Григорий Распутин: «Изюм» действительно закрывается»

Управляющий ночным клубом рассказал о «черных списках» гостей, зависти коллег и воровстве барменов

  • Григорий Распутин: «Изюм» в целом совпадает с тем клубом, который я бы лично открыл для себя»
    Григорий Распутин: «Изюм» в целом совпадает с тем клубом, который я бы лично открыл для себя»Все фотографии

Клуб «Изюм», открывшийся осенью прошлого года, быстро завоевал популярность и своего посетителя. Это одно из немногих новосибирских ночных заведений, позволяющее себе работать пять дней в неделю. По своему размаху, разнонаправленности вечеринок, своеобразному дизайну и особой атмосфере «Изюм» часто сравнивают с ранним «Рок-Сити». Естественно, что появившееся новое заведение породило всевозможные слухи, которые прокомментировал в интервью корреспонденту НГС.РЕЛАКС совладелец и управляющий клубом Григорий Распутин.

Ты доволен, как в эпоху кризиса чувствует себя клуб?

Мы открывались, когда кризис начинался. Я реально понимал, что будут определенные финансовые затруднения. Но в любой кризис человеку нужно где-то и как-то отдыхать, снимать стресс. А русский человек как снимает стресс? Он где-то выпил, где-то закусил, потанцевал, пар выпустил… Кризис мы, конечно, почувствовали, но, думаю, в меньшей степени, чем другие заведения.

Как нашли вот свой формат?

Я 10 лет занимаюсь клубами. Прошел, наверное, почти все знаковые заведения нашего города. В других городах приходилось бывать — в разных клубах на разных вечеринках. Я реально понимаю, на что люди обращают внимание, а на что нет. Клубной программой людей сильно не нужно загружать, но она должна быть. А вот клубы, которые создают собственные балеты, собственные шоу, — они становятся заложниками своего продукта: они не могут его часто менять, так как вложены деньги. А мы привлекаем сторонних артистов из других городов, можем дать людям что-то новое. Мы можем придумать все что угодно, хоть дрессированных крокодилов. Я помню, насколько людей потрясло, когда на Новый год мы в клуб ввели живую корову. Это был просто шок! Было очень здорово. Когда тема вечеринки вызывает эмоции, и негативные, и позитивные, — это хорошо. Кто-то сказал, что хуже всего не то, когда тебя ругают, а когда о тебе вообще не говорят.

Быть полностью довольным от сделанного, наверное, невозможно. Что не удалось воплотить?

Мы хотели усилить нашу концертную деятельность привлечением больших звезд с высокими гонорарами. Кризис подкосил вот эту составляющую нашего бизнеса. Заработать на клубном концерте сейчас практически невозможно. Это — игра на имидж. Никакие мероприятия не делают для имиджа столько, сколько делают привозы известных артистов. Были у нас планы купить очень хорошие барабанные установки, докупить концертный звук… Но пришлось ужаться.

Чувствуешь недоброжелательное отношение, зависть других клубов?

Конечно, чувствую. Но считаю, что завидовать могут только слабые люди — слабые в моральном плане. Если почитать отзывы по нашим вечеринкам, то вначале было много таких, которые пытались унизить и меня лично, и заведение. Но если вступать со всеми в спор, то ничего хорошего не будет. Я для себя решил: самое лучше в плане ответа всем завистливым — сделать успешное заведение. Пусть лучше мои гости говорят обо мне и спорят с моими завистниками.

Некоторое время назад ходили слухи, что вы собираетесь закрываться из-за высокой аренды…

«Изюм» действительно закрывается… (Смеется.) Но в понедельник и во вторник — в дни наших выходных. Все остальное время мы работаем и не собираемся убирать никакие дни, как многие клубы, которые переходят на три-четыре дня работы в неделю. Я ставлю сотрудникам задачи по привлечению большего количества людей именно в среду, четверг, воскресенье за счет создания каких-то не совсем обычных мероприятий. В частности, наша барменская вечеринка оказалась очень популярной. Мы, кстати, приглашаем барменов из других городов. Среди них есть очень уважаемые — победители всероссийских чемпионатов. Причем многие клубы за нами следят — даже, знаю, дают задания своим сотрудникам тоже делать барменские вечеринки. Конечно, такие вечеринки были и до нас, но мы привозим на одну вечеринку 4-5 иногородних барменов.

А вообще, все у нас повторяется, как и в обществе в целом. Просто мы берем самое лучшее. Например, мы реально поняли, что нужно вкладывать деньги в хорошую вентиляцию. Кто-то говорил, мол, зачем? Будет жарко, люди больше будут пить, будет больше прибыль… А мы рассчитываем на людей, которые уже пресытились такими заведениями. Мы рассчитывали на то, что они потом придут и скажут: «От меня первый раз после клуба не пахнет куревом!».

Вместе с местной звездой латино-шоу
Прокомментируй уж и другой слух, что клуб якобы построен на деньги чуть ли не Абрамовича.

(Смеется.) Могу сказать, что самих денег Абрамовича здесь действительно нет. Они не понадобились… Когда вы слышите удачный слух про ваш клуб и если хотите, чтобы люди думали именно так, — промолчите. (Смеется.) Поэтому я бы остановился на этом. А если бы я сказал, что у нас внук Аллы Пугачевой приложил руку, то, может быть, это тоже было бы правдой…

Как появился псевдоним — Григорий Распутин?

