«Мы любим поциничить»

На радиостанции DFM, где звучит танцевальная музыка, появились утренние диверсанты

На дэнс-радио DFM (FM 103.9) появилось утреннее шоу «Диверсия» с двумя новыми ди-джеями — Филом и Холодовым. Правда, они уже знакомы слушателям по новосибирскому радиоэфиру — Фил работал последнее время с Яной Невской на «Максимуме» (до закрытия станции), а Евгений Холодов какой-то период был одним из ведущих «Радио Сибири». Выяснить, отразилась ли столь резкая смена формата на их внутреннем самочувствии, корреспондент НГС.РЕЛАКС отправился в студию DFM.

Справка: Фил начинал работать на радиостанции «Новосибирск». Пробовал себя как журналист. Потом — участие в проекте «Академия DJ’s» и работа на радио «Старт». После — Maximum, где Фил был корреспондентом и ведущим утреннего шоу в паре с Яной Невской.
Евгений Холодов проработал 6 лет на «Радио Сибири». После уехал в Москву, где работал как на радио, так и на телевидении. В Новосибирск вернулся по семейным обстоятельствам.


Как вы себя здесь чувствуете? Все же формат DFM совершенно иной, нежели на радиостанциях, где вы работали раньше.

Фил: Радио тем и хорошо, что можно попробовать себя в разных ипостасях. Когда я работал на «Максимуме», многие знали о моей деятельности в ночных клубах, но мне было интересно себя попробовать в каком-то роковом формате. DFM для меня покомфортней, здесь я как рыба в воде: и музыка своя, и темп, и люди, которые слушают, — те же самые, каких я вижу в клубах. По сути, это — станция, которая является продолжением моей деятельности вне радио.
Холодов: У меня же вся жизнь наоборот, и с радио все наоборот получилось. Как правило, ведущие сначала работают на молодежных станциях, а потом со временем уходят в более взрослый формат, а у меня — все по-другому. Сначала я поработал около шести лет на станции с аудиторией…
Ф.: Для бабусек. (Смеется.)
Х.: Ну, не для бабусек, а для взрослой и самодостаточной аудитории. А сейчас я резко перешел на молодежную станцию в формате Hot Hits. Не скажу, что мне было просто себя переделать, не буду врать, но козырь мой, наверное, в том, что возраст у меня такой же, как и в среднем у слушателей DFM. Общий язык найти удалось, тем более что музыка, которая звучит здесь, мне всегда нравилась.

То есть в плане формата никакого дискомфорта нет?

Х.: Абсолютно.
Ф.: Мы сами поем, танцуем… Мне очень нравится слоган «Танцуешь в клубе, слушаешь на DFM». Клубы стали модным времяпрепровождением, и музыка, которая играет на DFM, соответственно такая же, как и в ночных клубах. Это нас устраивает, мы танцуем и поем песню «Все будет офигенно!».

Я редко слушаю радио. Новости узнаю из интернета или ТВ, музыка на дисках… Но у меня ранее сложилось мнение, что DFM, тогда еще «Динамит», — это радио для любителей спортивного стиля одежды и магниевой диеты — семечек…

Х.: Ага, семок и «Жигулевского»… (Смеется.)
Ф.: Со временем все изменилось — DFM стал настоящим дэнс-радио. Люди, которые слушают DFM, ходят в ночные клубы, стильно одеваются… Такое стильное оформление и у нас во всем: ведущие перестали экать и тыкать — говорить на языке семечно-культурных. И мы с Холодовым стараемся следовать этому — быть модными и стильными. (Смеется.) Музыка изменилась, если раньше это был агрессивный попс, то сейчас это Ян Керри, Кэти Пэрри, та же Риана со своим новых хитом — ребята, которые в Европе очень популярны на дэнс-сценах. Все это в Европе и Америке — в Top-5. Все это звучит у нас и говорит, соответственно, об уровне.

Аудитория тоже изменилась?

Фил известен многим клабберам как MC Feel, работающий в ночных клубах города
Х.: Появилось много думающей молодежи. Говорят, что ее нет, что молодежь ничего, кроме тех же посиделок в подворотне и бесцельного хождения по улицам, не интересует. На самом деле это не так. Молодежь, та, что слушает DFM, — очень динамичная, думающая… С ними очень интересно, и самое главное — есть о чем поговорить.
Ф.: Когда начался новый сезон и мы стали работать в паре, слушатель немного изменился — в пользу женской аудитории.
Х.: Ну, это естественно! (Смеется.)

