DJ Mos: «Нас занесли в черный список»

Популярный диджей отказался от гламурного стиля и стал делать ремиксы на Аллу Пугачеву

  • Шапка как у членов Клуба юных сурков из «Утиных историй». Mos мечтал о ней больше 10 лет
    Шапка как у членов Клуба юных сурков из «Утиных историй». Mos мечтал о ней больше 10 летВсе фотографии

Стас Аммосов, или ― как он более известен ― DJ Mos, начал играть в 2004 году. История его диджейства довольно банальна: был тусовщиком, много общался с диджеями, и в какой-то момент захотелось попробовать самому. Известность к нему пришла вместе с волной r’n’b вечеринок, которые тогда только начинали входить в моду. Со временем он стал лицом новосибирского r’n’b ― если событие планируется громкое, то без сета Mos’а, оно точно не состоится. Более харизматичного диджея в Сибири, пожалуй, не найти: выходки за гранью разумного, сумасшедшие вечеринки, руки в татуировках. Обо всем этом Стас рассказал корреспонденту НГС.РЕЛАКС в одном из тату-салонов города, где ему корректировали очередной рисунок.

Довольно странно пригласить журналиста на интервью в тату-салон. Это ― намеренный эпатаж? Ты считаешь себя эпатажным?

Нет. Эпатажный ― это тот, кто работает на публику, а я так живу. Никакого позерства, просто такой образ жизни. Я же не специально записался на татуировку, чтобы дать тебе интервью. Так получилось.

Когда появилась первая тату? И планируется ли последняя?

Первую татуировку я сделал лет в 18. Это было страшнее страшного. Сейчас у меня «рукав» на одной руке, второй ― на половину, татуировки на спине и звездочка на запястье. Юра (Юрий Сайгон. ― Е.Е.) говорит — и я полностью с ним согласен, — что татуировку нельзя закончить, ее можно только остановить. Но вот смотрю я на Трэвиса Баркера (экс-барабанщик группы Blink-182. ― Е.Е.) и думаю, что не скоро остановлюсь.

Над чем ты сейчас работаешь?

Во-первых, это совместный проект с барабанщиком Лео. Я свожу какие-то интересные песенки, а он их аранжирует. Получаются такие рок-н-рольные ремиксы на все, вплоть до Аллы Пугачевой ― и все это так приятно и вкусно сведено. Это ― один проект. Называется «WTF??», расшифровывается — «What the fuck?». Есть проект bitchlisten, который я делаю с Diggie Di. Это ― comedy hip-hop, такой стэнд-ап рэп. Пародия на рэп, сделанная рэпером, я бы так сказал. Что-то из серии, если бы Мартиросян пародировал Павла Волю.

Почему stand up?

Если б я сказал «юмористический», то это прозвучало бы по-петросяновски. А stand up современнее звучит.

На что ты делаешь ставку? Что тебе кажется самым перспективным?

Для меня сейчас самым серьезным проектом является «WTF??», а bitchlisten ― как отдушина. Bitchlisten может стать успешным коммерческим проектом, если мы будем работать шустрее. То, что мы выпустили, — пусть и не вызвало ажиотажа, но нравилось всем, кто слушал. Я думаю, что появись полноценный альбом, то мы бы ездили с гастролями.

У тебя странная история с резиденством. Ты уходил из «Рок-Сити»?

Я не уходил, меня «уходили» пару раз, но потом возвращали. Сейчас я являюсь резидентом двух клубов — новокузнецкого Marvel’a и нашего «Рок-Сити».

Ты резидент «Рок-Сити» уже несколько лет. Изменилось ли для тебя что-нибудь за это время?

В шутку DJ Mos назвал себя «самым татуированным диджеем Сибири». И пока он не собирается останавливаться на достигнутом
Два года назад «Рок-Сити» был клубом, который посещала более-менее искушенная молодежь. Те, кто не пойдет на любую вечеринку. Сейчас, к сожалению, ситуация изменилась. И поэтому молодежь, которой нужно что-то интересное, перетянули на себя другие клубы.

И куда же теперь ходит искушенная молодежь?

Мне кажется, в DОЖDЬ. Этот клуб перетянул людей, потому что там на самом деле приятно находиться. Какое-то очень недолгое время таким местом была «Нефть», когда там работал Леша Кудрявый. Но это было очень недолго.

На твой взгляд, DОЖDЬ ― лучший клуб города?

В целом ― да, это сейчас лучший клуб.

А «Рок-Сити»? Совсем все плохо?

Не знаю. Я не могу сказать, что плохо, но и сказать, что все классно, — не поворачивается язык.

Сильно ли чувствуется кризис в сфере ночных развлечений? Что происходит с клубами Новосибирска?

