Драйв просроченной консервы

На концерте Deep Purple ЛДС «Сибирь» собрал рекордное количество посетителей за последние 2 года

  • Гиллан, Гловер и Морс с грохотом взорвали лед в ЛДС «Сибирь»
    Гиллан, Гловер и Морс с грохотом взорвали лед в ЛДС «Сибирь»Все фотографии

В России группа Deep Purple известна издревле. Суровое, местами лиричное молотилово, перемежающееся пафосными балладами, начиная с 1970-х годов помогало россиянам выживать в экстремальных ситуациях, давая выход агрессии в тех ситуациях, когда советская реальность казалась невыносимой. Советский инженер только в мечтах мог представить, что он окажется на концерте «дипов». И вот, произошло чудо — «дипы» стали приезжать в Новосибирск. 23 октября второй их концерт (прошлый был 4 года назад) впервые за последние несколько лет заполнил зрителями ЛДС «Сибирь» целиком. Фанаты орали и свистели, а некоторые из них шепотом повторяли слова любимых песен.

Над катком ЛДС «Сибирь» скользили призраки хоккеистов. Многоголовая толпа шевелилась. То там, то сям на катке можно было увидеть пожилых мужчин, отбивающих ногой ритм. Парочки обнимались. В глазах людей читался восторг, будто они прикоснулись к чему-то волшебному. Некоторые из фанатов тяжелого рока пришли с детьми, вжимавшимися в кресла от невыносимо громкого звука. «Дипы» отыграли большинство своих хитов: Black Night, Space Truckin', Strange Kind Of Woman и, конечно же, Smoke On The Water. Судя по реакции зрителей, драйв был нешуточный. Даже по определению плохой звук в ЛДС «Сибирь» не смог испортить им настроения.

Справка: Deep Purple — британская хард-рок-группа. Была образована в 1968 году под названием Roundabout. Считается одной из самых заметных и влиятельных в рок-музыке, одна из основателей жанра хэви-метал. Неоднократно меняла состав. В современном составе в 2000-х выпустила 2 альбома — Bananas и Rapture on the Deep. В начале 2008 года группа играла на корпоративе в «Газпроме». В Новосибирске группа впервые выступила в 2004 году. Как и сейчас, новосибирцы приняли тогда концерт на «ура».

Мнение корреспондента НГС.РЕЛАКС, по-видимому, не совпало с точкой зрения большинства: более душераздирающего зрелища за последние годы ему наблюдать не приходилось. Ян Гиллан, хоть на концерте и выглядел босоногим бодрячком, уже давно превратился в консервную банку с истекшим сроком годности. Вокал, памятный по Jesus Christ Superstar, ушел в безвозвратное прошлое. В его голосе все больше и больше стало появляться глуховатого стариковского дребезга.

Печально выглядел и Иэн Пэйс — старый и обрюзгший дедушка, под конец совсем уставший: время от времени казалось, что его вот-вот хватит инфаркт и он падет на сцену без чувств. Басист Роджер Гловер был похож на выжившего из ума гнома. Единственным лучом в этом гоблинском царстве оказался Стив Морс, превосходнейший гитарист, неизвестно зачем примкнувший к Deep Purple — его дарования в области джаза, фанка и кантри очевидно могли найти более достойное приложение.

Соло Морса было самым впечатляющим моментом концерта
В начале концерта Морс выдал барочное соло, напоминавшее баховскую «Чакону» и лютневую музыку эпохи Возрождения. К сожалению, этот эпизод оказался не очень длинным и потонул в бесконечной череде хитов Deep Purple.

Самым кошмарным в этой истории оказался титулованный клавишник Дон Эйри, время от времени выдававший могучие аккорды, особо любимые учениками начальных классов музыкальной школы. В финале Эйри решил побаловать публику Сороковой симфонией Моцарта, превратившейся в джазовую импровизацию и скатившейся в нечленораздельный шум, подхваченный другими участниками группы. Типа, мы музыканты, имеющие классическое образование, и положить хотели на классику. Лет сорок назад впечатлявший прием показался настолько напыщенным и глупым, что наворачивались слезы.

Музыка Deep Purple никогда не могла похвастаться изощренной мелодикой, зато убивала наповал своим пафосом, лишенным хоть какого-то смыслового подтекста. Deep Purple не был голосом хиппи, не обладал он и панковским желанием порвать мир на куски, не было в нем, собственно, и негритянских корней — было лишь желание профессионально возвести «тяжесть» в качестве совершенного музыкального эталона. В результате, для многих — и это было видно на концерте — центральным для всего происходящего была не музыка и не тексты, а именно тяжелый звук, каким-то образом резонировавший в их сознании и будивший воспоминания. «Музыку давай», — кричали зрители, когда Эйри или Морс затягивали со своими соло.

Нет сомнений, что большинство музыкантов Deep Purple были и остаются профессионалами, однако лишенная развития их музыка является лишь палкой-копалкой в истории рок-музыки. Именно это и произошло в Новосибирске на сей раз. Законсервированные, без малейшей склонности к экспериментаторству, ветераны лабали свой просроченный продукт.

В результате сложилось впечатление, что недавнее выступление бывшего басиста Deep Purple Глена Хьюза было событием более значимым. Тот хотя бы находится в постоянном поиске и экспериментирует с голосом и музыкальными направлениями.

Зрители кричали, свистели и топали. За последние два года ЛДС «Сибирь» такого скопления народа не видывал
Впечатление зрителей было неоднозначным. Кто-то счел выступление достойным, кто-то, не заморачиваясь об отсутствии новизны и экспериментов, радовался ожившим воспоминаниям, кто-то просто поставил галочку в списке значимых концертов.

В вагоне метро корреспондент НГС.РЕЛАКС наблюдал любопытную сценку: двое молодых людей в рэперских прикидах обсуждали концерт Deep Purple. «Дерьмо какое-то». — «Да нормально, слушай, ты на халяву живых стариканов посмотрел — радуйся». Тут в разговор вклинилась их подруга, девчонка с готической прической и кольцом в носу: «Ладно, мальчики, а песню-то мы нашу записываем?».


Владимир Иткин
Фото Сергея Тарасова


читайте также




  • В эфире
  • Популярное
Реклама

Опрос

Вы ходите в театр?