Цинизм из двух актов

В новой постановке «Глобуса» о любви и косметике использовали минимум декораций и типаж Ренаты Литвиновой

  • Реальность Гражданской войны никуда не исчезает. Вечером Ольга и Владимир перебирают одежду, в поисках вшей, которые были объявлены «врагами революции»
    Реальность Гражданской войны никуда не исчезает. Вечером Ольга и Владимир перебирают одежду, в поисках вшей, которые были объявлены «врагами революции»Все фотографии

Главный герой новой постановки театра «Глобус» «Циники» Владимир – молодой приват-доцент (в исполнении Алексея Кучинского). Главная героиня, ее роль играет Анна Михайленко, Ольга - женщина-вамп, разговаривающая голосом Ренаты Литвиновой (героиня спектакля даже внешне чем-то похожа на эту медийную персону). Рассказ ведется от лица уже пожилого Владимира (в его роли - Евгений Калашник). В 2000 году Алексей Песегов поставил «Циников» на сцене Минусинского драматического театра. По словам Алексея, в новосибирской постановке сохранена сценография и частично музыкальное оформление, однако многие сцены были изменены специально для новосибирских актеров.

Главный герой новой постановки театра «Глобус» «Циники» Владимир — молодой приват-доцент (в исполнении Алексея Кучинского). Главная героиня (ее роль играет Анна Михайленко) Ольга — женщина-вамп, разговаривающая голосом Ренаты Литвиновой (Анна даже внешне чем-то похожа на эту медийную персону). Рассказ ведется от лица уже пожилого Владимира (в его роли — Евгений Калашник). В 2000 году Алексей Песегов поставил «Циников» на сцене Минусинского драматического театра. По словам Алексея, в новосибирской постановке сохранена сценография и частично музыкальное оформление, однако многие сцены были изменены специально для новосибирских актеров.

Революция уже произошла, пролетариат привыкает к новой роли гегемона, из губерний ползут неясные и тем более пугающие вести о голоде. Владимира волнует любовь, а Ольгу — реальная опасность того, что из города пропадет косметика. Они женятся, и на протяжении всего действия перед глазами зрителя разворачивается история их существования, несовместимого с жизнью. (Спектакль длится около трех часов и состоит из двух актов.)

Ольга — существо загадочное, хрупкое до бесплотности, при этом она разбирается в жизни намного лучше своего супруга. Она всегда знает, где тепло и где можно достать свои любимые конфеты «Пьяная вишня».

Владимир чувствителен настолько, что плачет ночами от своей любви. Его избранница, как и многие женщины, наделенные даром сводить мужчин с ума, до определенной степени равнодушна ко всему. Любит ли кого-нибудь Ольга, остается загадкой. Чего стоит хотя бы ее диалог с родным братом, отправляющимся на фронт:

Только сумасшедшие влюбленные, такие как главный герой, могли в 1918 году покупать цветы
— Пойми, Ольга, я люблю свою родину.
— Это все оттого, Гога, что ты не кончил гимназию.


Постановка сильная: это как раз тот случай, когда спектакль сложно разобрать на составные части, отслаивая музыку, костюмы, игру артистов, оформление сцены. В нем нет ничего лишнего, и если на сцене есть ружье, то можно не сомневаться, что оно выстрелит.

В спектакле Песегова декораций минимум. Нет ни одной полной картины, зрителю предоставлена возможность воссоздать по приставной лестнице и книжному шкафу кабинет, а по туалетному столику с зеркалом и кровати — спальню. Это очень разумно, учитывая то, что Мариенгоф — модернист и в подробные описания интерьера не пускался. Со сцены на протяжении всего действия не уходит только одна декорация — бутафорская железная дорога: три пути сходятся в один, который убегает в бесконечность. Режиссер в одном из интервью весьма туманно объяснил, что рельсы символизируют революционное перепутье.

Во всяком случае, корреспондент НГС.РЕЛАКС увидела в этом аллюзию «Доктора Живаго» — с его бесконечными скитаниями по железнодорожному полотну.

Музыка и костюмы подобраны в стиле времени: оперные арии, городские романсы, модные в первой четверти XX века платья без талии, удлиненные жакеты. Одежде главной героини уделили особое внимание: Ольга одета невероятно элегантно, с тем неброским шиком, который говорит больше любых слов.

«Циников» стоит посмотреть хотя бы потому, что постановка очень красивая. НЭП — это, конечно, не Чикаго, но женщины, из-за которых были готовы убивать, жили и в Советской республике
Постановщик мастерски играет со светом: софиты режут и кроят пространство, пожалуй, даже сильнее, чем декорации. Пучки света могут разделять сцену на несколько изолированных друг от друга сфер, в каждой из которых происходит что-то свое. Сцена то расширяется до размеров уличной площади, то мгновенно сужается до небольшой гостиной.

В спектакле хватает всего: и мастерской игры актеров, и качественной сценографии. Единственное, что разбавляет бочку меда, так это самое начало спектакля и его финал.

Видимо, в качестве символа вечности бытия и связи поколений показаны «современные влюбленные на прогулке» в исполнении артистов, играющих Ольгу и Владимира. Сценки эти никак не связаны с сюжетом и в целом выглядят очень надуманными — их замедленные движения, изображающие, наверное, плавные шаги, напомнили скорость передвижения ленивца из фильма «Жизни животных».

Роман «Циники» Анатолия Мариенгофа оказывался на сцене уже не раз. В 1991 году, вскоре после первой публикации произведения в России, по нему был снят довольно-таки неинтересный фильм. По мнению корреспондента НГС.РЕЛАКС, постановка в новосибирском «Глобусе» — тот редкий случай, когда инсценировка ни капли не искажает оригинала, а лишь привлекает к нему новое внимание.


Евгения Ердакова
Фото предоставлены театром «Глобус»


читайте также




  • В эфире
  • Популярное
Реклама

Опрос

Вы ходите в театр?