Все в порядке. Ты знаешь, недавно в Новокузнецке и в Красноярске мне жаловались буквально на все. Например, в Новокузнецке клуб «Винтаж» убрал из расписания три дня работы, потому что посетителей стало намного меньше. В один из самых популярных красноярских клубов приезжал диджей Слава Финист. На вечеринке было девять человек. В то время как он, хотя и в узких кругах, очень популярен. В Новосибирске пока жалоб среди клубных деятелей меньше.

Ты много гастролируешь ― значит, имеешь возможность сравнивать публику разных городов. Чем выделяется новосибирская тусовка?

Я могу точно сказать, что по Сибири самая веселая публика в Новосибирске. Куда бы ни приезжали я или Diggie Di, нас везде находят очень позитивными артистами. Как-то был батлл между диджеями красноярского клуба Charlie и «Рок-Сити». Мы были поражены, сколько они вкладывают в оформление и дизайн клуба, в программу. Просто бешеные деньги. Но при этом народ очень кислый: приходят, топчутся, выпивают пару коктейлей и уходят. Мы, приехав, поставили на уши весь Красноярск, не говоря уже о клубе Charlie. После, на форумах, даже сами красноярцы писали: «Ребята, это было нечто».

Почему тогда столько комментариев из серии «Нам до Красноярска далеко»?

Потому что хорошо там, где нас нет. Если сравнивать города Сибири по красоте, то, возможно, Красноярск выиграет у Новосибирска. Но какой-то изюминки, душевности, ему не хватает: все очень глянцевое, яркое. Я бы сравнил этот город с Пэрис Хилтон. А Новосибирск с Холли Берри ― это не просто форма и красота, это еще и «Оскар» за душой, хотя наверняка Пэрис Хилтон нравится большему количеству людей.

У тебя есть идеалы или хотя бы примеры для подражания?

«Могу точно сказать, что в Новосибирске ― самая веселая публика. Куда бы ни приезжали я или Diggie Di, нас везде находят очень позитивными артистами»
Мне нравятся все профессионалы. Мне кажется, что любой талант ― это в первую очередь работа над собой. Тот же Трэвис Баркер ― слушаешь его соло и думаешь: «Вот это ― лучший барабанщик!». Но это работа ― человек день и ночь репетировал.

Несколько лет назад ты был самым скандальным диджеем города. Со временем скандалы вокруг тебя сошли на нет. Остепенился?

Когда больше было нечем взять, приходилось брать скандалом. Но это было подсознательно, не специально: я не разрабатывал себе PR-кампанию. Просто научился мало-мальски сводить и стал о себе очень высокого мнения. Моя скандальность опиралась на раздувшуюся самооценку. Сейчас я смотрю на вещи трезво. Я могу оценить, в чем я на самом деле лучше всех, а в чем нет.

В Москву не собираешься?

Ну что мне там делать? Мне придется, грубо говоря, все здесь бросить и перейти в другую весовую категорию. Конечно, можно быть Роем Джонсом, который завоевал все пояса в одной категории, потом поднялся выше, потом еще выше и стал чемпионом в супертяжелом. Но это не бокс — в шоу-бизнесе правила другие. Можно приехать таким сериальным провинциалом и попытаться добиться всего с нуля, а можно здесь сделать готовый продукт, который будет интересен в столице. Тогда переезд в Москву будет необходимостью для того, чтобы быть ближе к качественной звукозаписи, ротациям и прочему. Как это в свое время сделали «Каста», «ЧайФ» и многие другие.

Ты вроде r’n’b-диджей… Почему иногда играешь на вечеринках вместе с рок-группами?

Я ― не r’n’b-диджей, я ― просто диджей. Мне кажется, что диджей — это тот, кто виртуозно владеет всем тем, что связано с музыкой: пластинками, дисками и прочим. Просто сводить песни можно научить обезьяну. Если разделить на проценты мои музыкальные пристрастия, то это будет 40 % рока, 40 % хип-хопа и 20 % всего остального. Мне нравится рок-н-рольный стиль жизни и энергия хип-хопа.

Что для тебя рок-н-рольный образ жизни?

Это веселье без границ. Это посещение Красноярска, где мы разбили стол стоимостью 35 000 рублей, откололи у статуи ногу, которую подарил учредителю какой-то местный артист. Это поездка в Шерегеш, когда нас занесли в черный список гостиницы. Это, в лучших традициях такого образа жизни, выброшенный из окна телевизор. Это ― татуировки, это ― мотоцикл, это ― кожаные куртки.

Но это ― внешняя сторона. Никогда не задумывался о философии рок-н-рола?

А какая философия? У рока только драйв!


Евгения Ердакова

Фото предоставлены Стасом Аммосовым

читайте также

  • В эфире
  • Популярное
Реклама

Опрос

Вы ходите в театр?