С. Миронов: «Идиоты все вокруг, что ли?»

Руководитель нового театра готов поразить, заразить и повергнуть зрителя

  • Сергей Миронов готов сделать театр, где билеты будут стоить дороже, чем аренда дорожки в боулинг
    Сергей Миронов готов сделать театр, где билеты будут стоить дороже, чем аренда дорожки в боулинг

На этой неделе было объявлено о появлении нового театра — Театра Солнца. Амбициозные планы его режиссера Сергея Миронова нацелены на создание площадки, где будут ставиться только рок-оперы и мюзиклы. Притом руководитель нового театра считает, что сможет сделать место, где люди готовы платить больше, чем в среднем стоит цена билета в обычный новосибирский театр. Корреспондент НГС.РЕЛАКС узнал о грандиозных планах руководителя Театра Солнца непосредственно из первых уст.

Справка: Сергей Миронов — режиссер-постановщик. Работал в московских театрах: Российской Армии, Театре наций, в Российской цирковой компании. Ставил самое первое шоу Валентина Юдашкина. В Новосибирске сотрудничал с театрами «Глобус», «Старый дом», «На левом берегу».

Назвать театр Театр Солнца, на мой взгляд, несколько наглое решение. Многие знают о высоком уровне знаменитого du Soleil…

А я наглый! (Улыбается.) А кто у нас знает du Soleil? Я преподаю в театральном институте… Так вот, например, артистам Театра кукол два года назад, когда они были на первом курсе, я говорил про цирк du Soleil. Там — молодые ребята, но никто не знал. Потом я им приносил видео и сажал перед телевизором, чтобы объяснить, что такое настоящий цирк.

То есть можно проводить аналогию с вашим театром?

(Смеется.) Никакой аналогии нет. Вот я к чему… Я третий год в Новосибирске, а до этого был в Москве. Так случилось, что мой соратник по ГИТИСу Саша Калмыков, худрук Росгосцирка, предложил мне поставить номера. А я цирк du Soleil уже знал. На первый номер, который я сделал, Запашный (президент компании Росгосцирк. — И.К.) мне кричал: «Это все дюсолейшина!» И вот недавно мой цирковой друг присылает SMS: «В Москве «Дю Солей» будет открывать дилеровские центры, т.е. — свои. Мне предложили собрать интересные номера. Не знаю, чем закончится, но твой номер — первый. Результат буду сообщать». Я не хвастаюсь… А вы спрашиваете — почему назвал? И поэтому тоже.

За очень короткое время у нас появилось два театра — Первый и ваш. Наверное, это много — два театра за короткий срок?

Это на самом деле — мало! В Новосибирске мало театров. В Новосибирске катастрофически мало театров! Каких не хватает? Любых. Вообще не хватает театров! Их почти нет! Это — катастрофа! Варимся в собственном соку. Театров должно быть в пять раз больше!

А почему они не появляются?

Не знаю. Но то, что это неправильно, это — точно. Последнее здание, которое построено для театра, насколько я знаю, это — «Глобус». Афанасьевский театр строят 9 лет. Это — катастрофическая ситуация!

Чиновники понимают необходимость создания новых театров?

В процессе реализации моей идеи огромную поддержку я нашел в лице Владимира Державца — председателя комитета по культуре и искусству мэрии. Он много делает для того, чтобы это реализовалось. Наталья Ярославцева, возглавившая департамент культуры Новосибирской области, узнав про мою идею, сказала: «Я все сделаю, чтобы это было!».

Что же тогда чиновники просмотрели уникального мима Кислицина (театр МиМО)?

