К. Ощепков: «Угол раздвигания ног»

Участник фотовыставки с голыми телами рассказал о работе с моделями, жанре ню и порнографии

Более ста фотографий с обнаженными женскими и мужскими телами представлены на выставке «Магия Ню» в Новосибирском художественном музее. Фотовыставка подготовлена санкт-петербургской галереей «Арка», которая показала эти работы вначале у себя в Санкт-Петербурге, а потом повезла ее по другим городам. Среди мастеров, чьи работы представлены в музее, фотографы из Санкт-Петербурга, Москвы, Новокузнецка, Иваново и Новосибирска. Из местных фотохудожников на выставке представили свои работы Константин Ощепков, Светлана Бакушина и Эдуард Левен. Корреспондент НГС.РЕЛАКС расспросил о работе тех, кто снимает голых людей, а также жанре ню и порнографии известного фотографа Константина Ощепкова.

Начну с главного, что интересует всех, когда речь заходит о фотографе, снимающем голых женщин, — супруга есть?

Я женат, у меня два сына.

Как она к этому относится?

С пониманием. Она терпеливая и мудрая женщина. Голых женщин я снимал и до женитьбы. Она получила меня готовенького. Я ее поставил перед фактом. Поначалу она дулась, но сейчас махнула рукой: мол, делай все, что хочешь…

Люди не верят, что снимать голых женщин может нормальный мужик. У нас как обычно: стилист — значит гей, журналист — обязательно продажный, а фотограф, снимающий обнаженку, — извращенец, у которого проблемы с женщинами…

Да, на одном из форумов в интернете кто-то так и говорил: мол, у меня проблемы с женщинами. На что я отвечал: «А что у вас нет проблем с женщинами? Ни за что не поверю. Вы врете или мне, или себе». А вообще, все нормальные мужики мечтают раздеть окружающих женщин, особенно красивых. И все на меня смотрят с завистью. У меня есть приятель, который рассказывают мне о таких своих эротических приключениях, что у меня слюни текут. А потом он начинает смотреть фотографии, и я вижу, что он мне завидует…

Так, что у него текут слюни…

Да… Но почему так, я не знаю. То ли он врет про себя, то ли не считает свои приключения какими-то достаточно эстетически наполненными…

А модели тебя адекватно воспринимают на первом этапе знакомства?

Я уже давно никого не приглашаю. Они сами как-то меня находят — обычно через знакомых. Для модели — это приключение. Эротическое или какое еще — не знаю. Это, наверное, такое самоутверждение: я смогла и разделась! Разумеется, они не собираются подбивать под меня клин или спать со мной — на кой черт им нужен мужик, у которого дети уже такие по возрасту, как они сами? Моему старшему сыну — 18 лет…

Т.е. это — желание чего-то такого запретного и в той же мере безопасного?

Безусловно… Одна моя модель развивала эту теорию, что обязательно нужна безопасность. Модель, раздеваясь у меня, получает поток восхищения собой. Я постоянно говорю комплименты. Восхищаюсь ею, как я говорю, изощренным образом — с помощью фотоаппарата. Нигде и никогда в реальной жизни у нее такого не будет. Ее окружают друзья, какие-нибудь пацаны, которые двух слов связать не могут — впадают в ступор при виде этой девочки. А тут она наедине с мужчиной, который ею восхищается, снимает ее, дарит фотографии, и она радостная упархивает. Потом приходят еще, звонят, требуют: «Константин! Ты меня давно не снимал…»

А ты порно снимал? Как ты для себя решаешь, это — эротика, а вот это уже — порно?

Порно я снимал лет 10 назад. По заказу. Вообще порно снимается только по заказу. Все, что снимается для себя, — эротика. Я выработал четкое определение, что такое порнография — это произведение эротического искусства невысокого художественного уровня. Неважно, что там изображено, неважен угол раздвигания ног… Если ты высокохудожественно снимешь девушку с широко раздвинутыми ногами, то это, на мой взгляд, будет произведением искусства. Если плохо — порнография. Лет пять назад я сделал выставку «Части тела», где половина фотографий — девичьи прелести. И я считаю, что сделал произведение искусства. А порнография… Пару лет назад мне подарили сборник видеопорнографии (разных лет), так вот это — гадость и дрянь. Качество отвратительное, снято мерзко, все какие-то волосатые, грязные! Сейчас порнография уже не мерзость: все аккуратненькие, чистенькие, бритенькие. (Смеется) Возможно, порнография станет частью культуры, если уже не стала.

Поговорим о выставке. Я познакомился с ней еще в прошлом году в Питере. И уже тогда хозяйка арт-салона рассказывала, как пользуются успехом и продаются твои картины. Все, поди, разбазарили, пока выставка до нас добралась?

