Романтика крестьянской избы

Большой выбор водки и простая еда привлекают посетителей кафе «Ассоль» даже в кризис

  • Считается, что щи никогда не приедаются: «Родной отец надоест, а щи — никогда!»
    Считается, что щи никогда не приедаются: «Родной отец надоест, а щи — никогда!»Все фотографии

Первые упоминания о кафе «Ассоль» относятся к концу прошлого века. Тогда помещение институтской столовой переоборудовали в трактир с традиционной русской кухней и богатой водочной картой. С тех пор не раз сменялись владельцы заведения (теперешние — уже четвертые), пересматривались модные ресторанные тенденции, но кафе «Ассоль» устояло на основании из деревянного сруба — в обеденное время здесь бронируют столики, вечером привычно пьют водку, заедая свиной отбивной. Русскую кухню в деревянной избе попробовала и корреспондент НГС.РЕЛАКС.

Вход в кафе, точнее в здание Сибирского химического проектного института на Комсомольском проспекте, заставлен строительными лесами и увешен пленкой. Сразу попасть в кафе не получится — надо пройти через вахту. Вестибюль института не изменился с перестроечных времен, но запах еды, чего-то жарящегося на масле, не дает потеряться в темных коридорах — этот аромат указывает дорогу к кафе лучше любой вывески. Облупившаяся краска институтских стен ближе к кафе сменяется деревянной обивкой. Есть гардероб и умывальник, туалетные комнаты же — дальше по коридору.

По мере приближения к входу в кафе запах жареного усиливается, достигая максимальной концентрации у барной стойки: за ней кухня. Зал — средних размеров, разбит на три зоны, похож на крестьянскую избу с небелеными стенами, коптящей лучиной и бычьим пузырем вместо стекол. Но если приглядеться, можно заметить, что на темных стенах есть элементы декора: колесо под потолком, бутыли с замаринованными цветными зернами и чесноком, резьба на высоких стульях.

Жаль, что это никак не вяжется между собой — романтичное название, требующее акварельных интерьеров, и крестьянская изба, но тайна несоответствия осталась в прошлом веке.

При хорошем освещении видно, что стулья сделаны в виде прялок
Цены для кафе не маленькие: горячее в среднем стоит 200 рублей, причем гарнир нужно покупать отдельно. Бизнес-ланча на Комсомольском нет, в «Ассоль» на Челюскинцев (кафе сетевое) собираются ввести меню комплексных обедов: цены в том районе людям уже не нравятся. А в центре их еще терпят — кризис, по словам директора, на количестве посетителей почти не сказался. И на качестве тоже — в основном это взрослые люди, которым, видимо, по душе привычная сытная добротная кухня, а не карпаччо из томатов. Причем женщин, не снимающих в помещении шапок, в блузках с плечиками, плотно обедающих без водки, было больше, чем мужчин, обедающих в сопровождении крепких напитков. Видимо, последние подтягиваются к вечеру — водочная карта в «Ассоль» действительно впечатляет, ей посвящен почти целый разворот меню (цена 50 г — от 35 до 110 руб.).

Но речь не о ней, а о русской еде. Например, щи (75 руб.), историческое народное блюдо. Этимология названия (раньше писалось и произносилось как «шти») отслеживается плохо. По некоторым версиям, щи — это искаженное французское chou — капуста. Капуста в этой похлебке — действительно важнейшая составляющая, но скорее всего это просто совпадение: щи появились на Руси раньше галлов, еще в первом тысячелетии, во время контактов с Византией. Главное отличие русских щей от европейских капустных супов в том, что все вкусы сливаются в них в один, а не получается так, что капуста, например, оказывается самой главной. Для унисона суп нужно варить несколько часов и подавать лучше на следующий день, не сразу после приготовления. В кафе «Ассоль», видимо, так и происходит: щи принесли теплыми, плохо разогретыми, в большой, похожей на чугунок, фарфоровой миске.

Щи хорошие — с кусками постной говядины, тонко нарезанной капустой, помидором, их и не много — можно доесть, и не мало — больше не влезет.

Про местные раблезианские порции приходилось слышать, поэтому было решено съесть на второе не жирную отбивную, а русские народные блины с курицей и грибами (85 руб.). Блины такие же древние, как и щи, — до крещения Руси их использовали как жертвенный хлеб. Слово «блин» переделано из славянского «млин», что значит «молоть муку». Скорее всего, блины начали печь на Руси еще раньше квасного хлеба. За тысячу лет рецепт дошел до совершенства, особенно если при изготовлении использовать только натуральные продукты и делать блин тонким и кружевным. Так поступают в «Ассоль»: два залитых маслом блина прекрасные, начинка хуже — грибы странные на вкус и курица совсем не соленая. Слово «Ассоль» Александр Грин, по легенде, придумал, когда ему подали в баре пресный томатный сок, и писатель, возмутившись, крикнул бармену: «А соль?». Звук понравился, солонку подали. Здесь соль можно найти на столе, кричать не пришлось.

Вход в кафе хорошо замаскирован
Не нужно было и громко звать официантку — милая девушка все быстро приносила, быстро уносила, предлагала булочки. Хотя такое поведение — скорее исключение из правил: в меню указывается, что при неуважительном отношении к официантам заказ могут не принять. А в конфликтах, как водится, виноваты обе стороны.

Щи, блины с начинкой и чайник чая (40 руб.) обошлись в 200 рублей. Недешево, но сытно.

Наверное, такие, скажем так, грубые места — с чадом из кухни, темнотой и вечными блюдами — непотопляемы: они не зависят от моды, стиля, общих настроений. Если щи едят уже второе тысячелетие, то вряд ли перестанут и сейчас.


Ольга Семенова
Фото Евгении Брыковой



читайте также

  • В эфире
  • Популярное
Реклама

Опрос

Вы ходите в театр?