Алексей Шипелкин: «Где они берут эти голоса?»

Продюсер ночного клуба DОЖDЬ готов сделать новосибирское телевидение намного лучше

  • Алексей Шипелкин: «Мне приходится разбираться буквально во всем»
    Алексей Шипелкин: «Мне приходится разбираться буквально во всем»

Если искать живую иллюстрацию к утверждению «Талантливый человек талантлив во всем», то Алексей Шипелкин подходит здесь как никто другой. Он был ведущим на телевидении, работал диджеем на радио, занимался продвижением крупного автоцентра, владеет собственным агентством праздников и является арт-директором клуба DОЖDЬ, причем всем этим он занимается с одинаковым успехом. Это тот редкий случай, когда человек, осуществляющий организацию дорогих вечеринок для VIP-публики, не стремится создать себе имидж небожителя. С непафосным организатором пафосных тусовок пообщалась корреспондент НГС.РЕЛАКС.

Как разделены обязанности между вами — арт-директором клуба DОЖDЬ и диджеем Strober’ом?

Хороший вопрос, но сложно ответить на него. Мы работаем вместе с Сергеем (Сергей Strober. — Е.Е.) уже очень давно. Он подбирает артистов, диджеев, которые будут выступать в клубе, привозит их, на нем вся музыкальная сторона. Я продумываю антураж вечеринок, определяю, как пройдет вечер: кто встретит гостей на входе, что они увидят внутри, чем их заинтересовать, чтобы они не ушли через час.

Вы были ведущим в утренней передаче на 12 канале. Как попали «в телевизор»?

Все началось с радио. Это было радио «Ерматель», которое в дальнейшем, переросло в радио НТН, а после — в радио «Юнитон». С «Ерматель» я перешел на телевидение. Это был 12 канал, потом было МТV. Параллельно работал в дискоклубе «Юла», а чуть позже в легендарном «Баламуте».

Из этого ряда сильно выбивается работа в автосалоне Peugeot директором по PR. Сложилось впечатление, что у вас там была временная миссия.

Я занимался открытием автоцентра Peugeot. Установил контакты с прессой, кстати, она очень живо восприняла появление самого центра. Кроме того, я проводил разработку системы повышения лояльности клиентов: проводились опросы, всевозможные маркетинговые исследования. В какой-то момент стало ясно, что в дальнейшем работа сведется к тому, чтобы тупо размещать рекламные макеты в журналах, что мне стало неинтересно.

Арт-директор, ведущий, PR-менеджер… Что из этого можно назвать основным занятием?

Я не могу определить свою деятельность одним словом. Ко мне обращаются по разным поводам, и заниматься приходится самыми разными вещами: от шариков с гелием до аренды самолета для Тимати. Мне приходится разбираться буквально во всем.

И в чем ваш секрет «как справляться со всеми проблемами и решать любые вопросы»?

Помогает коммуникабельность, общительность, да и все понемногу, наверное. Я просто знаю, за какие ниточки нужно дернуть, чтобы все работало.

В биографии — сплошные смены сфер деятельности. Может так оказаться, что вам захочется вернуться на телевидение?

Я бы даже хотел вернуться.

Даже на то телевидение, какое сейчас есть в Новосибирске?

Надо же стараться сделать его лучше. Глядя на него, я вижу, что вроде оно развивается, тем не менее сдвигов нет, по большому счету все стоит на месте. Вот каким оно было в 95 году, почти таким же оно и осталось. Хорошо развивается ГТРК — у них и лица в эфире приятные, и люди там работают грамотные. Дециметровые каналы — без изменений. Что меня радует, так это кабельное телевидение. Отдельный респект TV-Сити, но где они берут эти голоса за кадром? Судя по всему, они держатся на голом энтузиазме.

Вам нравится проект «Новосибирск: Инструкция по применению»?

Проект нравится, все просто великолепно, тем более что там работает мой бывший коллега по радио — Вадим Белинский. Мне даже интересно было бы с ними подурачиться. Я вообще за любую тусовку.

Так что должно произойти, чтобы вы вернулись на телевидение?

Кому-то в голову должна прийти отличная идея: «О! Шипелкин с этим справится, и никто кроме него!».