Проданы две картинки… Если проданы две фотографии, то можно смело говорить, что они раскупаются, как горячие пирожки. За мою жизнь было несколько фактов продаж. Каждый я воспринимал как нечто невероятное. Принято считать, что фотография — вещь простая. Говорят, не продается вдохновение, а можно рукопись продать. Здесь же платят, вероятно, за вдохновение автора.

И сколько стоит твоя фотография?

Я получил 5000 рублей за каждую. Какой процент галерея взяла себе, честно говоря, не знаю. В 2001 году у меня в Иркутске была распродана часть выставки. По 1000 рублей за картинку. Я купил тогда себе компьютерный монитор. Но это, думаю, был эффект «свадебного генерала»: человек из другого города — уже что-то такое серьезное. Был бы я из Иркутска, наверное, такого бы не было.

А сколько ты берешь, когда тебе заказывают съемку?

Есть такое модное слово — портфолио. Вот портфолио у меня стоит 10 000 рублей. Это вместе с работой стилиста. Мне все равно как снимать. Если хотите ню — нет проблем. Снимал как-то и ню по заказу. Одна бывшая танцовщица-стриптизерша для своего мужчины, которому исполнялось 43 года, сделала 43 фотографии. Снимал ее два дня, в том числе и обнаженную.

Но ты и бесплатно снимаешь обнаженку?

Мне нужно постоянно держать себя в форме, учиться, пробовать что-то новое. Все, чему я научился в студийной фотографии, произошло благодаря вот этим добровольным помощницам. Им ничего не надо, только — пофотографироваться, так сказать, побыть подопытными кроликами и получить фотографии. А я упражняюсь на них — в световых схемах, позах… Я бы, например, ни за что не согласился сниматься обнаженным в пять утра на улице. Осень — это было в сентябре, холодно, люди порой уже ходят… А девушки соглашаются!

На открытие выставки ты приехал, как говорят фотографы, с «халтурой» — привез свадьбу, которую снимал в этот день. Прямо многостаночник...

Константин Ощепков: «Все нормальные мужики мечтают раздеть окружающих женщин, особенно красивых»
А куда деваться? Открывается выставка, чуть ли не на треть моя, а я четко в это же время снимаю свадьбу. Благо они приехали пораньше, вот я им предложил посниматься еще и на выставке.

Кто на этой выставке, на твой взгляд, самый сильный фотохудожник?

(Улыбается) Про себя же нельзя говорить... Я не запоминаю фамилии. Там есть такие стилизации под Одри Хепберн и Мерлин Монро. Вот это — сильные фотографии.

Ты однажды сказал, что пользоваться фотошопом «неприлично для нормального фотографа. Попадешь под подозрение — долго отмываться будешь»…

Вот часто говорят, особенно дилетанты: «Но это же — фотошоп». Как будто фотошоп работает сам по себе, без участия автора. Я чем дальше, тем меньше пользуюсь фотошопом. Вот сейчас свадьбу обрабатываю, так вообще не пользуюсь никакими фильтрами. В фотошопе я удаляю прыщики, делаю кадрирование, может, чуть-чуть подправляю цвет. А так все стараюсь делать при съемке. Чем меньше фильтров, чем меньше вмешательства в фотографию, тем живее лица, тем осязаемей картинка. Фотошоп убивает фотографию.

У сибирского ню есть свое, скажем так, лицо? Фотокартины наших мастеров отличаются от работ тех же, например, питерцев?

По-моему, нет отличий — все перемешано. Сейчас же интернет — все друг у друга воруют идеи, подражают друг другу… Особенных открытий в обнаженке я и не припомню. Вот был Хельмут Ньютон, но он снимал, скорее всего, такой жесткий гламур. Так что никакого своего лица — снимают все подряд, кто хочет. Фотография перестала быть каким-то элитным занятием. И это очень хорошо.

Конкуренции не боишься?

Конечно, хорошо бы конкурентов всех передавить. Причем в зародыше еще, пока они не успели навредить. Но что ж делать — такие объективные условия. Приходится вертеться. А в последнее время я даже начал преподавать фотографию — готовлю своими руками конкурентов для моих конкурентов, так сказать.

У тебя есть серия работ с моделями, связанными веревками, с обнаженными девушками на улицах города… Были работы с так называемой «световой кистью»… Что-нибудь сейчас готовишь?

У меня сейчас период творческой импотенции. Вот эти выставки, конечно, приятно — тебя все хвалят, тебя все любят, делают вид, что любят… Но это ужасно напряжно, ведь дальше ты должен делать лучше. А я не знаю как. Представить не могу.


Илья Калинин
Фото Константина Ощепкова



читайте также

  • В эфире
  • Популярное
Реклама

Опрос

Вы ходите в театр?