Я не думаю, что просмотрели. Погодите. Он — замечательный, талантливый человек…

Так он в Санкт-Петербург уезжает…

Ну, потому что — свеча в попе. Потому что ему нужно и там, и там. Это — замечательно! Он найдет себя, подождите… Я ведь тоже первый раз появился в Новосибирске почти 20 лет назад, потом уехал, потом снова вернулся. Но то, что это талантливый человек, — безусловно! Я его очень люблю… А почему уехал Полунин за рубеж? Мы долго запрягаем. У нас менталитет такой. Мой отец еще говорил, что мы начинаем любить людей, когда они уже на том свете. А то, что у Кислицина все случится, я абсолютно уверен. Если ему понадобится моя помощь, всегда — да. Может, мы сделаем что-то вместе.

Как я знаю, в Театре Солнца планируется ставить рок-оперы…

Рок-оперы, фолк-оперы, мюзиклы и даже водевили. Наш театр точно не станет «одним из». Будет своя ниша, своя история.

Где будете находиться?

Это должен быть ДК «Энергия». Опять — энергия… Там 450 мест, роскошный зал! Такой — маленький венский театр. По акустике, по удобству — фантастический!

На что будет существовать театр?

На воплощение будет помощь со стороны города и области. Но мы не хотим садиться на шею бюджета и свешивать ножки. Я хочу, чтобы у меня артисты получали больше того, что платят сейчас в театрах, а это где-то между 10 000 и 15 000 руб. Но мы все заработаем сами.

А какая будет цена на билет?

Я вот смотрю рекламу парков: прокат лыж — 150 руб. в час, дорожка в боулинг в будние дни — 400–500, в выходные — в два раза больше. На час дорожка! И театр — два часа… Живой… Люди… 150, 200, 300 рублей билет? Что такое? Боулинг — дорожка 900 рублей! А пейнтбол? Еще больше! Значит, люди готовы платить за это? Значит, надо сделать так, чтобы им хотелось прийти и увидеть. Чтобы они были поражены, заражены, повержены театром! И тогда они будут готовы заплатить серьезные деньги. Я не говорю, конечно, о тысячах рублей. На бродвейские мюзиклы билет стоит 100–120 долларов. Это — дорогие билеты. Я не говорю, что наш билет должен стоить сегодня столько же, но он и не должен стоить столько, сколько сегодня стоят театральные билеты.

Считается, что публика не готова платить много: во-первых, за театр, во-вторых — за местный театр. За МХАТ 3000 рублей мы готовы заплатить, а за местных…

Только потому, что знают эти лица по телевизору. Не интересно же, что в театре происходит, интересно же увидеть Сережу Безрукова! А это не имеет отношения к искусству. Значит, надо предложить какой-то особый продукт. Вот за все эти мюзиклы в Москве, а началось все с «Метро», люди выкладывали серьезные деньги. Это стало престижным. Потому что — было классно! Поверьте, публика — не дура, люди — не идиоты, а умные и талантливые. Значит, надо предложить им то, что будет им интересно.

Я как-то студентам рассказывал: во всей классической драматургии никогда действие пьесы не развивается в спальне. Герой может выйти из спальни или уйти туда, но в спальне — нет. Сегодняшняя драматургия из спальни не вылезает. Кто кого, в какое место, сколько раз и каким способом! Это что такое? В театре эта тема главная, а на телевидении — «пукалки» сплошные, бандюки и т.д. Идиоты все вокруг, что ли?

Но ведь смотрят… И билеты покупают на подобные спектакли.

А потому что это — проще и доступнее. Интересное наблюдение сделали американцы: в период кризиса бешеными темпами возрастает продажа дешевой парфюмерии. Люди хотят праздника и красоты! Денег — нет, начинают покупать дешевое, потому что все равно хочется праздника!

Так вы-то хотите, чтоб за качественный продукт платили большие деньги.

А почему сегодня все ведущие автомобильные компании подняли цены на свои автомобили, несмотря на кризис?

Только количество людей, которые пользуются автомобилями, гораздо больше тех, кто ходит в театры.

