуемый.

И даже настоящие подвиги отца Александра — спасение детей и отказ от отпевания полицаев — блекнут, когда мы из кадра в кадр наблюдаем вялую мимику Маковецкого, который вот-вот снимет рясу, да и отправится в свое родное амплуа — «Котельную № 6» Муратовой, сжигать труп зарубленной им соседки по коммунальной квартире. Такая же фальшивость чувствуется и в других персонажах — суперодухотворенной новокрещенной девочке-еврейке (от которой попадья, по замыслу почти святая, воротит нос — жидовочка, мол), и страшном злодее-полицае, и немецких солдатах.

Нервный смех вызывает сцена, в которой партизан-атеист приходит в церковь убивать священника, тот предлагает ему исповедоваться, солдат моментально соглашается, а через несколько минут уже уходит просветленный.

В то же время среди псковских священников было немало тех, кто сотрудничал с партизанами, неоднократно ходил в разведку по их заданию и собирал средства в Фонд обороны
И в то же время отсутствие психологической проработки, странное для автора замечательной исторической реконструкции «Зеркало для героя», с лихвой компенсируется долбежкой по нервам, душещипательными сценами и пафосной озвучкой.

Новосибирские православные священники, впрочем, фильмом остались очень довольны. «Сотрудничество с немцами было относительным, главное, что герой помогал людям во Славу Божию», — считает отец Александр Новопашин, настоятель храма Александра Невского. Как объяснил тезка героя фильма, задача священника — спасение души человеческой, в какой бы жизненной ситуации он ни находился: «Я беру на себя какой-то грех, и лучше собой пожертвую, чем пострадает другой человек — вот как подходит к этому вопросу христианин».

Владимир Иткин
Фото kinopoisk.ru


читайте также

  • В эфире
  • Популярное
Реклама