«В стриптизе знак качества — доллар»

Откровенное интервью об эротическом бизнесе с арт-директором клуба «Голодный Койот»

  • Ольга Одинцова знает об эротическом бизнесе в Новосибирске все
    Ольга Одинцова знает об эротическом бизнесе в Новосибирске всеВсе фотографии

Эротика — одна из самых эксплуатируемых тем. В искусстве, кино, литературе… Везде. Не являются исключением и различные ночные заведения, которых в городе с каждым годом становится все больше и больше. Правда, если поначалу эротические номера в клубах воспринимались как нечто необычное, то теперь стриптиз стал составляющей частью практически любой вечеринки. О стриптизе и эротическом бизнесе в Новосибирске корреспонденту НГС.РЕЛАКС рассказала арт-директор ночного театра-кабаре «Голодный Койот» Ольга Одинцова.

Справка: Ольга Одинцова — клубный промоутер. Имела непосредственное отношение к созданию ресторана «Иероглиф» и нескольких ночных клубов — Alpen Grotte, «Голодный Койот», «Джага», «Арт-Дача» и «Красная площадь». Отказалась из-за невысокого бюджета открывать стрип-клуб в Праге и не смогла из-за Олимпиады принять участие в создании подобного заведения в Пекине. В данный момент работает арт-директором ночного театра-кабаре «Голодный Койот» и готовит материал для будущей книги — откровенных заметках о новосибирском шоу-бизнесе.

Вы имели отношение к созданию разных клубов, но вернулись в «Голодный Койот». Почему?

Наверное, то, что делается здесь, мне очень близко. Последний опыт организации клуба оказался, к сожалению, не совсем удачным — формат развернули в молодежную сторону. Для «Койота» же характерна публика в возрасте от 25 лет. Она более искушенная, и шоу для них необходимы более пронзительные — с оголенными чувствами и эмоциями… Мы делаем больший уклон в сторону театра — у каждого исполнителя есть свой уникальный образ, костюмы и т.д.

Оголяются не только чувства с эмоциями, но и тела…

Я считаю, что любой танец носит эротическое начало — танго, латино, даже балет в оперном театре. Наверное, даже в русских народных танцах есть своя тема эротики. Стриптиз — тонкое искусство. К сожалению, не каждый может стать настоящим стриптизером: для этого нужны, прежде всего, внешние данные, а потом еще много составляющих. Но танцевать каждый может. Многие женщины сейчас обучаются стриптизу в специальных школах, чтобы танцевать у себя дома для любимого. В центре спален ставят шесты, да еще заказывают, чтобы они вращались.

Красивая внешность — понятно, а вот внутренний мир, интеллект для стриптизера важен?

Стриптизером может быть очень чувственный человек, с оголенными эмоциями, каким-то куражом… Вот приходят даже профессионалы из оперного театра…

Приходят к вам работать?

Да, бывает и такое. И вот техника у них безукоризненная, а какой-то проникновенности, горящего взгляда, лучезарности многим не хватает. Должна же быть какая-то изюминка! А вот интеллект не очень важен. У меня были артисты, которые особым интеллектом вроде и не обладали, но у них присутствовала целеустремленность и настойчивость. Это — главное. Если у девушки или парня нет зверского желания стать самым лучшим, самым красивым, то ничего и не получится. Есть такие — вялые, мол, я не буду репетировать, зачем мне изучать r’n’b, это же мне не пригодится…

Что вы можете сказать про индустрию стриптиза в Новосибирске?

Эта индустрия у нас достаточно мощная. Но те, кто здесь достигает высокого уровня, потом уезжают. Очень многие из тех, кто танцевал в «Голодном Койоте», уже в Москве. Стали суперзвездами. Летом приезжала наша бывшая танцовщица Эстер, ее, наверное, весь город знает, приезжала она к маме, но зашла и в «Голодный Койот». Приехала абсолютно незагорелая — с белой кожей — и без силикона! На вопрос «Почему?» ответила: «Не хочу быть такой как все!». Она безукоризненна в своей пластике и грации, от нее великолепно пахнет волнующими духами, ухоженные волосы и почти ни грамма косметики! Это образец того, какой должна быть профессиональная стриптизерша: не такая как все. Она — ведущая танцовщица в московском клубе «Эгоист». Туда вхожи все российские звезды.

В столице — иной подход к стриптизу?

Для танцовщиц «Голодного Койота» пытаются найти индивидуальный образ
Да, он там немного по-другому строится. Там нет сценических костюмов — танцовщицы в обычных, но, конечно же, нарядных платьях. Нет там и вот этих стриптизных туфель на высоких «копытах». Меньше уделяют внимания театральности. Там другой подход — танцовщица выглядит так, как будто бы случайно появилась из публики. Носят обычную по виду, но дорогую одежду и обувь. Я увидела на Эстер туфли, говорю, мол, наверное, тысячу долларов они стоят, а она: «Пять!».

Вы упомянули силикон… А вообще наличие силикона, ботокса и т.д. стриптизершам помогает?

Одна стриптизерша, это было в «Джаге», но не буду называть имени, родила ребенка и немного потеряла форму. Пыталась заниматься какими-то тренировками, а потом вдруг пришла с силиконом. На следующий день вышла замуж! Два дня поработала, и один мужчина, увидевший ее, практически сошел с ума! Конечно, силикон создает определенные пропорции. Есть у меня наблюдение: у стриптизерши фигура должна быть как знак доллара. Вот если его нарисовать… (рисует латинскую S, перечеркнутую вертикальной линией. — И.К.) Должна быть очень большая грудь и сильно отставленная попа. Вот это секси — когда округление здесь и здесь, а не как на значке евро! (Смеется.) В общем, в стриптизе знак качества — это доллар, евро — плохо.