С «Русского радио» не так давно уволились... Надоел формат?

Ситуация была такая: пришло московское руководство, которое отказалось подписать заявление на отпуск за свой счет, когда у меня на руках уже были билеты во Вьетнам. Я не мог выбросить на ветер больше ста тысяч рублей ради тех копеек, которые мне платили на радио. Мы обсудили ситуацию с Натальей Жуковой, которая, кстати, на радио больше десяти лет работает, и в итоге вдвоем положили на стол заявления об уходе.

Не пожалели?

Жалеть можно о любимом деле, которое еще и приносит нормальный доход и не приходится распыляться на что-то еще. Радио, к сожалению, не дает такой возможности.

В чем, на ваш взгляд, проблема новосибирских клубов?

У нас все клубы одинаковые. Мало клубов какой-то определенной направленности. Например, что касается клуба DОЖDЬ: мы изначально взяли одно направление — luxury вечеринки, и мы его придерживаемся. Мы сказали, что не будем играть русскую музыку, и мы ее не играем, в отличие от других заведений, считающихся модными и пафосными.

А как вам другие «модные и пафосные» заведения?

Наверное, как арт-директору, мне стоило сходить в них и оценить. Но… Я не ходил и не смотрел, когда работал в «Юле», не смотрел, когда работал в «Баламуте», и сейчас в DОЖDE придерживаюсь того же принципа. Мне хватает моего заведения, моей публики. Мы стараемся сделать в DОЖDE такую атмосферу, чтобы гости сами, проехав за ночь по нескольким клубам, сделали выбор и вернулись туда, где им комфортно, где их ценят и ждут.

Не боитесь завязнуть в себе?

Нет. Я стараюсь двигаться вперед, езжу по городам и странам, смотрю там. Общаюсь с людьми. Один Strober может такого рассказать!

Какие-то выводы из сравнений делали?

У нас очень мало клубных артистов (я говорю именно об артистах — не о диджеях). С тех пор, как я занимался «Юлой», это были примерно 97-98 годы, ничего не изменилось. Если у нас было шоу «Стрекоза», так оно до сих пор так и осталось, у них, кажется, даже номера те же. Я не говорю, что это плохо, в стабильности есть свои плюсы. Но ничего нового не появляется, растут только цены. В этом плане Красноярск намного живее, бодрее. У них какие-то свежие вещи появляются. Сейчас если я организую мероприятие, то приглашаю артистов из Красноярска, Барнаула, Кемерово, а у нас можно найти только аниматоров.

Вы упомянули о своей поездке. Почему именно Вьетнам? Почему не модная нынче Индия или популярный Египет?

Там интересно. Хотя бы потому, что направление менее популярное, чем, например, Таиланд или тот же Египет, а значит — более экзотическое. Поездка понравилась, ничего экстремального в ней не было, обычный туристический отдых: большую часть времени провели на пляже. Были в местном клубе. В час ночи там выключили музыку, включили свет и все разошлись по отелям. Я был поражен: ночной жизни в пляжном Вьетнаме нет. Еще раз удивился русским туристам: только они додумались привезти с собой магнитофон и повсюду его с собой носить. Вроде люди из Москвы приехали, а такое чувство, что — туземцы.

У вас собственное агентство праздников. В городе фирм, оказывающих такие услуги, немало. Ваше агентство чем-то отличается от остальных?

Оно отличается тем, что это делаю я. Надеюсь, мое имя имеет при этом какое-то значение, поэтому, обращаясь к нам, заказчик понимает, что получит от мероприятия высокий уровень организации.

Как на вас сказался кризис?

Благотворно. Я отдыхаю, больше сплю, хожу в тренажерный зал и бассейн. Что касается DОЖDЯ, то благодаря нашим партнерам меньше мероприятий проводиться не будет — по-прежнему привоз иностранных диджеев два-три раза в месяц. Я думаю, посетителей не станет меньше: кризис кризисом, но кроме хлеба людям нужны еще и зрелища.


Евгения Ердакова

Фото Веры Сальницкой

читайте также

  • В эфире
  • Популярное
Реклама

Опрос

Вы ходите в театр?