«9»: заткнись, тряпка!

В фильме двух легендарных режиссеров на смену погибшему человечеству пришли тряпичные куклы

  • Героя № 9 в русскоязычной версии озвучивает Константин Хабенский
    Героя № 9 в русскоязычной версии озвучивает Константин ХабенскийВсе фотографии

Названия новых фильмов похожи на сны сумасшедшего математика, у которого числительные подъедают словарный запас, ― сплошь цифры. Впрочем, новый мультфильм «9» с недавним «Районом № 9» объединяет не только девятка. Оба фильма — работы молодых режиссеров, которых нужные люди заметили после блестящей короткометражки и дали шанс развить идею в большом кино. И на оба фильма зрителей заклинают пойти именем продюсера. В случае с «9» именитые продюсеры — это тандем Тим Бертон («Мертвая невеста», «Суини Тодд», «Чарли и шоколадная фабрика») и Тимур Бекмамбетов (оба «Дозора», «Особо опасен»), что само по себе неожиданно.

Ранее неизвестный режиссер «9» Шейн Эккер работал в команде, делавшей спецэффекты «Властелина колец», а параллельно снял короткометражку про тряпичных человечков (номинация на «Оскар»). Короткометражка приглянулась Бертону и Бекмамбетову, которые объединились для превращения маленького кукольного театра в блокбастер, играющий на территории Pixar ― роскошная анимация, недетский смысл.

Действие «9» разворачивается на Земле после катастрофы, уничтожившей все живое.

Говорят, когда все засыпают, игрушки оживают. Примерно по этой жутковатой логике в городских руинах в пыли на полу, рядом с усохшим трупом, оживает тряпичный человечек. Ростом с ладонь, грубо сшитый из мешковины, в которую вклепаны толстые окуляры-глаза и вшита «молния». На спине — номер 9. В попытке познать себя Девятый расстегивает «молнию» ― а внутри изнанка и механизмы. В попытке познать мир выходит в мертвый город — а там в развалинах что-то ищет огромный робот-паук. В развалинах прячутся и подобные Девятому существа: № 1 — мелкий тиран, вредный старикашка, № 2 — потрепанный философ-изобретатель, № 3 и № 4 — застенчивые проказники-близнецы и так далее.

Нам сто раз показывали в кино постапокалиптический мир, но ни разу — глазами маленького, очень маленького существа. Маленькие видят фактуру обломков цивилизации совсем по-другому: мелкие детали становятся сверхкрупными. Тряпичный человечек втыкает спичку-факел в пустую глазницу брошенной куклы, такие сломанные пупсы всегда отмечают место любой катастрофы (говорят, иногда их подкидывают репортеры). Есть завораживающей красоты момент, когда тряпичные человечки среди тумана крутят пластинку с песней из «Волшебника из страны Оз». Есть и технический юмор: когда самый глупый из набора подносит к набитой шестеренками голове магнит и улыбается ― своему измененному сознанию.

Поклонников ретро-футуризма порадует, что «9» выглядит как альтернативная история, в которой восстание машин случилось примерно в середине ХХ века
Мрачная анимация в «9» ― работа великолепного иллюстратора, который рисует безупречно и изобретательно, не создавая, впрочем, нового стиля.

Пыльно-коричневый цвет, сгущающийся в непроглядную тьму, хищные механизмы, брошенные игрушки, смесь готики и технократического блокбастера вроде бы знакомы. Но выглядят все равно очень круто. Тем, кто планирует семейный просмотр, стоит вначале оценить степень впечатлительности чад. Отдельные кадры отпечатываются на сетчатке: красноглазый паукообразный терминатор, визжащие циркулярные руки-пилы, темнота переулков разрушенного города, вероятно, пару раз приснятся очень некстати.

Проблема же «9» в том, что в этой дивной книжке с картинками подвела сама книжка — то есть история. Мы узнаем, что цивилизация погибла после восстания машин и судного дня (когда восставшие роботы догадались перетравить все живое газом). Ну, а Девятый и прочие тряпичные созданы гибнущим человечеством с определенной миссией.

Выяснение сути миссии и ее выполнение оказываются наглядным курсом «как подпортить киномагию скучной банальной историей».

Если описывать «9», пользуясь тем, что мы знаем о его продюсерах, то способность сшивать живое из неживого суровыми нитками, вкус к сумраку и изобретательность тут, конечно, бертоновские. А бекмамбетовские тут отменно зрелищный экшн в финале и сюжетная подоплека, внешне сложная и крайне путаная, но на самом деле ― довольно необязательная и бессмысленная.

Кино получилось дизайнерским — стильным внешне, но не слишком «цепляющим» по сути
Русскоязычная версия фильма сюжетно отличается от англоязычной.

«Картинка» ― одна и та же. Но в финале адаптировавший диалоги для русскоязычной версии поп-писатель Дмитрий Глуховский добавил монолог, который приумножит псевдофилософскую смуту (про переселение душ и искупление и т.д.).

Кстати, оригинальная короткометражка была вообще немой. Для тряпичных кукол и мертвой Земли безъязыкость более чем естественна. Хочется верить, что рано или поздно кто-нибудь грохнет пачки миллионов на немой блокбастер. Ведь реплики в попкорновых фильмах, построенных на «бух!» и «ух!», давно выглядят условностью, без них может быть даже веселее. Но технические возможности кино сегодня гораздо больше просто аттракциона. В конце концов, в «Космической одиссее» Кубрика многое важное происходило без слов. А лучшая половина лучшего мультфильма прошлого года — «ВАЛЛ-И» ― была сплошной пантомимой, очарование рассеялось с появлением связно говорящих персонажей. В «9» же героям, которые могут мило выражать эмоции, просто шевеля нитками на лбу, уж точно было бы лучше жевать свои опилки, чем говорить. Даже поклонники Глуховского едва ли считают диалоги его сильной стороной.


Елена Полякова
Фото kinopoisk.ru

читайте также

  • В эфире
  • Популярное
Реклама

Опрос

Вы ходите в театр?