«Первый отряд»: битва экстрасенсов

Первое аниме о пионерах-героях и вылазках советской разведки в загробный мир

  • То, что пионеры 60 лет назад говорят на современном сленге с интонациями телевизионного дубляжа оправдано законами жанра, — но зрителя далекого от аниме все же раздражает
    То, что пионеры 60 лет назад говорят на современном сленге с интонациями телевизионного дубляжа оправдано законами жанра, — но зрителя далекого от аниме все же раздражаетВсе фотографии

На прошлой неделе на экраны вышел «Первый отряд» о пионерах-героях Великой Отечественной, первое русское аниме — точнее, российско-японская копродукция. В «Первом отряде» оккультисты Третьего рейха (о которых все вроде бы слышали) призывают на помощь духов мертвых тевтонских рыцарей, погибших в Ледовом побоище. Оккультисты из советской разведки (не столь раскрученный миф — но на нем держался, скажем, последний «Индиана Джонс») в ответ вызывают из загробного мира убитых нацистами пионеров. Проводником между миром мертвых и миром живых становится ясновидящая девочка-сирота Надя, которая после контузии теряет память, превращая сюжет в череду обрывочных флэшбэков, и бредет по заснеженной безлюдной Москве, повторяя: «Мне надо в Кремль…».

Эту восхитительную саму по себе даже в кратком пересказе постмодернистскую штуковину придумали сценаристы Михаил Шприц и Алексей Климов. В поисках универсального языка, понятного юным космополитам, — и не только в России, — Шприц и Климов добрели до японской аниме-студии «4°C». И там несколько лет втолковывали японцам, сколько полосок на березке и какой глубины грязь на дорогах Смоленщины. Результат можно оценить: рисованные красноармейцы в ватниках, русская зима, кремлевские коридоры, военная техника и московское метро выглядят правдоподобно, тревожно, завораживающе.

«Первый отряд» — редкая возможность посмотреть на нашу историю и наши мифы чужими глазами.

В титрах мультфильма стилистика советского пропагандистского плаката сплавляется с большеглазыми, скупыми на мимику персонажами аниме. Чудесные артефакты, помогающие девочке Наде в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, — самурайский меч, плюшевый мишка и пионерский галстук. Загробный мир, куда отправится Надя, чтобы завербовать мертвых пионеров, оказывается сумеречной и полуразрушенной ВДНХ с заколоченными павильонами и скрипучим остовом колеса обозрения, — окруженной пустошами до горизонта.

СССР 40-х годов в «Первом отряде» отрисован любовно, подробно и без привкуса клюквы
Создатели «Первого отряда», совсем как оккультные спецслужбы в подземных лабораториях, ставят над советской мифологией сложные опыты: помещают в новые условия, препарируют, пришивают новую голову, гальванизируют, оживляют.

Зритель постарше ткнет в бок соседа, чтобы рассказать ему, что у большеглазых мультяшек Лёни, Вали, Марата и других были реальные прототипы в советском иконостасе. Другой зритель заметит, что поворотный для истории «момент истины» — в который и схлестнутся призванные на помощь СССР и Третьим рейхом духи, — срисован со знаменитой фотографии Макса Альперта «Комбат»…

Японскую анимацию «Первый отряд» соединяет с элементами мокьюментари. Время от времени мультик прерывается и на экране в научно-популярном стиле появляются липовые историки, психологи и участники Второй мировой, подтверждающие достоверность показанного. Здесь у «Первого отряда» был предшественник — вышедшая несколько лет назад лента «Первые на Луне»: скрупулезная стилизация под архивные съемки, якобы подтверждающие что СССР послал человека в космос еще в 30-е годы. Корреспондент НГС.РЕЛАКС готова поклясться, что, выходя с премьеры «Первых на Луне», слышала ошарашенные отзывы зрителей «Надо же! А от нас скрывали!». Впрочем, для «Первого отряда» конспирология — всего лишь игрушки, и никого мистифицировать он явно не собирается.

Бюджет «Первого отряда» около 3 миллионов долларов, работа над проектом шла 5 лет, — но этого не хватило, чтобы мультфильм стал бомбой. Отдышавшись от восторгов по поводу дизайна, понимаешь, что если бы «Первый отряд» был не про Великую Отечественную, а про какую-нибудь абстрактную войну, он едва ли представлял бы особый интерес.

Ясновидящая Надя выступает перед солдатами и пытается заглянуть в их будущее — но ни у одного из зрителей будущего нет…
Сходство с черновиком или затравкой для сериала первому русскому аниме придают куцая часовая продолжительность и довольно путаный сюжет, который долго-долго раскручивается, — местами страдая от Надиной амнезии, — а затем поспешно обрывается открытым концом.

Открытый конец означает, что будет сиквел, по словам создателей — года через два. Впрочем, судьба сиквела оказалась под вопросом — после того как копия фильма утекла в интернет еще до премьеры, явно сократив кассовые сборы. И если пираты и торренты похоронят проект, будет и правда обидно. Потому что «Первый отряд» действительно оригинальная, трогательная и по-хорошему шизоидная вещь, которая понравится далеко не только любителям аниме.

Без всяких госзаказов и ура-патриотических заявлений создатели «Отряда» — русские сценаристы и японский режиссер — нашли способ перевести Великую Отечественную — чуть ли не самый главный и общий наш миф — на понятный и привлекательный язык поп-культуры.

При всем его тарантиновском нахальстве в обращении с историей «Первый отряд», кажется, не должен оскорбить чувства даже сверхщепетильных в отношении советского прошлого зрителей, везде видящих заговор с попыткой опорочить. В отличие от других реконструкций-деконструкций советского мифа, — скажем, у Пелевина, — «Первый отряд» не трогает его моральные основы. Как бы странно это ни звучало, это вполне патриотическая-героическая, «позитивная» сказка с ясным добром и злом, прямо-таки по старым образцам.


Елена Полякова
Фото kinopoisk.ru (1–4, 7, 8), radikal.ru (5–6, 9)

читайте также

  • В эфире
  • Популярное
Реклама

Опрос

Вы ходите в театр?