«Черная молния»: берегись автомобиля

Первый отечественный фильм о супергерое за рулем летающей старой «Волги»

  • Занятый в главной роли пучеглазый ГАЗ-21 достаточно обаятелен, чтобы вытащить на себе полфильма
    Занятый в главной роли пучеглазый ГАЗ-21 достаточно обаятелен, чтобы вытащить на себе полфильмаВсе фотографии

В этом году выходит только один отечественный блокбастер «под елку» — «Черная молния». Продюсерский проект Тимура Бекмамбетова «Черная молния» — первый отечественный фильм по американской выкройке комикса о супергероях, этакий русский «Человек-паук». Только вместо мутации или бэтмобиля у него старинная черная «Волга», секретная разработка физиков из советского НИИ, первый летающий автомобиль.

Голубые небоскребы-стекляшки — воплощение мирового зла, это вам любой ревнитель исторического облика городов скажет. Коллективное бессознательное создатели «Черной молнии» воплотили в засевшем в такой московской башне олигархе Купцове (Виктор Вержбицкий — дежурный злодей, меняющий от фильма к фильму только галстуки). Олигарх Купцов всерьез планирует просверлить под Москвой дырку, в которую попадают дома вместе с москвичами и гостями города. Для осуществления плана нужен нанокатализатор, предусмотрительно изобретенный еще советскими физиками (Валерий Золотухин, Екатерина Васильева, Юозас Будрайтис), которые сунули его не в кузькину мать, а под капот черной «Волги» — чтобы полетела.

Забытая в заброшенном НИИ «Волга» уже в наши дни достается студенту МГУ Диме Майкову (Григорий Добрыгин) в подарок от папы (Сергей Гармаш). Обнаружив в постыдной колымаге дивные аэродинамические свойства, Дима проходит путь от робкого пингвина, сбежавшего с места аварийной посадки, до черной молнии, реющей над Москвой и готовой прийти на помощь тем, кто горит в пожаре или терпит грабеж средь бела дня. А по пути пытается очаровать однокурсницу (Екатерина Вилкова — «Стиляги»)…

Над «Черной молнией» работали два режиссера, сотрудничающие с Бекмамбетовым еще со времен рекламы банка «Империал». Александр Войтинский (продюсер и клипмейкер группы «Звери», кстати) отвечал за историю и, так сказать, человеческий аспект, а Дмитрий Киселев — за экшн и спецэффекты.

Культовый автомобиль компенсирует некоторый недостаток харизмы первого русского супергероя
Собственно, фильм сразу позиционируется как просчитанный, коммерческий, «попсовый» продукт, аккуратно упакованный в каноны семейного развлечения по западному образцу.

Результат вызывает смешанные, как салат оливье, чувства. Во-первых, продакт плейсмент будет предсказуемо раздражать не только тех зрителей, которые видят в нем угрозу своей духовности, но и нахальством и неизобретательностью при вклеивании логотипов — тех, кто настроен к нему лояльно.

Во-вторых, хотя «Черная молния» и рекламируется как первое русское кино с супергероями, она держится на чем угодно, только не на этих самых героях. Что, в общем-то, противоречит самому названию жанра. Милого юношу Диму, хоть убей, не запомнить в лицо. Прочие персонажи — очередные глянцевые псевдостуденты с выдуманными проблемами. Как ни странно, идиотизм замыслов местного Джокера — олигарха Купцова и легкость, с которой «Волга» средь бела дня летает в закрытом московском небе, сходят за дикий, но симпатичный сказочный гротеск.

Дело в том, что «Черная молния» — кино несколько более детское, а значит, наивно-сказочное, чем ожидаешь от уже сложившегося жанра — «бекмамбетовский новогодний блокбастер».

«Черная молния» — симпатичная, несмотря на недостатки, новогодняя открытка
А вот позаимствованная из «Трансформеров» завязка о страданиях простого студента, который если не обзаведется тачкой, то так непременно и помрет сорокалетним девственником, — ни за что не сходит и упорно не работает. Ну не является отсутствие машины для второкурсника в России аналогом тяжелой инвалидности. Да и героине Екатерины Вилковой, даже учитывая ее статус призовой блондинки, ради зрительских симпатий можно было бы и не страдать таким клиническим тугодумием.

Но, хотя и не на героях, «Черная молния», надо признать, все-таки держится в воздухе. И если вы терпимы к отечественному кино и ищете легкого развлечения на предновогодний вечер, полет пройдет нормально.

Держится кино, скорее всего, на антураже. На открыточной фирменной-бекмамбетовской Москве с ее высотками вверх и сосульками вниз, невыносимыми пробками и тихими алкашами в старых двориках. Одного из алкашей играет Михаил Ефремов в триколорной советской шапочке-петушке, коих уже днем с огнем не сыскать. Разумеется, «Черная молния» — из тех старых песен о главном, которые продаются на волне ностальгии по СССР. Это и намеки на романтику в манере старого кино (семейная история про влюбленного водителя трамвая), и старая пластинка, и, конечно, та самая черная «Волга», — единственный по-настоящему обаятельный и запоминающийся персонаж, за который можно многое простить.

Вещи из СССР в «Черной молнии» увязаны с утраченными (или якобы утраченными, в зависимости от ваших взглядов на историю и политику) моральными ценностями. Герой в начале пути одинаково стыдится и своего ретро-автомобиля, и принципов своего папы-Гармаша, не боящегося и не ленящегося дать в морду карманнику. Смотреть на то, как герой от потребительских ценностей переходит к папиным, не скучно: сюжет «Черной молнии», пусть и не отягощенный на поворотах ни логикой, ни здравым смыслом, хотя бы не тормозит. Заявленный бюджет фильма — около 8 млн долларов, поэтому с образцами жанра «Черная молния» не тягается, но зрелищные сцены выглядят вполне красиво и достойно — особенно с поправкой на легкое ретро. Одним словом — откровенно попсовое, но вполне обаятельное «трехзвездочное» кино.


Елена Полякова
Фото kinopoisk.ru, Kinokadr.ru

читайте также

  • В эфире
  • Популярное
Реклама