Я много сил, времени и идей отдал клубу Alpеn Grotte. И когда я представлялся своей оригинальной фамилией, то некоторые люди выискивали мой номер телефона, начинали звонить и беспокоить меня по ночам… Тогда и встал вопрос псевдонима. А имя — настоящее. Фамилия Распутин появилась как параллель с тем, что было в клубе, и псевдоним получился таким очень хлестким. Некоторые уже не верят, считают, что меня зовут именно Григорий Распутин. Но по паспорту я не Распутин.

Ты как-то упоминал, что клубы обмениваются «черными списками» неблагонадежных сотрудников и даже гостей. Можешь рассказать об этом подробнее?

Наша самая лучшая реклама — это наши сотрудники. Один нечистоплотный человек может принести клубу огромный вред. Я говорю про воровство, про обсчет клиентов и т.д. Хороший отзыв о клубе услышат максимум два человека, а плохой — минимум пять. Поэтому мы тщательно относимся к подбору персонала и контролю. За действием персонала у нас наблюдает специальная видеосистема. Мне не хочется, чтобы кто-то из гостей мне сказал, что у нас разбавленное пиво или что-то еще.

Ты увольнял кого-то?

Да. Одно из нарушений — обсчет барменом клиента. Еще если человек не может вежливо общаться с гостями — такой тоже будет уволен. Как образуются списки? У каждого директора есть свой список на своих сотрудников. И когда к нам приходит кто-то, уволившийся из другого места, мне не составляет труда позвонить директору того заведения или начальнику службы безопасности и получить всю информацию на этого человека.

А кто попадает в «черные списки» клиентов?

Среди клиентов есть такие, кто не умеет себя вести, например напиваются и начинают скандалить, дебоширить. Первый раз скандал мы можем оставить на рассмотрение охраны, но за второй-третий человек точно попадет в «черный список». Но есть клубы, которые не идут на контакт в плане обмена информацией. Их, думаю, не больше 10%.

Вы выделяетесь своеобразными тематическими вечеринками. Всегда ли удается найти взаимопонимание внутри коллектива при обсуждении идей?

Споры бывают часто. Но в спорах же появляется такой продукт, который устраивает большинство наших посетителей. Вот я знаю клубы, где решение о программе принимается единолично директором. Там программы бывают даже без генеральных репетиций — прошло и прошло. И вот самый страшный для меня довод, который говорят там: «В других клубах и такого нет!».

Что связывает Распутина с Шуфутинским и ведущей MTV Иреной Понарошку? Возможно, это — тема для нового слуха
Мы в плане опыта многое взяли из Красноярска. Там люди в клубы ходят шесть-семь дней в неделю. Я планировал делать свой клуб именно таким, чтобы деньги со входа шли только на программу. А выручку делать на баре или кухне. Чтобы в обычный день у нас выступали звезды. Но, повторюсь, наполеоновским планам не суждено было сбыться.

Необычную реакцию посетителей на ваше шоу можешь вспомнить?

У нас работало шоу трансвеститов «Нате» из Екатеринбурга. Красивое, профессиональное, театральное шоу с костюмами, гримом… Некоторые люди, когда узнали, что сейчас будет такое выступление, демонстративно кидали на стол меню и уходили. Даже не посмотрев.

Это от того, что у нас город ханжеский?

У нас город стереотипов. Самое тяжелое — ломать стереотипы, а у нас их в городе очень много. У нас нет какой-то свободы. Многие люди не могут по-другому взглянуть на происходящее. Вот живет такой человек в коконе: в семь встал, в восемь — на работу, в шесть — с работы, в семь — телевизор, в девять — спать. И так человек может жить всю жизнь. Самый простой пример: у нас хорошая кухня, и можно поужинать под концерт живой группы с хорошим звуком и светом. Но люди идут в ресторан, где и кухня может быть хуже, и программы нет. Они так привыкли. Еще стереотип, который мы ломаем: и с семи часов можно прийти в клуб и будет интересно, вкусно и качественно. Принято же считать, что туда нужно приходить к полуночи.

Что ты думаешь вообще про нашу клубную культуру, чего у нас не хватает?

Культуры… Вот неоновое шоу или шоу мыльных пузырей, которое мы делали… У нас народ не понимает, что это — шоу. Народ идет на громкие имена. Я знаю тысячи исполнителей, которые уровнем воздействия на аудиторию не хуже раскрученных звезд. Есть телепрограмма «Минута славы», где люди из Нижневартовска, Томска, Усть-Каменогорска, по меркам Москвы — из деревень, приезжают и делают такие шоу! У нас нет культуры восприятия иных качеств отдыха. Вот приехал Валерий Леонтьев, все пошли, и я пошел. Приехал Гару, все пошли, и я пошел. Мы не готовы идти на то, что не поддерживается телевидением или радио. Культура у нас навязана этими СМИ.

Что готовите на будущее?

Планов у нас громадье. Мы пока не затронули театральную жизнь — есть несколько очень интересных проектов в запасе. Планируем очень интересных диджеев на май. Будут у нас громкие музыкальные привозы. Не буду называть имена, так как есть несколько прецедентов, когда мы озвучивали имена, а их перекупали. Может, люди считают, что у нас — суперчутье, и, опередив нас, они заработают.


Илья Калинин

Фото предоставлены Григорием Распутиным

читайте также

  • В эфире
  • Популярное
Реклама

Опрос

Вы ходите в театр?