«Как я провел этим летом»: начальник Чукотки

Страшное кино о новосибирском студенте среди льдов и белых медведей

  • Съемочная группа прожила три месяца на настоящей полярной станции, испытав на себе все тяготы быта
    Съемочная группа прожила три месяца на настоящей полярной станции, испытав на себе все тяготы бытаВсе фотографии

Полярный триллер — жанр очень органичный: где еще концентрируется страх, как не на официальном географическом краю света? «Как я провел этим летом» — жуткая история, случившаяся на метеостанции в Северном Ледовитом океане, — стала первым российским фильмом за последние пять лет, включенным в программу Берлинского кинофестиваля. На Берлинале «Лето» наградили за лучшую операторскую и актерские работы. А на этой неделе в кинотеатре «Победа» прошел премьерный показ фильма с участием режиссера Алексея Попогребского (в прокат фильм выходит 1 апреля).

Справка: «Как я провел этим летом» (Россия, 2010 год) — триллер об отрезанных от мира двух работниках полярной станции на острове в Северном ледовитом океане. Режиссер и сценарист — Алексей Попогребский («Простые вещи», «Коктебель»), один из главных действующих лиц «новой волны» в российском кино. В ролях — Сергей Пускепалис («Простые вещи»), Григорий Добрыгин («Черная молния»). Обладатель наград Берлинале за лучшие актерские и операторскую работу. Бюджет — 2,5 млн долларов. 124 минуты.

Место действия — отдаленная полярная станция, обмотанный проводами домишко с продавленными топчанами. На топчанах отсыпаются после смены опытный полярник Сергей, простой молчаливый мужик, и свеженький стажер Павел (живо представляется, как он пишет пост в ЖЖ на ту самую тему «Как я провел лето, пока вы сидели в офисах»).

Сообщение с Большой землей — только короткие сообщения по рации, корабль придет нескоро — а может, по пути и застрянет во льдах, — без ружья со станции выходить нельзя — рано или поздно в кадр забредет белый медведь.

И сама станция, и бурые, бесчеловечного размаха пейзажи летней Чукотки («Полярное лето очень похоже на то, что у вас за бортом сейчас», — пояснил на пресс-конференции господин Попогребский) смахивают на «Кин-Дза-Дза». Кругом какие-то покореженные пепелацы, непонятные железки и деревянные ящики, над которыми совершаются загадочные ритуалы, необъясняемые и потому неизбежно отдающие абсурдом.

Суровую, но все-таки рутину Павел скрашивает бесконечной игрой в S.T.A.L.K.E.R. И, поскольку «Лето» — это триллер, есть предчувствие, что рано или поздно обстановка на станции сольется с беготней и пальбой на мониторе.

В ошибку в школьном названии «Как я провел этим летом», в принципе, укладывается весь сюжет
Триллер зарождается и раздувается как волдырь, по сути, на пустом месте — из дурацкой слабости героя, из милосердия или трусости скрывающего от напарника очень плохую новость с Большой земли. По сути дела, это не столько триллер, сколько простая и скверная история, которую вам мог бы рассказать знакомый двоюродного брата какого-нибудь реального метеоролога за затравкой «бывает же так». В результате в «Лете» особенный саспенс — он действует не на ту зону мозга, которая отвечает за страх и выживание, а на (куда чаще зудящую, кстати) зону, отвечающую за смущение и досаду, — зритель не пристывает креслу, а ерзает от неловкости.

Происходящее на экране глупо и нелепо — и от этого эффект триллера становится только ближе к зрителю: погибнуть от собственного идиотизма, знаете ли, реальнее, чем от проснувшегося в северных льдах Чужого.

Смотреть «Лето» интересно даже тогда, пока все на экране — мирная жизнь, это атмосферный правдоподобный репортаж, очень фактурный: и в мелких бытовых деталях, и в долгих планах инопланетного чукотского пейзажа, и в настойчивых крупных планах очень органичных лиц. Работавший манекенным героем в «Черной молнии» Григорий Добрыгин здесь неожиданно оказывается живым и шероховатым, с морщинками и веснушками, страхом и ненавистью. Скромное по средствам, камерное «Лето» неожиданно накладывается не на советскую романтику и уж точно не на западные полярные триллеры в духе «Нечто», а на нашумевшую в прошлом году фантастику «Луна 2112». И то, и другое — стремящая превратиться в театр одного актера малобюджетная камерная история о работе, которая официально — подвиг, а на самом деле — рутина и тоска: оба фильма при скромном арсенале держат внимание жесткой хваткой, но к концу выдыхаются, что смазывает впечатление. Вот и финал «Лета» — это не контрольный выстрел в зрителя, а усталый выдох рассказчика интересной байки.

Впрочем, «Луна» — скорее, случайная ассоциация, у «Лета» есть место на совершенно определенной полочке гипотетического видеопроката — новая волна русского кино.

О новой волне в русском кино (по аналогии с французским кино 60-х годов, или немецким 70-х годов, или недавним фестивальным триумфом Румынии) заговорили несколько лет назад. В 2009 году в «волну» вышло сразу несколько фильмов, а с критикой дилетантов, очерняющих действительность, в Госдуме выступил Станислав Говорухин. Герои новой волны действительно живут и разговаривают некрасиво, а сами они — одинокие тетки («Бубен, барабан», «Сказка про темноту») или шизофреник-пенсионер, нелепым и жутким образом пытающийся тайно помогать незнакомым людям («Сумасшедшая помощь»). Условную новую волну объединяет ориентация на реалистичность, поколение (в основном тридцатилетних) режиссеров и то, что большая часть фильмов имеет в титрах компанию «Коктебель», основанную Борисом Хлебниковым и Алексеем Попогребским. Замечают волну, впрочем, больше киноманы, чем широкие зрители, — те, кто, собственно, и похож на ее героев.

Алексей Попогребский на пресс-конференции в «Победе»:

В «Простых вещах» Попогребского Сергей Пускепалис играл простого городского мужика: «денег нет, дома скандалы, себе — бутылку водки, бабе — цветы». В новом фильме он играет простого мужика на окраине страны: «ружье, рыбалка, суровая работа»
О незаметности новой волны: «Каждый из этих фильмов задевал какую-то точку боли. Почему зрители отвернулись, я понимаю, это совпало с кризисом и не хватало про боль еще смотреть. А с другой стороны, я знаю, что эти фильмы останутся и мы их пересмотрим».

О смысле фильма: «В каждом фильме я хочу рассказать конкретную историю конкретных людей. Я не люблю притчевое кино, где есть условные собирательные персонажи, не люблю, когда есть ощущение, что специально толкают идею».

О происхождении героя: «Когда я писал сценарий, герой у меня, по легенде, по предыстории был из Новосибирска — он закончил здесь метеорологическое училище, одно из немногих в стране».


Елена Полякова
Фото kinopoisk.ru


читайте также

  • В эфире
  • Популярное
Реклама