Бабло и зло

В новой книге Пелевин закатал ГИБДДшников в «лежачие полицейские» и объявил наркотикам войну

Вместе с российской реальностью книги Виктора Пелевина становятся все мрачнее и мрачнее. И даже излюбленные галлюциногены писателя больше не радуют: в своей новой книге — «Прощальных Песнях Политических Пигмеев Пиндостана» — популяризатор психоделических грибов поведал своей пастве, страшно сказать, о вреде наркотиков. Просветленный Пелевин нынче считает, что вранье, фантазмы, паранойя и прочее шапито настолько въелись в человеческий мозг, что остаться самим собой можно, лишь очистив себя от политической, идеологической и наркотической скверны.

Справка: Виктор Пелевин родился в Москве в 1962 году. Окончил Московский энергетический институт по специальности электромеханик, служил в армии, прошел курс обучения в Литинституте. Несколько лет был сотрудником журнала «Наука и религия», где готовил публикации по восточному мистицизму. Автор романов «Чапаев и Пустота», «Жизнь насекомых», «Generation П», «Священная книга оборотня», «ДПП (НН)» и др.

Первая повесть сборника рассказывает о смышленой блондинке, устроившейся в подземный развлекательный комплекс, расположенный на глубине 300 метров под Рублевкой, работать малахитовой кариатидой. Уколотая таинственным наркотиком, девушка в полной неподвижности созерцает оргии олигархов, услаждая их печальные будни дивным пением. Организаторы заведения — ФСБ и прочие силовые структуры — объясняют героине важность порученного ей задания и выливают на нее ушат параноидальной риторики а ля «Вести 24»: оказывается, таким образом она будет спасать страну от кризиса, терроризма и врагов России, а также способствовать вливанию денег олигархов в отечественную экономику.

В новом концепте социального пространства Пелевина человеку уготована лишь роль статуи с открытым ртом, ушами и другими отверстиями, в которые злые силы постоянно всовывают нечто непотребное. Жизнь этой статуи — лишь сон об экскрементах, предсказывающий смутную возможность появления денег при пробуждении.

Впрочем, не все в жизни насилуемой кариатиды беспросветно плохо. Вместе с парализующим наркотиком в ее сознание внедряется знание о корнях всякой жизни, воплощенное в гигантском богомоле (несколько лет назад Пелевин признался в любви к этому насекомому) и сияющем фейерверке вне времени и пространства. И вот, в очередной раз детально прописав кетаминовый трип-репорт, Пелевин, кажется, дает понять, что выход из коматозного состояния есть, но с подчинением социуму он несовместим. Героиня совершает последний рывок. Является ли он шагом к смерти, к освобождению или к тому и другому одновременно? Ответа на этот вопрос Пелевин не дает.

Ясно, впрочем, одно — Пелевину чужд шестидесятнический хипповский пафос. Якобы избавляющий от страданий наркотик даруется героине не добрым волшебником, а тем же ФСБшником, который устроил ее работать поющей мумией. Он также является частью программы, созданной в ненавистном автору социуме.

В онлайн-интервью Виктор Пелевин как-то признался читателям, что из насекомых он больше всего похож на богомола-агностика
Эта же тема продолжается и в других текстах сборника. Так, в финальной притче «Ассасин» молодой киллер, под воздействием гашиша бесстрашно совершающий убийства и обретающий иллюзорный рай, осознает фальшивость и безысходность идеологии и наркотиков. Причем и идеология, и наркотик вновь оказываются двумя сторонами одной монеты.

Рассказ заканчивается бегством героя, но куда он сможет убежать — опять-таки решительно непонятно. При этом сам Пелевин сводит пафосность притчи на нет, присовокупив к ней несколько карикатурных комментариев от мудреца-суфия, горе-культуролога, братка-юриста и нарколога-дебила.

Собственно, это и раздражает — глумливая вселенная Пелевина, обрастающая новыми и новыми героями, неожиданными сюжетными ходами, меткими фразочками, едкими и уже ставшими патологией инвективами в адрес Набокова (чем он не угодил Пелевину — бог весть), в своей сердцевине какая-то катастрофически непрочная, необязательная и суесловная.

Ну да, смешно читать, как по наущению колдуна Дугина ГИБДДшников закатывают в «лежачие полицейские» (рассказ «Некромент»), забавно читать про отважного баблонавта (рассказ «Пространство Фридмана»). Как всегда, читать смешно и приятно. Однако по прочтении возникает отчетливое ощущение, что время потрачено зря. О том, что мы белки в колесе Сансары, известно и без Пелевина. Если же говорить о комичности происходящего в нашей стране, то окружающее и без того дает повод для непрекращающегося смеха. Достаточно открыть глаза.


Владимир Иткин
Фото ozon.ru, pelevin.ru


читайте также




  • В эфире
  • Популярное
Реклама

Опрос

Вы ходите в театр?