Что с вашим приходом поменялось в самом утреннем шоу?

Ф.: Оно сейчас больше рассчитано на новую аудиторию — ту, которая любит тусить, развлекаться, танцевать. Шоу строится на рубриках, которые, так или иначе, рассказывают о клубном движении. Есть рубрика, в которой мы связываемся с разными городами, интересуемся, чем они живут, куда ходят. Общаемся с ди-джеями, арт-директорами… И соответственно жители Новосибирска могут узнать, что происходит, например, в Казани… Есть рубрика «Золото party», в которой мы рассказываем о клубных деятелях города, о тех, кто здесь ставит клубную культуру на ноги.
Х.: Есть «Dance-коктейль». Каждое утро Фил миксует самую модную музыку, делает из нескольких треков один. В рубрике Classic-room мы замиксовываем хиты прошлых лет — такой экскурс в прошлое, как начиналось танцевальное движение в нашей стране.
Ф.: В Cinema MC — придумываем хип-хоп из киносюжетов. Зашифровываем фильмы и читаем вживую в стиле хип-хоп. Мы уже поднаторели, стали почти хип-хоп маньяками… Есть трогательная вещь Touch me.
Х.: Мы каждое утро с Филом что-то трогаем и щупаем…
Ф.: Да, Холодов приносит какой-то предмет, мы его трогаем, описываем, а слушатели должны угадать, что это.
Х.: Описываем предмет, свои ощущения, как это можно использовать. Твердое, мягкое, волосатое или лысое…
Ф.: В общем, все поменялось полностью — оформление, название… И теперь мы — диверсанты!

Вы чувствуете сейчас свою уникальность? Ведь в местном радиоэфире вы — единственная пара, где оба ведущих однополые!

Ф.: Если б мы были первыми однополыми… Это классика эфира, по сути. В очередной раз убеждаешься, что двое мужчин в шоу — это хорошо.
Х.: Не то чтобы хорошо, это — просто по-другому. У нас был опыт работы в эфире с девушками, там строилось все на спорах. Женская и мужская точки зрения в большинстве вопросов обычно не совпадают. И мы друг другу что-то доказывали. Сейчас все строится не на спорах, а на обсуждении каких-то проблем или новостей.
Ф.: Сидят два мужика, женщины пишут: «Хочу секса», а мы такие — ну хоти! (Смеются.) Звони… У нас много пересечений во взглядах, мнениях…
Х.: А еще говорят, что Фил добрый, а я — злой. Почему — не знаю.
Ф.: Ну, это смотря в каких ситуациях. Иногда Холодов мечтает дать женщинам добра и любви, а я: «Бери белье, поехали… кататься». Такой более циничный. (Смеется.) Мы любим поциничить.

В вашей паре есть ведомый и ведущий? Кто начинает, а кто подхватывает?

Ф.: У нас — пинг-понг. Я скажу — Холодов отреагирует. Или он что-то начнет говорить, скатываться в любимую чулочно-носочную тему, — я его подколю. Вот с той же Невской такая вещь — ведомый-ведущий — были, а тут…
Х.: У нас концепция шоу так и строится — два друга, которые живут ночной жизнью и в теме всех молодежных течений и событий, но мы смотрим на эти вещи немного с разных углов, с разных точек зрения.

А в чем у вас, например, точки зрения не совпадают?

Ф.: Холодов иногда смущается напрямую флиртовать. Я попроще себя чувствую — могу сказать леди каких-то нежных слов в эфире.
Х.: Я — человек дела! Я — не говорю! (Смеется.)
Ф.: Он — галантный такой, джентльмен, англичанин. А я — «Хочешь секса? Давай!». У меня более агрессивный, в хорошем смысле этого слова, подход.

Евгений Холодов вернулся в Новосибирск из Москвы, поработав там немного и на радио, и на ТВ
Различие только в подходе к женщинам?

