Эротическая «Чайка»

Бывший опальный режиссер «Красного факела» привез в Новосибирск неоднозначную трактовку Чехова

  • Когда-то талантливый молодой драматург Треплев к концу спектакля становится этаким «новым русским»
    Когда-то талантливый молодой драматург Треплев к концу спектакля становится этаким «новым русским»Все фотографии

Имя Олега Рыбкина театралам известно. В свое время он работал главным режиссером «Красного факела», но в начале 2000-х был вынужден уволиться, как замечали тогда многие, по причине творческих разногласий с руководством театра. Последние годы Олег работает в Красноярском драмтеатре им. Пушкина. И работает вполне продуктивно: его спектакли постоянно участвуют в различных фестивалях, собирают полные залы, имеют восторженную критику… К нам Рыбкин приехал с неоднозначной постановкой — современной трактовкой чеховской «Чайки». Притом настолько современной, что у себя в Красноярске спектакль идет под грифом «до 16». По иронии судьбы, спектакль показывали именно на сцене «Красного факела».

Судьба Олега Рыбкина сплетена с Новосибирском довольно сильно. Работая в конце 90-х – начале 2000-х главрежем «Красного факела», он постоянно вызывал массу споров. Кто-то его считал талантливым мастером современной постановки и чуть ли не гением, другие — режиссером, который ставит неадекватные для основной массы зрителей спектакли и мало уделяет внимания своему театру. В итоге в 2002 году Рыбкин после премьеры своего очередного неоднозначного спектакля-триллера «Роберто Зукко» ушел из «Красного факела», а спустя несколько лет он стал главным режиссером Красноярского драматического театра им. А.С. Пушкина.

На новом месте Рыбкин ставит разные спектакли, почти всегда на них аншлаги и почти все они участвуют в престижных театральных фестивалях. Один из последних — современная трактовка чеховской «Чайки» — в этом году был даже заявлен на «Золотую маску» (высшая театральная премия) по трем номинациям: лучший спектакль, лучшая режиссура, лучшая сценография. В Новосибирск «Чайку» привезли, как это принято говорить, уже раскрученную и обласканную критикой.

Определенный ажиотаж возникал еще и потому, что в Красноярске этот спектакль идет на большой сцене с постоянными аншлагами и под грифом «до 16».

Одна из немногих сексуальных сцен: попытка исполнить супружеский долг учителем Медведенко со своей супругой Машей
Правда, в Новосибирске сей момент особо не обозначали, может, из-за этого в антракте ушла часть пожилых зрителей, судя по всему, неподготовленных к такой трактовке.

На самом деле «до 16» и эротичности в этой «Чайке» столько же, сколько, наверное, и искренней любви в популярном телепроекте «Дом-2». В общем, обнаженных тел и каких-то откровенных недвусмысленных телодвижений в новом прочтении одного из самых известных чеховских произведений не наблюдалось. Как и каких-то нецензурных выражений, которые встречаются порой в современных постановках. От чеховского текста г-н Рыбкин не отошел ни на йоту. Правда, все было подано в абсолютно современном контексте: тут тебе и появившаяся «новорусскость» Треплева, и гламур с плейбоевскими зайчиками, и рассеявшаяся к концу действия, как утренний туман, чистота главной героини — Нины Заречной.

Завлит Красноярского драмтеатра Лариса Лейченко прокомментировала корреспонденту НГС.РЕЛАКС: «Критики главным достоинством спектакля считают то, что это сегодня звучит так, как будто сегодня написано…

Единственное, что было сделано не по Чехову, — в финале Маша убивает себя. Олег (Рыбкин. — И.К.) как-то приехал из Москвы и говорит: «Она должна убить себя». Там есть прямой текст Маши: «Я не буду жить ни секунды, если он (Треплев. — И.К.) сделает что-нибудь с собой». И Олег это воплотил».

Пожалуй, единственный по-настоящему эротический момент с главной героиней «Чайки»
Герои рыбкинской «Чайки» особого сожаления не вызывают: кто-то (Треплев) маниакально стремился к успеху и получил его, но успех оказался пустышкой, кто-то (Маша) существовал, разрушая (алкоголем и, вероятно, кокаином) собственную жизнь и жизнь окружающих, иные были жуткими циниками и подлецами с первых минут действия… Даже главная героиня, поначалу чистая и непорочная, наевшись вдоволь всех «прелестей» столичного шоу-бизнеса, к которым постоянно тянулась, и логически пришедшая к своему финалу, тоже особой жалости почему-то не вызывает.

«Такой качественный добротный поп-арт», — заметил корреспонденту НГС.РЕЛАКС один из известных новосибирских пиарщиков, побывавший на спектакле.

Директор «Красного факела» Александр Кулябин, который когда-то не соглашался с подходом Рыбкина к организации творческого процесса, отозвался о постановке эмоционально: «У меня очень хорошее мнение. Этот спектакль заслуживает особого внимания. Действительно интересное художественное решение… Вообще, Чехов ему (Рыбкину. — И.К.) удается».

Что думал по этому поводу сам г-н Рыбкин, выяснить до конца не удалось. На когда-то родную сцену режиссер вышел уже не вполне адекватным, а после признался корреспонденту НГС.НОВОСТИ, что пил, скорее всего, от счастья. «Думаю, что да… От счастья… Это театр, который я очень люблю», — коротко заметил Олег Рыбкин и в несколько эпатажной, скажем так — в эротической форме, дал понять, что интервью на этом закончилось.


Илья Калинин
Фото Сергея Тарасова

читайте также

  • В эфире
  • Популярное
Реклама