«Mamma Mia!»: моя большая шведская семья

Собравший бешеную кассу в мире киномюзикл на песни ABBA вогнал корреспондента НГС.РЕЛАКС в краску

  • Свадьба в сюжете — возможность сочетать сентиментально-душещипательные сцены с гротескным бешеным разгулом
    Свадьба в сюжете — возможность сочетать сентиментально-душещипательные сцены с гротескным бешеным разгуломВсе фотографии

На этой неделе на экраны выходит музыкальная свадебная комедия, в которой все (а это и Мэрил Стрип, и Пирс Броснан) поют песни ABBA, скачут, падают, задрав ноги, и ползают на четвереньках. «Mamma Mia!» — киноадаптация одноименного мюзикла, который был впервые поставлен в Лондоне в 1999 году, шел на Бродвее, путешествовал по миру — и все это с неизменным успехом. Успех оригинала повторил и фильм (в Штатах он вышел еще летом). Правда, «Mamma Mia!» получил неоднозначные отзывы от критиков на родине, но зрители утешили его копеечкой. «Mamma Mia!» находится на шестом месте в рейтинге самых кассовых в США фильмов этого года — лента собрала больше денег, чем стоящий в рейтинге на ступеньку ниже «Секс в большом городе», с которым у «Mamma Mia!» есть определенное сходство по духу.

Донна (Мэрил Стрип) — хозяйка гостиницы на греческом острове, одетая в джинсовый комбинезон и вооруженная дрелью (способность пользоваться этим жутким инструментом сигнализирует о полной женской независимости и самодостаточности), готовит свадьбу своей дочери Софи. Софи играет Аманда Сейфрид, до этого в громких ролях в кино не замеченная, зато игравшая в сериале «Вероника Марс» тамошнюю Лору Палмер — погибшую при загадочных обстоятельствах еще до первой серии школьную femme fatale. О том, что молодость Донны была бурной, свидетельствует не только неизвестный папа Софи, но и размытые временные границы. Судя по тому, что Донна, водрузившись на платформы и нарядившись в перья, пела в диско-группе, ее молодость пришлась на 1970-е. Судя по разговорам о детях цветов — на 1960-е. А, может быть, и вовсе на 1980-е. Ну, как говорится, те, кому было действительно весело в 1960-е, ничего о них не помнят.

В любом случае, дочка перед свадьбой испытывает кризис самоидентификации, хочет узнать отца и, найдя дневник Донны, в котором фигурируют некие Билл, Сэм и Гарри, отправляет три письма на деревню дедушке — и на островную свадьбу без тени сомнения мчатся все трое.

Мама не предупреждена и совершенно не готова к такому массовому выходу скелетов из шкафа. В ролях трех анекдотических скелетов в истлевших джинсах клеш — экс-Бонд Пирс Броснан, Колин Ферт (телесериал «Гордость и предубеждение», «Дневник Бриджит Джонс») и Стеллан Скарсгард («Призраки Гойи», «Рассекая волны»). Так завязывается комедия с необязательным сюжетом, призванным скрепить почти два десятка песен ABBA в исполнении героев (в том числе — Money, Money, Money, Dancing Queen; Super Trouper; The Winner Takes It All и, конечно, Mamma mia!). Песни идут с субтитрами. Субтитры примерно такие: «Посмотрите, какое зрелище. Королева танца. Давайте все к ней».

Хореография преднамеренно и радикально реалистичная — персонажи танцуют именно так, как в реальной жизни пляшут дяденьки и тетеньки на корпоративе.

Главные плюсы «Mamma Mia!» — песни ABBA и терапевтический эффект: фильм учит не ныть по поводу возраста и статуса одинокой мамы
Вокальные номера сделаны столь же реалистично — с энтузиазмом и грубостью пения в караоке-баре. Здесь не стесняются запеть дурным голосом — особенно не стесняется Пирс Броснан. Здесь делают ставку не на условность мюзикла, где люди буквально летают и вокалом, и телом, а на живой, шероховатый драйв.

Судя по количеству восхищенных отзывов о «Mamma Mia!», он способен, попав в нужное настроение, зарядить эйфорией: яркая картинка, невиданно расшалившиеся именитые актеры — и, наконец, песни ABBA! Но корреспонденту НГС.РЕЛАКС получить удовольствие помешали несколько моментов. Во-первых, раздражение от совсем уж утрированно глупого сюжета (ясно, что мюзикл не самый интеллектуальный жанр, но зачем же делать ему лоботомию?).

Во-вторых, мучает навязчивое чувство неловкости и смущения, которое бывает, когда застаешь солиднейших взрослых людей (представьте, например, преподавателей или родителей), которые голосят под караоке и непристойно пляшут, приставив к ширинке какие-то овощи со стола.

Каждый раз, когда персонажи запевают, это почему-то оказывается неожиданным, и смущение испытываешь снова и снова. То, что Мэрил Стрип хотя и прибегает к комической утрированности, но все-таки делает героиню убедительной и живой, это смущение только усугубляет (все взаправду!).

Кроме Мэрил на первом плане фильма поют и пляшут ее подруги. Одна из них (в исполнении Кристин Барански) — гротескная жертва моды и пластической хирургии, преследуемая похотливым негром-барменом. Вторая (Джули Уолтерс) — куда более живая и настоящая, чуть мужеподобная, робеющая тетенька в очках. Мужская троица яркими чертами не наделена — это женское кино, идеально описываемое прозвучавшей в фильме фразой «Дамы и отсутствующие здесь господа!». Жених Софи и вовсе статист.

А Греция как место действия — возможность подразнить зрителей картинками далекого лета. Но бывают и более греческие Греции, чем в «Mamma Mia!»
А еще — создатели фильма ухитрились основательно притушить и превратить в условность греческую экзотику (что, в общем-то, удавалось немногим), сведя ее, в конечном счете, к прилизанному фону с морем и нескольким неинтересным аборигенам, пародирующим античный хор.

И, наконец, если бы не было известно, что и создатели фильма — дамы (режиссер и сценаристка «Mamma Mia!» — Филлида Ллойд и Кэтрин Джонсон, которые работали и над оригинальным мюзиклом), можно было бы подумать, что приправить фильм (особенно эпизоды с Софи и ее подругами) такой порцией, простите, неестественного визгливого бабства мог только отъявленный женоненавистник.

В общем, если вы чувствуете себя неловко на бурных свадьбах с тамадой (дело личного вкуса и ничего более) — «Mamma Mia!» вам противопоказана.


Елена Полякова
Фото kinopoisk.ru


читайте также

  • В эфире
  • Популярное
Реклама

Опрос

Вы ходите в театр?