Punk TV: «Наш трек чуть не стал гимном для Nokia»

Интервью c модной группой ― русскими Chemical Brothers ― об успехе за рубежом и местечковых комплексах

  • Punk TV — это то, чего боятся противники глобализации: группа, которая выглядит, звучит и называется так, что точку происхождения установить невозможно
    Punk TV — это то, чего боятся противники глобализации: группа, которая выглядит, звучит и называется так, что точку происхождения установить невозможноВсе фотографии

Отечественный Rolling Stone пару лет назад назвал играющее электро-рок трио из Новосибирска Punk TV «лучшей российской инди-группой» по случаю выхода их второго альбома. На сегодняшний день Punk TV продолжают собирать в прессе столь же благосклонные отзывы, выглядят главным новосибирским музыкальным продуктом на экспорт и проводят на гастролях четыре месяца в году. На прошлой неделе Punk TV — уже в статусе гастролеров — представили в клубе «Изюм» свой третий альбом Loverdrive. Перед концертом корреспондент НГС.РЕЛАКС побеседовала с лидером группы Алексом Кельманом и ответственным за ударные и перкуссию Константином Никоновым.

У меня когда-то случайно завелся ваш альбом Music For the Broken Keys, я его слушала ― не без удовольствия ― и довольно нескоро с удивлением обнаружила, что это новосибирский проект. Музыкальные критики в рецензиях тоже обязательно отмечают: смотрите, группа из Сибири, но играют как британцы, без всякой местечковости…

А.К.: Ну, это вообще не совсем правильно ― делить музыку географически.

К.Н.: Мне кажется, это просто комплекс по поводу местечковости, который непонятно откуда возник. И надо с ним покончить раз и навсегда, потому что глупо думать, что вне столиц не может быть интересных групп.

Но нельзя отрицать, что в мировых масштабах такая штука, как «местечковость», все-таки существует…

А.К.: Конечно, то, что происходит вокруг — среда, вкусы, ― творит свое дело. Сложно играть индастриал в деревне и быть при этом своим парнем.

Что вам нравится из новосибирской музыки?

А.К.: Например, наши друзья ― группа FPRFproject. Или No Fuzz ― отличная новая команда. Или Project Airplane… В общем, масса хороших групп!

Справка: Проект Punk TV, играющий электро-рок, который рецензенты сравнивали то с Сhemical Brothers, то с New Order и Primal Scream, появился в 2004 году в Новосибирске и собрал бывших и настоящих участников группы Hot Zex. В 2005 году группа выпустила дебютный альбом Punk TV, в 2007 году — второй альбом Music For The Broken Keys, в марте 2009 — третий Loverdrive. Состав: Алекс Кельман (сэмплеры, клавиши, гитара), Владимир Комаров (бас, вокал), Константин Никонов (ударные, перкуссия).

Те же музкритики сравнивают вас с Chemical Brothers, New Order и прочими. К кому вы ближе всего на ваш взгляд?

А.К.: Когда нас впервые сравнили с Chemical Brothers, это было сделано исключительно для того, чтобы собрать побольше людей на наш первый концерт. И с этого момента это клише и прицепилось. Почему New Order? Возможно, просто потому, что у нашего вокалиста Володи тембр голоса похож на Берни, вокалиста New Order. Сложно сказать, на кого мы особенно похожи, — может быть, у новой канадской команды Holy Fuck есть похожие нотки.

Где записывался новый альбом Loverdrive?

Музыка против местечковых комплексов
А.К.: В Москве. Предыдущий — Music For The Broken Keys — в Риге.

А в Новосибирске нет возможности качественно записывать альбомы?

К.Н.: Качественно записывать музыку в Новосибирске, по большому счету, возможности нет. Разве что для сугубо электронных проектов… А вот качественно прописать живые инструменты условий, насколько мы знаем, нет.

