«Клянусь мамой, это не фонограмма!»

Трио Jukebox, разогревавшее самого Элтона Джона, не смогло расшевелить местную публику

«Готов поклясться мамой, это не фонограмма!», — заявил публике продюсер трио Jukebox в начале концерта, состоявшегося на прошлой неделе на летней веранде кинотеатра «Победа». Действительно, у публики могли возникнуть вопросы. О том, что классические хиты — от Элвиса Пресли до Боба Марли — фокусники Jukebox выдают вживую, прямо здесь и сейчас и притом без единого музыкального инструмента, постоянно забываешь. А, вспомнив, каждый раз удивляешься.

Трио Jukebox появилось в Казани пять лет назад. Сейчас у Jukebox есть клип Girl, в котором снялся резидент Сomedy Club Александр Ревва, и готовый к официальному релизу первый альбом. Главные события в истории группы, которые непременно поминаются в каждой статье о Jukebox: их выступление на разогреве у Элтона Джона и специальный приз в 50 000 долларов, который им на фестивале «Новая волна-2006» в Юрмале присудила Алла Пугачева. От журналистских вопросов про доллары от Пугачевой Jukebox, уже не раз отчитавшиеся о том, что деньги потрачены на аппаратуру и съемки клипа Girl, впадают в легкую тоску. А вот про Элтона Джона рассказывают охотнее, перебивая и продолжая мысли друг друга.

— А следующая шутка еще смешнее: «По поводу чего Элтон Джон приезжает в Ростов?»
— Потому что гуляет металлургический завод.


Это, наверное, понравилось бы сценаристам «Симпсонов», — Элтон Джон тогда выступал на празднике по случаю 70-летия Ростовской области и открытия первой очереди электрометаллургического завода. Ну а разогревающие его Jukebox сыграли перед аудиторией в 90 тысяч человек. То, что они играли тогда и играют сейчас — сочетание бит-боксинга (имитация голосом музыкальных инструментов) и пения а капелла, сами музыканты определяют как «стрит-бит а капелла».

Jukebox недоумевают по поводу того, что их первый альбом, который уже существует (хотя еще не вышел официально), в iTunes определяется жанром «поп», и говорят, что сейчас движутся в сторону рока и эмбиента. Но, судя по действительно отличному концерту на веранде «Победы», Jukebox — именно поп-музыка.

Имеется в виду самый положительный и широкий смысл слова «поп», почему-то отвергнутый в русскоязычных меломанских кругах, до сих пор рефлексирующих на тему мифического противостояния умного рока и глупой попсы. Во-первых, Jukebox, как и полагается деятелям поп-арта, ловко выкладывают паззлы из старых песен о главном: забойных американских рок-н-роллов с большой дороги и Майкла Джексона, «Битлз» и Боба Марли (под речитатив «Имел Бобби хобби, он регги любил»). Ближе к финалу Jukebox, осведомившись, нет ли в зале детей, затягивают хипповский гимн «Чижа и компании»: «А как пойдешь во поле за город, на волю просится душа: по леву руку — конопелюшка...».

Во-вторых, Jukebox молоды и хороши собой, а свой музыкальный фокус превращают в живое шоу, сопровождая звуковую имитацию инструментов и скретчинга размашистыми жестами ди-джея или музыканта. В-третьих, собственный материал группы — подверстанные между классикой потенциальные хиты Girl и Feel Fine еще явно не раз вспомнятся и напоются в душе.

Так и не прозвучавший выкрик из публики «А Мурку можешь?», видимо имел бы право на существование: Илья Иванов одинаково органично переводит на птичий язык бит-боксинга и живенькую цыганщину от Бреговича, и великую Summertime, и «Аргентину-Ямайку, пять-ноль...».

Исполнение Love Me Tender сопровождается поскрипыванием и искажениями старой заезженной пластинки — совершенно непонятно, как это делается, но звучит очень круто. Впрочем, примерно так же можно описать весь концерт Jukebox. Остается только удивляться, что публика на летней веранде так и не пустилась в пляс: продюсер Jukebox Валерий Марьянов в ответ на вопрос корреспондента НГС.РЕЛАКС посетовал на то, что место — пафосное, а билеты были слишком дороги для юных и безбашенных.

Перед концертом Jukebox успели пообщаться с журналистами:

Как вы собрались вместе?
Владимир Иванов, соло-вокал: Мы с Илюшкой братья, а вообще вначале у нас был дуэт с Кириллом...
Кирилл Шарафутдинов, бас-вокал: Мы перепевали всякие песни Эриков Клэптонов, Бобби Макферринов…
Владимир: Это был старт, способ подзаработать, — просто ставили минусовочку на диске и работали. А потом Илюшка научился делать бит-бокс, и на какой-то пьянке, когда мы пели, он подошел и включился в процесс.

Насколько трудно научиться бит-боксу? И какой звук для имитации самый сложный?
Илья Иванов, бит-боксинг: Я никогда не запаривался относительно того, что я хочу стать профессиональным бит-боксером и буду заниматься каждый день. Я просто этим заболел и стал вне своего желания повторять какие-то звуки, ритмы, а потом они начали сами усложняться.
Владимир: Выясняется, что самый сложный для имитации — звук рабочего барабана. Потому что он как-то невероятно делается — нужно произнести «П» на вдохе и при этом как-то невероятно напрягаться...

Сложно делать неформатную музыку в России?
Валерий Марьянов, продюсер: Есть три составляющие, которые запрещены в отечественном шоу-бизнесе. Первое — то, что это а капелла. Второе — то, что они поют на английском языке. Я их сто пятьдесят раз просил: «Давайте что-нибудь на русском», — но получается не так хорошо. И мы вообще делаем абсолютно неверную для нашего шоу-бизнеса вещь — выпуск альбома со своими собственными песнями. Гораздо легче купить песню, западную или отечественную, и чесать с ней одной по стране. С другой стороны, они поют песню Feel Fine — и все говорят: «О, классно, я где-то ее слышал, это какой-то стандарт…». И вот так втихаря, немножко обманом, приходится подсаживать людей на собственный материал. На самом деле мы могли стать узнаваемыми гораздо раньше — за это нужно было просто заплатить. Есть конкретный прайс на телевидении: 400 евро одна трансляция клипа. Заплати 40 тысяч евро — и сто раз тебя покажут по телевизору. Но почему-то нам не захотелось идти по этому пути...


Елена Полякова
Фото Евгении Брыковой

читайте также

  • В эфире
  • Популярное
Реклама

Опрос

Вы ходите в театр?