«Повелитель бури»: сапер не ошибся

Боевик, снятый бывшей женой Кэмерона, отобрал у «Аватара» все «Оскары» и стал лучшим фильмом года

  • В дешевом «Повелителе бури» нет грандиозности, но адреналина и драйва больше, чем во многих дорогостоящих эпопеях
    В дешевом «Повелителе бури» нет грандиозности, но адреналина и драйва больше, чем во многих дорогостоящих эпопеяхВсе фотографии

Последняя церемония «Оскар» завершилась предсказуемой, но все равно впечатляющей сценой. Трогательно задыхающаяся и путающаяся в речах, поддерживаемая под локоток съемочной группой, красавица Кэтрин Бигелоу увела из-под носа у своего бывшего мужа Джеймса Кэмерона (короля мира, как известно) самых увесистых золотых истуканчиков. «Аватар» обошелся наградами за спецэффекты и оператора. Первый в истории «Оскар» женщине за лучшую режиссуру дали, впрочем, за стопроцентно мужскую работу: жесткое военное кино, замешанное на адреналине и упоении битвой.

Справка: «Повелитель бури» (США, 2008) — независимое кино о буднях американских саперов в Ираке. Бюджет — 11 млн долларов, сборы — около 20 млн. Режиссер — Кэтрин Бигелоу («На гребне волны», «К-19»). В главной роли — Джереми Реннер («28 недель спустя»). Сценарий написан репортером Марком Боалом, ездившим по Ираку с саперской группой. 6 «Оскаров» (лучший фильм, режиссер, оригинальный сценарий, а также монтаж, звук и монтаж звука).

Малобюджетный независимый «Повелитель бури» вышел в США в 2009 году ограниченным прокатом, а в России в начале 2010 года — настолько ограниченным, что до Новосибирска не добрался. После «Оскаров» о возможном показе фильма задумываются в кинотеатре «Победа». А директор по рекламе сети Art&Science Cinema Distribution Дмитрий Ким говорит, что в сети не жалеют, что не прокатывали фильм: «Есть понимание после многих лет работы — у нас на такие фильмы ходит мало зрителей, а те, кто их любит, смотрит их дома. Люди, смотрящие умные фильмы, не любят жующий зал».

Впрочем, «Повелитель бури» — никак не «умное» кино для узкой аудитории и не интересное только американцам расчесывание иракской проблемы.

Это идеальный фильм для мальчиков (а также разделяющих их интересы девочек вроде госпожи Бигелоу), хроника нескольких недель работы американской саперской группы в начале иракской кампании. Главный герой Уилл обезвреживает бомбы. Его напарники — чернокожий сержант Сэлборн, четкий дисциплинированный солдат, и слабое звено в тройке — связист Элдридж, — прикрывают сапера, переговариваясь по рациям и держа на прицеле подозрительных иракцев.

Джереми Реннер («28 недель спустя») имеет совершенно некиношную внешность — и его персонаж достоверен на сто процентов
Иракцы молча и с нехорошим ожиданием наблюдают из-за заборов за возней оккупантов. Взорваться теоретически могут любая куча мусора, машина или местный житель. Или кто-нибудь из саперов — отношения внутри группы не лучше отношений с местными жителями: прогрессирующие странности Уилла, обещающие срыв, его презрение к уставу, раздражают и пугают остальных.

Снят «Повелитель бури» в репортажном стиле, но без мельтешения камеры. Репортажность — в напористом, рваном монтаже, демонстрирующем, что ситуация в разворошенном Багдаде никак не под контролем, — и в правдоподобии лиц. Джереми Реннер, играющий Уилла, имеет настолько некиношное лицо, что его — будь он настоящим солдатом — и не в каждый телерепортаж бы вклеили. Двух его сослуживцев играют совсем неизвестные актеры. Знаменитости — Ральф Файнс и Эванжелин Лилли из «Остаться в живых» — появляются на минутку.

Камера выхватывает крупный план глаз снайпера не ради многозначительного взгляда, а просто, чтобы показать, что к веку липнут мухи и пыль. Защитный костюм-скафандр мучает сапера сильнее, чем страх смерти. Само кино снимали в Иордании, недалеко от иракской границы, оператор от жары лишался чувств.

Оригинальное название ленты Hurt Locker — солдатский сленг, игра слов с множеством значений: и опасная ситуация, и контузия, и так далее. Русскоязычное название намекает на приключенческий пафос, хотя именно его в «Повелителе бури» нет и в помине. Как нет и политики. Ни создатели, ни персонажи фильма не ставят вопрос «Что мы вообще делаем в Ираке?», не дают напоследок пинка Бушу, — но и на литых бронзовых воинов, торжественно несущих на плече важную миссию и спасение народам, персонажи вовсе не похожи.

Как собаки наркоконтроля, которые, согласно городским легендам, работают за дозу (это неправда), сапер в «Повелителе бури» показывает чудеса профессионализма и безрассудной храбрости ради чисто физиологического впрыска адреналина.

Иракская массовка в «Повелителе бури» мечется по кадру, не понимая происходящего - или наблюдает издалека, ожидая, что ковыряющийся в бомбе сапер, наконец, ошибется
Война для мужчины-воина — любимая игрушка и никто не осудил бы женщину-режиссера за горькие сочувственные вздохи, но Бигелоу хладнокровно исследует клиническую картину, обозначенную в эпиграфе: «Война — это наркотик». По сути, «Повелитель бури» больше всего похож на железный эталон военной ленты — немецкую «Подводную лодку»: кино, внимательно и без уступок зрительской жажде приключений и справедливости наблюдающее за тяжелой, грязной и смертоносной мужской работой, не отягощенное рефлексией — потому что не до нее, воздух заканчивается.

Военное кино имеет парадокс, граничащий с лицемерием. С одной стороны, почти все фильмы про войну — по сути антивоенные (даже агитка все-таки предлагает некую картину мира — в обоих смыслах слова). С другой стороны, военное кино, обличая ужасы войны, все равно держится на упоении битвой — ее красотой любуются и режиссер, и зритель: никому не нравится убийство мирных вьетнамцев, но всем ужасно нравится непревзойденная крутизна вертолетной атаки в «Апокалипсисе сегодня».

В «Повелителе бури» парадокс практически сведен на нет: это кино об адреналиновых наркоманах, которые могут удовлетвориться только в бою. И совершенно логично, что адреналин в нем зашкаливает: драйв от медленной потной возни Уилла над очередной грудой проводов или в сцене дуэли двух снайперов в пустыне — бешеный.


Елена Полякова
Фото kinopoisk.ru

читайте также

  • В эфире
  • Популярное
Реклама