Сергей Лукьяненко: «Начинаю писать, не зная сюжета»

Интервью с известным российским фантастом о третьей экранизации «Дозоров», деньгах и рекламе в книгах

В составе «Литературного экспресса», поезда с современными писателями и поэтами, Новосибирск посетил фантаст Сергей Лукьяненко, по книгам которого были сняты популярные фильмы «Дневной дозор» и «Ночной дозор». Автограф-сессии и встречи с читателями проходили сразу в двух книжных магазинах — «Плинии Старшем» и «Лас-Книгасе». Но поток желающих получить автограф был настолько большим, что писатель не успевал расписаться всем за полчаса. О том, над чем работает Сергей Лукьяненко и какие книги готовятся к экранизации, узнавала корреспондент НГС.РЕЛАКС.

Справка: Сергей Васильевич Лукьяненко (родился 11 апреля 1968 в г. Каратау Казахской ССР) — популярный российский писатель-фантаст. Окончил Алма-Атинский государственный медицинский институт по специальности врач-психиатр. Литературное творчество начал примерно в 1986 г. Первый фантастический рассказ «Нарушение» был опубликован в журнале «Заря» (Алма-Ата, 1987). Лауреат премий «Аэлита» (1999), «Звездный мост» (с 1999 по 2004 гг.), «Платиновый Тарлан» (2005). Ведет блог в «Живом журнале» под именем dr_piliulkin.

Раньше фантастика выполняла социальные функции, когда автор в завуалированной форме мог высказать свое мнение о социальном устройстве. Сейчас фантастика зачастую выполняет развлекательные функции. Как вы видите роль фантастики в современной литературе?

Раньше социальной фантастики было больше, но и сейчас она никуда не исчезла. Возможно, она не продается большими тиражами, но найти такие книги можно. На их страницах авторы критикуют как реальные, так и выдуманные политические системы. В Германии у меня однажды спросили, не подвергаюсь ли я политическим гонениям за свои свободолюбивые книги — они приняли «Танцы на снегу» за диссидентскую книгу.

Как рождаются ваши миры — от общего к мелочам? Планируете ли вы продолжать какие-то из уже написанных книг?

Мои миры рождаются из мелочей. Я начинаю писать, не зная сюжета и деталей, имея только общую мысль и направление: беру деталь и раскручиваю, она начинает обрастать, так и рождается мир. Я часто не укладываюсь в один том, поэтому у меня достаточно много дилогий. Писать одну толстую книжку мне становится лень, хочется сделать перерыв. В «Дозорах» есть основа для продолжения, и я хочу написать пятую, финальную книгу. Возможно, будет продолжение и в «Линии грез» и «Императоре иллюзий».

Была информация, что начинает сниматься фильм по книге «Рыцари сорока островов». На какой стадии находятся съемки и будут ли еще какие-то экранизации?

В какой-то момент у меня были куплены права на экранизацию практически всех книг, но на определенный срок, поскольку я четко понимал, что большинство кинокомпаний просто тянутся за Первым каналом и не имеют представления, что с этими правами потом делать. Пять лет назад одна киноферма захотела снять фильм по «Спектру», я им ответил, что это будет слишком сложно и дорого технически, и посоветовал «Осенние визиты». В итоге они взяли оба произведения, но за пять лет так ничего и не сняли, а сейчас права ко мне вернулись.

Главных героев фантаст создает на основе своего характера, остальных заимствует из жизни
Один украинский бизнесмен захотел увидеть фильм по своей любимой книге и купил у меня права, поэтому сейчас планируется съемка фильма по роману «Рыцари сорока островов», Марина и Сергей Дяченко написали близкий к книге сценарий. Первый канал собирается снимать «Лабиринт отражений». Проект достаточно давний, «Лабиринт» планировали делать практически одновременно с «Ночным дозором», была сформирована команда во главе с режиссером Михаилом Хлебородовым и с Гошей Куценко в главной роли. По задумке в фильме должна была играть музыка группы Kraftwerk, а в некоторых эпизодических ролях сниматься западные актеры первой величины. Но в последний момент проект не стартовал, потому что продюсерам не понравился итоговый вариант сценария. В результате Михаил снял «Параграф 78», но сейчас работа над этим проектом возобновилась. Кроме того, я работаю над сценарием к трехмерному мультипликационному фильму «Мальчик и тьма».

