«На игре»: стреляй по глазам!

Просмотр боевика о переносе Counter Strike в реальную жизнь обойдется зрителям вдвое дороже обычного

  • Дорогу в прокате «На игре» успел перебежать «Геймер» с Джерардом Батлером
    Дорогу в прокате «На игре» успел перебежать «Геймер» с Джерардом БатлеромВсе фотографии

Холодная война с отечественным производителем — часть национального характера. Иногда жалобы на продукт оттеняются ироничным «зато…». Это, например, анекдот про самые большие в мире микросхемы или история фотоаппарата «ЛОМО»: советский ответ японским «мыльницам» пошел на экспорт, потому что иностранцы «мыльницу» в нем не узнали, но пришли в восторг от камеры, имеющей собственное мнение о передаче цветов и форм и самовольно создающей кислотные спецэффекты. Новый российский боевик «На игре» — того же рода байка про непростого отечественного производителя. Несколько геймеров, победивших на чемпионате по Counter Strike, получают в награду диски с игрушкой местного изготовления. При попытке запустить подарок взрываются системные блоки, а у пользователей возникает дикая мигрень.

Чуть позже у товара обнаруживаются скрытые достоинства: мигрень оказывается перезагрузкой мозгов. И теперь шесть геймеров могут использовать виртуальные навыки в реальной жизни: быстро бегать, высоко прыгать, далеко видеть и стрелять без промаха. После первых, вполне пионерских опытов — выиграть мишку в тире, защитить девушку от хама в ресторане — герои решают стать «бандосами» и крышевать местный бизнес. А потом находят себе очень серьезного работодателя с бизнесом уже геополитического масштаба. Поминаются палладиевые стержни, альтернативные источники энергии, сыворотка правды и закупка наемников в Средней Азии для переворота в неспокойной латиноамериканской стране.

Явно зловещий олигарх (Виктор Вержбицкий) парит в небе над Москвой не на какой-нибудь банальной непристойно длинной яхте, а на белом дирижабле.

«На игре» — третий фильм режиссера Павла Санаева, который, впрочем, больше известен автобиографической повестью-бестселлером о страшном безвоздушном детстве — «Похороните меня за плинтусом». Кстати, в декабре выходит экранизация «Плинтуса» от режиссера Сергея Снежкина, Санаев вначале собирался себя экранизировать сам, но потом переключился на геймеров.

«Экзистенция» по-русски вышла немного похожей на рекламу «Сникерса»
В 90-е годы отечественные кинематографисты любили говорить о том, что для расцвета им не хватает только денег на «пиф-паф», а к концу нулевых оказалось, что самое пристойное в среднестатистическом российском фильме именно «пиф-паф», пусть и малобюджетный. Потому что драться и взрывать без особых ляпов научились, но драчуны и подрывники категорически не способны говорить и вести себя как живые люди.

В «На игре» соотношение сохраняется: перестрелки геймеров с бандитами и военными наемниками выглядят вполне пристойно для боевика класса В с минусом.

Сюжет ясен не столько из-за сценарной стройности, сколько просто потому, что благодаря имеющемуся кинематографическому наследию ясно, что будет дальше. Персонажи изъясняются на вымышленном сленге («ваще пестицид») и явно мечтают, отстрелявшись, вернуться в родной и уютный мир рекламы «Сникерсов» или «Клинского». Даже в названии «На игре» есть та же рекламно-телевизионная косноязычность: оно напоминает не столько о культовой ленте «На игле», сколько о новоязе вроде «на проекте» или «на фирме».

Только-только зритель научился различать героев (беспринципный мажор, скромный студент, приличный человек, держащийся в стороне, потому что практически женат, и так далее), как на их хлипкие образы обрушиваются увесистые вопросы добра и зла. Дело в том, что рекламную стерильность персонажей «На игре» пытается приперчить моральной амбивалентностью: к отстрелу мирных жителей геймеры относятся легко и весело, подсчитывая баллы за двух убитых одним выстрелом. Изящную аморальность — «все дозволено» — отечественный кинематограф вообще, кажется, пытается сделать личной фишкой в противовес Голливуду, где среднестатистический герой боевика крушит города без явных потерь среди гражданского населения. Путаница с добром и злом была и в «Меченосце», и в совсем уж детском «Индиго». Но аморальничать изящно тоже надо уметь, а во всех вышеперечисленных примерах результат выглядит неуклюже и имеет неприятно клинический оттенок.

Дирижабль пока не испортил ни одного фильма
Но, в конечном счете, «На игре» выглядит явно куда приличнее, чем предыдущее отечественное фантастическое упражнение «Запрещенная реальность», и дотягивается до уровня уже не «что это вообще было?», а, так сказать, нормального среднего боевика.

Со славными находками: например, боевой выход с пейнтбольными маркерами — «стреляй по глазам!» — против огнестрельного оружия. Или диалог, в котором Беспринципный Мажор объясняет, что надо успеть навариться на новых талантах, потому что неизвестно сколько еще наштамповано чудо-дисков и, возможно, скоро весь мир будет сплошным Counter Strike. Зависший над мегаполисом дирижабль и вовсе беспроигрышный способ «сделать красиво» — вроде пушистого котенка или табуна лошадей в кадре. Но все перевешивает печальный факт: заплатить за фильм придется вдвое больше обычного — еще и в рассрочку.

«На игре» разделен на две части (общий бюджет — 7,5 млн долларов) и обрывается на полуслове — вторая часть выйдет в феврале 2010 года.

Позволить себе прервать кино на середине и спокойно спать полгода, зная, что публика помнит всех героев поименно, могут немногие кинематографисты (часто они носят фамилию «Тарантино»). Российский кинематограф показывал фокус с распиливанием (и без того не очень красивой) женщины пополам дважды: в «Параграфе 78» и «Обитаемом острове». Обе попытки обернулись народным гневом. И оба раза первая часть обещала больше, чем могла дать вторая.


Елена Полякова
Фото kinopoisk.ru

читайте также

  • В эфире
  • Популярное
Реклама

Опрос

Вы ходите в театр?