Часто ли стриптизерши уходят замуж и бросают карьеру?

Часто. Всех привлекает красота, а если девушка еще умеет играть и может сыграть какую-то невинность, недоступность… Красивая, дорогая девушка не может быть доступной. Такая быстро выходит замуж, но я думаю, она всю жизнь потом тяготеет к тому, чтобы показывать свою красоту очень многим мужчинам. Эта девушка, конечно, может жить только с одним мужчиной, но ее все время тянет в клуб, она хочет, чтобы все видели ее красоту. Обычно же мужчины очень сильно ревнуют. И случаются трагедии…

Кто ваша публика?

Много мужчин. Командировочные из гостиниц. Их видно, они — самая благодарная публика, которая сорит деньгами. Также менеджеры среднего звена. Бывают и очень богатые клиенты. Много проводят у нас девичников и мальчишников компании, которые хотят просто оторваться. Мы даже организовываем раз в месяц такой девичник, когда в клуб приходят только девушки, которые могут позволить себе очень многое, потому что вокруг нет посторонних мужчин. Людей привлекает особая атмосфера — это для клуба очень важно. Я заметила такой парадокс — если в молодежных клубах много драк, присутствует некая агрессия, особенно когда все подопьют, то там, где есть эротика, люди более расслаблены… Любовь побеждает агрессию.

А кто идет в стриптиз?

В основном это — приезжие девушки. Многие из них — студентки. Но со временем они понимают, что век стриптизерши короткий — 3–5 лет максимум. Уже где-то в 25 надо задумываться: а что дальше? Они становятся хорошими секретарями, помощниками каких-то руководителей, некоторые начинают учить языки. Я всегда говорю девчонкам, что этот период в жизни очень короткий. Надо успеть встать на ноги, научиться ухаживать за собой, быть красивой, научиться общаться с людьми, стать воспитанной. Часто они же не очень воспитаны… А среди мужчин, которые приходят в стриптиз, в основном — спортсмены. Есть мастер спорта по лыжам, по вольной борьбе… Они продолжают очень активно заниматься спортом, акробатическими номерами, потому что внешние данные здесь очень важны. Есть, например, и чемпион мира по бодибилдингу, который профессионально занимается фитнесом, преподает в дорогих фитнес-клубах и иногда танцует стриптиз.

Что для вас интереснее — женский стриптиз или мужской? Разница в подготовке существует?

Конечно, есть какие-то приемы, которые недопустимы, например, в мужском стриптизе. Мужчина должен оставаться мужчиной — быть сильным. Никаких изысканных пальчиков, тянущихся ножек…

То есть стриптизер-гей — нонсенс?

Да, но он может работать в других — закрытых клубах. В клубе же, где есть мужской и женский стриптиз, это недопустимо. Да и его будут постоянно бить мужики.

Новогодняя тема актуальна к концу года и в стриптизе
Кто более эмоциональная публика — женщины или мужчины?

Трудно сказать. Очень часто женщины дают девушкам-танцовщицам на чай больше, чем мужчины. Эмоционально мужчины, наверное, все же более сдержаны. Но их эмоциональность выражается обычно в денежном эквиваленте. Шутят же, что самый сексуальный орган у мужчины — кошелек. Иногда тысяча может стоить дороже миллиона, потому что она — последняя. Была такая ситуация, когда муж с женой смотрели шоу, он уже отдал почти все деньги, жена даже отобрала его барсетку и вскоре они ушли одеваться. Но все равно муж вернулся, уже одетый, сунул последние деньги и уже тогда ушел окончательно. Отдать последнее — это проявление наивысшего восторга.

А что — сюда приходят даже с женами и мужьями?

Бывает. Это придает остроту семейным отношениям. Когда «Голодный Койот» открывался, мы устраивали вечеринку для наших партнеров по бизнесу. И вот один из присутствовавших на следующий день мне говорит: «Я сегодня — герой. С женой секс был 30 раз! Меня так потряс этот стриптиз! Я не пошел даже на работу!».

Понятно, что работа стриптизерши в какой-то мере опасная — идиотов хватает, а вот стриптизер-мужчина может подвергаться опасности?

Думаю, да… Дур тоже много всяких. (Смеется.) Вот буквально на прошлой неделе был случай. У нас, чтобы попасть в гримерку, надо пройти через женский туалет. Один наш танцор пошел за костюмами, и его там закрыли. Пять девушек-посетительниц минут тридцать его оттуда не выпускали. Что они с ним делали — уж не знаю. Но он пришел веселый.

А вы за моральным обликом своих танцоров следите? Есть запреты?

В клубе не должно быть никакого секса. За это жестко наказываем, вплоть до увольнения. Хотя есть приватная комната. Где гость остается с танцовщицей один на один.

А там может произойти все что угодно?

Ну что такое «все что угодно»? Скажем так, мы точно не знаем, что там происходит. Не подглядываем. Охранник, правда, рядом стоит, который следит, чтобы не было какого-то насилия и грубостей.

Танцоры стриптиза много зарабатывают?

Звезды зарабатывают очень много. Это может быть и 500 000 рублей в месяц. Правда, все же не у нас в Новосибирске. А у нас… Ну, 5000 рублей за один вечер — много или мало? Сами решайте…


Илья Калинин
Фото Евгении Брыковой (1), а также предоставлены ночным театром-кабаре «Голодный Койот»


читайте также




  • В эфире
  • Популярное
Реклама

Опрос

Вы ходите в театр?