А.К.: Хотя, с другой стороны, свой первый альбом Punk TV, который был совсем малобюджетным, мы записали в новосибирской студии. И это придало свое звучание, которое вредный критик, честно говоря, заметит и отругает. Но некоторые нашли его интересным, например, люди с BBC Radio 1, которые поставили трек с первого альбома в ротацию.

Расскажите, как группа из Новосибирска добилась ротаций на британском радио и переиздания альбома в США?

А.К.: Все очень просто. Мы выпустили свой первый альбом Punk TV на небольшом лейбле Alley P.M. Records в Москве. А через несколько месяцев нам перезвонил человек из Нью-Йорка ― тоже русский — Максим Назаров, у которого есть свой — тоже небольшой — лейбл AeroCCCP, и предложил контракт. На российское издание первого альбома мы вообще не подписывали контракт. Поэтому это для нас стало первым серьезным документом, над которым мы долго парились, советовались с юристами… Сейчас у нас несколько проектов с этим лейблом, там же выходит сборник Future Sounds of Russia, который переиздается и на территории России.

Были другие интересные предложения, которые по каким-то причинам не реализовались?

А.К.: Пару лет назад наш трек Day By Day чуть не стал гимном рекламной кампании Nokia. Мы обрадовались ― хороший контракт, хорошие условия. Но потом они поняли, что мы не финская группа, а им нужна была обязательно финская.

Мне всегда было интересно, ― как люди, которые сами делают музыку и зарабатывают музыкой на жизнь, относятся к пиратству, файлообменникам и прочим нелегальным способам достать музыку? И пользуются ли они им — или из принципа предпочитают честно покупать «лицензию»?

А.К.: Пиратство, файлобменники иногда помогают ― в регионах многое просто не продается. Да мы и сами качаем музыку…

К.Н.: Пиратство позволяет большему количеству людей услышать музыку — поэтому в нем есть и хорошая сторона.

Как бы вы описали звучание нового альбома?

Кое-кто из публики помнит участников Punk TV еще как группу Hot Zex
А.К.: Новый альбом гораздо более прозрачный по звуку — потому что мы используем меньше инструментов и мелодики, чем на предыдущих. За счет этого появился дополнительный драйв. Новый альбом многие из тех, кто его уже слышал, называют более хитовым, чем Music For The Broken Keys.

К.Н.: Но мы по-прежнему активно работаем с живыми гитарами. Получается, что, с одной стороны, это очень электронный альбом, а с другой — очень живой.

На новом альбоме есть трек с вокалом Шуры из «Би-2»…

А.К.: Мы позвали его просто поиграть на гитаре в этом треке, но поскольку Шура человек творческий и все подхватывает на лету, он предложил еще и спеть. Для нас это был эксперимент, потому что до этого тексты на русском у нас были под категорическим запретом.

Потому что в сочетании с музыкой русский звучит не стильно?

А.К.: Да нет… Наш вокалист Володя просто не умеет сочинять стихи на русском языке и поет на русском почему-то хуже.

Самые известные персоны, с которыми удалось познакомиться во время совместных выступлений?

Владимир Комаров (вокалист): За сценой мы встречались и общались со многими известными музыкантами ― Primal Scream, The Charlatans, Happy Mondays, Stereo MCs, Dirty Pretty Things, Howie B, Gus Gus, Rapture... Но для меня самым волнительным моментом была долгая беседа с Кевином Шилдсом из My Bloody Valentine.

Какая музыка вам кажется максимально созвучной Новосибирску — идеальным саундтреком для города? Это был бы русский рок, электроника или что-то другое?

К.Н.: Нет-нет, Новосибирск ― это абсолютно точно не русский рок. Это какие-то более прогрессивные вещи. И, наверное, в этой музыке была бы нотка какой-то тоски — но все далеко не так плохо.


Елена Полякова

Фото Евгении Брыковой

читайте также




  • В эфире
  • Популярное
Реклама

Опрос

Вы ходите в театр?