А что касается экранизации «Сумеречного дозора»?

Там сложная ситуация: согласно договору со студией 20th Century Fox два фильма должны были делать в России, а третий — совместно с американцами, где я был бы сценаристом, а Тимур Бекмамбетов режиссером. Но пока это тянется и может продлиться сколь угодно долго, американцы большие мастера по составлению хитрых юридических контрактов.

Над чем вы сейчас работаете? Есть ли желание написать что-то серьезное, возможно не для широкой аудитории, вроде «Спектра» или «Осенних визитов»?

Я пишу роман «Недотепа», две части я выкладывал в «Живом журнале» и до конца года сдам в издательство полностью. Это история молодого паренька, который живет в сказочном средневековом королевстве: его предательски лишают трона, и он становится учеником волшебника. Чтобы написать вещи в духе «Спектра», требуется время. Книги такого рода пишутся примерно с интервалом в лет пять.

Как вы придумываете характеры для своих персонажей?

Для главных героев обычно берутся собственные черты в небольших количествах, на основе которых выращивается новый человек. Это то, каким я мог бы быть в других обстоятельствах и в другом мире. Другие персонажи или списаны с реальных прототипов, или заимствуют только часть характеров знакомых.

Фильмы по «Дозорам» наверняка способствовали продажам ваших книг — насколько они выросли? И сколько вам нужно писать в год, чтобы поддерживать свое благосостояние на прежнем уровне?

Желающие получить автограф не помещались на один этаж
До выхода фильмов у меня выпускалось около полумиллиона книг в год, после экранизации эта цифра выросла в пять раз — до двух с половиной миллионов, затем стала полтора и стабилизировалась на миллионе. Честно говоря, у меня нет острой необходимости постоянно что-то писать. Мои книги переводятся и продаются за рубежом, где стоят намного дороже — около 10–20 евро. Поэтому я прекрасно могу жить на гонорары зарубежных изданий и переизданий в России. Просто мне нравится писать, потому что это интересное занятие.

Что вы думаете о рекламе в книгах и как относитесь к тому, что вашу книгу «Конкурент» называют рекламой игрушки «Старквейк»?

Один из видов проникновения бизнеса в книжное дело — так называемый продакт-плейсмент, или упоминание реально существующих брендов на страницах произведений. Когда у меня спрашивали, почему мой герой пьет такую марку кофе, и хитро улыбались, я раздражался, потому что должен же герой что-то пить и ездить на какой-то неабстрактной машине. Хотя никто мне за это не платил, ситуация меня злила. Поэтому, когда мне предложили написать книгу, которая будет рекламировать реально существующую игру, я согласился и не стесняюсь, что это проект подобного рода.

Как вы относитесь к нематериальным книгам — электронным и аудиокнигам?

Когда это продажа и автор получает отчисления, хорошо отношусь. Мне больше нравятся бумажные книги, но кто-то их не читает. На этот счет я встречал разные мотивировки — денег жалко, берегу деревья и экологию, негде хранить книги, так как все полки заполнены. Авторы обычно люди небогатые, они долго и трудно пишут книги, поэтому пиратство — воровство их законных денег. Думаю, что когда-нибудь в книжных магазинах будут стоять автоматы по продаже электронных книг, позволяющие скачать себе на КПК все что душе угодно.


Елена Сафронова
Фото автора


читайте также




  • В эфире
  • Популярное
Реклама

Опрос

Вы ходите в театр?