Ф.: Не только. В музыке…
Х.: Мне нравится более агрессивная музыка.
Ф.: А я люблю мелодичную — диско, диско-панк такой. Мы такие — он посерьезней, а у меня подход такой раз… разгильдяйский. А еще Холодов таскает на студию каждое утро вкусные бутерброды. Так по-отцовски — на меня берет и себе. Ну, может, берет два себе… (Смеется.)

Вас в принципе можно назвать экспертами клубного движения. Что скажете про ситуацию с ночными заведениями в Новосибирске? У нас много говорят про отсутствие и качества и количества в этом плане.

Х.: По поводу количества скажу — у нас в городе около 1,5 млн человек, и открыто порядка 70 ночных заведений. Так что с количеством — нормально, а вот с качеством — да…
Ф.: Можно сравнить клубы с телевидением. Вот в городе нет такого канала, который смотрели бы все. Так и клубы — нет новосибирских клубов. Есть виды на клубы. Приходит какой-то дядечка с деньгами и говорит: «Я хочу открыть клуб как в Москве». Открывается клуб как в Москве. Или — «Я хочу открыть клуб для богатых людей». Открывается клуб для богатых людей. По сути мы остаемся в такой ситуации, когда клубов много, но для тебя ничего нет: все для богатых, для VIP, для каких-то гомосексуалистов… Еще такая вещь — клубная тусовка тусит везде. Люди передвигаются по клубам всю ночь. Куда бы ты ни приехал — одни и те же люди, одна и та же музыка, одни и те же диск-жокеи, одна и та же подача звука, света и так далее… Из клуба в клуб перетекают не только люди, но и сам формат. Это говорит о том, что клубной культуры нет, она только зарождается. А вот уезжаешь ближе к Москве — пожалуйста: захотелось фанка, вот тебе клуб с фанк-музыкой. Захотелось джаза — пришел в джаз-клуб. А у нас какого-то собственного лица у клубов маловато. Еще проблема в том, что у них, ближе к Москве или в Европе, тусят взрослые, а у нас большинство тех, кто приходит в клубы, — второй-третий курс студентов. Они еще не имеют такого количества денег и в баре ничего не оставляют. Вот подросла бы публика, стали бы взрослые тусить… Приезжали бы дядечки под 45 на «Лексусах» и слушали бы Армана ван Бюрена. Но такого нет, а в Европе — именно так.
Х.: У нас менталитет другой, не надо сравнивать с Европой. Дядечки на «Лексусах» у нас чаще слушают группу «Бутырка»...
Ф.: Клубы будут выживать и развиваться, когда туда будут ходить взрослые люди. А для этого нужно качество, и люди должны знать, что они пришли слушать не ту музыку, которая уже заезжена… Пусть это будут хиты, но музыка должна подаваться в хорошем «соусе». Чтобы не было ощущения, что во всех клубах — одно и то же. Плюс должна быть своя атмосфера. В общем, нужны — тусовка, взрослые люди, оставляющие деньги в баре, и хорошие диск-жокеи. И меньше наркотиков, я считаю. Публика у нас и так эмоциональна, без наркотиков хорошо. Немножко скованы — да. У нас когда люди начинают танцевать? Когда «киски» на танцпол выйдут. А в Европе люди заходят в клуб уже танцуя.

Поделитесь своими планами?

Ф.: Продолжать движение на DFM, продолжать свое дело в плане ди-джея и МС.
Х.: Делать достойный продукт на этой радиостанции и именно в эти утренние часы.
Ф.: И главное — чтобы «киски» тацевали!

А если не о работе?

Х.: Срубить дерево, сжечь дом и родить дочь! (Смеется.)
Ф.: Ну… Может, купить дом.
Х.: Аналогично. Именно — дом, не квартиру.
Ф.: И чтоб по дому ходила толстенькая гувернантка и кричала: «Обееед!».
Х.: А у меня все попроще: большой дом и чтобы в нем проходило много хороших вечеринок, было много хороших людей.
Ф.: Чтобы у Холодова были вечеринки, а у меня — нет. И мы приходили к нему, все разрушали, он бы долго делал ремонт, а я — к гувернантке. «Обееед!».


Илья Калинин
Фото Евгении Брыковой


читайте также

  • В эфире
  • Популярное
Реклама

Опрос

Вы ходите в театр?