Плохо. Значит, отучили. Театр, кино, литература — это прежде всего обращено к сердцу, к эмоциям. А если тебе все время долдонят в одно и то же место, которое находится «ниже пояса», то остальное начинает отмирать. Надо напомнить человеку, что есть еще что-то «выше пояса». Ведь когда напоминаешь это человеку, у него глаза другими становятся. Он же дышать начинает по-другому. Он начинает не только под ноги смотреть, но и вокруг может оглянуться. А потом, может, чуть выше глаза поднимет и увидит, что над ним небо, солнце, звезды…

У вас довольно наглая позиция — вы чуть ли не театральную революцию в городе задумали.

Никакой революции! Чем занимается Марк Захаров уже столько лет в театре? Чем берет? Он рассказывает истории так, как никто не рассказывает.

Но у него столько звезд…

А когда он пришел в театр, звезд не было. Театр Ленинского комсомола был третьесортным театром.

Важен и талант Захарова.

Я про что и говорю. Я хочу, чтобы наши молодые ребята, с кем я сотрудничаю, стали известны в городе, что бы им было интересно здесь…

Да у вас вообще наглость в кубе. Получается, вы так нескромно свои творческие амбиции сравниваете с талантом Захарова.

Ни в коем случае. Я говорю о том, чем стоит заниматься. Если вы понимаете, зачем это нужно, начинается сложный процесс, но вы — «дело делаете», как говорил Чехов. Каждый должен быть на своем месте и делать свое дело на полную катушку. Долбить головой в стену — и стена треснет!

Рок-оперы, мюзиклы, которые вы собираетесь ставить, — тоже серьезное заявление. Для таких постановок нужны артисты, которые не только играют, но и поют.

Согласен. В нашем городе я знаю таких артистов. Существует компания людей, которые мне интересны. Эти люди сейчас работают как в других театрах, так и находятся вне театра. У нас не будет никакой постоянной труппы. Контракт на определенный проект, роль, партию.

Другие театры, думаете, спокойно отреагируют на это? Не будут смотреть косо?

А чего мне бояться? Пускай смотрят косо или криво! Какая мне разница? Я же не буду вступать в диалог с руководителями театров, я буду разговаривать с артистами. И они должны понять: готовы ли они прийти в эту историю и на каких условиях. Я же не говорю им — уходите из театров.

С какой периодичностью у вас будут появляться новые проекты?

Два месяца — нормальный срок для одного проекта. Уже идет работа над рок-оперой Алексея Шелыгина по поэме Цветаевой «Царь-Девица». Предполагаем, премьера будет 27 марта — в День театра.

А вообще репертуар Театра Солнца каким будет?

Тут я снова наглею. (Смеется.) У нас 95% будут истории, которые никогда нигде не шли. Мы ходим по золоту, которое называется — отечественные драматургия, литература и поэзия. Но я не русофил и не русофоб. Истории про американских проституток, я имею в виду «Чикаго», сделанные нами, нашему же зрителю не интересны. Если сделаны ими — да еще это Ричард Гир, Рене Зелвегер и Кэтрин Зета Джонс, — тогда это блестяще! А вот история купринской «Ямы» — мюзикл по «Яме», может фантастически попасть! Или история Грина «Алые паруса», но не в жабо (как в фильме с Вертинской и Ливановым), а так, как написано у автора. Островский, Чехов, Писемский, Каверин… Ершов с «Коньком-горбунком»... Я думаю, что вернусь на новом витке и к этой истории. Потрясающая история Маршака «12 месяцев»! А Шварц?! «Дракон» — великая пьеса на все времена! Шварц — писатель масштаба Шекспира!

Значит ли это, что у вас не будет пьес зарубежных авторов?

Будут. Вот как-то мы начинали в Москве проект с покойной ныне поэтессой Риммой Казаковой. У нее была замечательная идея по «Гамлету», по Шекспиру… Рок-оперу, которая будет называться «Принц», мы обязательно будем делать.


Илья Калинин

читайте также

  • В эфире
  • Популярное
Реклама

Опрос

Вы ходите в театр?