Свадьба фриков

Белорусские наследники «Ленинграда» устроили массовый дебош в кафе «Агарта»

  • Группа «Серебряная свадьба» на своей родине считается уже культовой, в Москве, Питере и Киеве — популярной, и даже в Польше, Германии, Франции у нее уже есть свои поклонники...
    Группа «Серебряная свадьба» на своей родине считается уже культовой, в Москве, Питере и Киеве — популярной, и даже в Польше, Германии, Франции у нее уже есть свои поклонники...Все фотографии

В конце недели в Новосибирске с двумя концертами выступил коллектив, которому пророчат лавры группы «Ленинград», — фрик-кабаре-бенд «Серебряная свадьба». 15 октября белорусский проект заставил бегать по потолку публику в музыкальном кафе «Агарта», на следующий день — в кабаре-кафе «Бродячая собака». Корреспонденты НГС.РЕЛАКС побывали в числе первых новосибирцев, кто за ужином в «Агарте» приобщился к новой волне прекрасного.

Фрик-кабаре-бенд — это новый формат выступлений. Музыкальная группа с немалой долей театрализации: костюмы, гиперактивная мимика, реквизит. Плюс «романтика парижских улиц», неизменные «гран мерси», звучащие из уст главного фрика кабаре-бенд Светланы Залеской-Бень (Бенька). Она, кстати, — режиссер-постановщик театра кукол. Отсюда и плюшевый, надетый на руку пес Баскервилей, который бьет хозяйку лапами по лицу и «мочится» брызгалкой из-под хвоста на публику, и шикарная женщина-пиявка, в чьих губах можно увязнуть, — реквизитные герои театрализованных песен «Серебряной свадьбы».

Для Белоруссии это уже тенденция — выход на музыкальную сцену актеров театра (самый известный пример — сумасшедший инди-поп от группы «Кассиопея», которую музкритики, вообще поглядывающие на Белоруссию с надеждой, называют главным открытием последнего времени).

При этом получается не «капустный» формат, а полноценное самобытное шоу, да еще и с качественным, абсурдным и самобытным звучанием, нечто среднее между «Ленинградом» и альтернативным шансоном.

В репертуаре «Серебряной свадьбы» — песни Эдит Пиаф на русском и французском, задушевный шепот «ноу аларм и ноу сюрпрайзес» («никаких тревог и сюрпризов») из репертуара группы Radiohead, песни на стихи Поля Верлена, Леонида Утесова и Бертольда Брехта, посвящения то Ремарку, то фильму «Афоня». Музыка то медленная и мелодичная, то безумная, — как по-хорошему безумен Джон Зорн. Барабанщик в очках Кота Базилио в проигрышах демонстрирует драм-н-бейс на живых барабанах, а Бенька имитирует липучками эффект старой пластинки.

...для Новосибирска же такое творчество в новинку, однако нашлись и среди наших земляков-меломанов те, кто с полным знанием дела подпевал лихим текстам женщины с прической Марлы Сингер из «Бойцовского клуба»
Тексты в основном — стебно-бабские: две песни про трусики, про красивые ноги, про грудь («Никогда у меня не будет такой груди, как у Кадышевой!»), про малобюджетную любовь. Женская доля, женский же алкоголизм, карнавальность бытия — французская, немецкая, русская.

Ей завтра будет жаль пропитых денег!
Купила бы купальник и кофейник...
Купила бы... эх, купила...
Всё до копейки пропила!
Но как она плясала на столе?!
В недорогом, но кружевном белье...
Как ей кричали: «Браво! Бис!» ребята,
Весёлые ребята из мясокомбината!


Но больше всего удовольствия публика получила от парадоксальных песен — например, истории любви двух целлофановых пакетиков («Я люблю тебя за луковую шелуху в уголке»). Больше других сердца слушателей тронула композиция «Феллини в продуктовом магазине». После первого исполнения с разных столиков тут же стали вопить «Бис!», а текст — «Сколько водки и конфет, а денег — нет» — тут же был всеми разучен и совместно-интерактивно исполнен на «бис».

Столики вообще вели себя довольно активно:
— Давно я так не оттопыривался!
— Давай, чернявая!


Самая буйная компания изъяла у Беньки бутылку рома, которую та откупорила на сцене, угостила по глотку каждого участника коллектива, приложилась сама и пошла раздавать глотки в зал. А тем временем все, по настоянию Беньки, с удовольствием качались, взявшись за руки, «как пьяные немецкие матросы». Так раскачивались и обнимались, что чуть не снесли столы, и кричали что-то на немецком.

На сцене можно было лицезреть многое: и зажигательные танцы…
— Между прочим, концерт уже скоро закончится, — возмутилась Бенька. — А вы еще до сих не станцевали разнузданных танцев на столе! Давайте уже плясать! Морально разлагаться! Радоваться жизни активнее, бросаться на шею незнакомым мужчинам и женщинам. А то мы уедем, и что вы будете вспоминать? Как сидели и ели... как дома?

И, действительно, до этих слов за всех танцевал только один человек — вокалист новосибирской ска-группы «Рви меха» Александр Петенёв.

— Я этот коллектив давно знаю, они у нас друзья «Вконтакте», и они нас даже в Томск звали на разогрев, — поделился Александр впечатлениями с корреспондентом НГС.РЕЛАКС. — У них замечательно поставленное шоу, великолепные тексты, обаятельная вокалистка. Эмоциональная отдача здесь сегодня — это что-то! Такого я просто нигде не видел. Единственное — немножечко напрягает сам формат заведения: люди сидят и кушают. Мне кажется, что под такую музыку нужно просто по потолку бегать…

После приглашения к разнузданным танцам компания у вокалиста «Рви меха» прибавилась: люди расчехлились из-под столиков и принялись дико слемить, обниматься, жестикулировать в танце, уподобляясь мимам, и плясать — прекрасная вакханалия таки состоялась.


Зинаида Кузнецова
Фото Сергея Дворского

читайте также

  • В эфире
  • Популярное
Реклама

Опрос

Вы ходите в театр?