«Мумия-3»: made in China

Долгожданный блокбастер с Джетом Ли утонул в сгущенке за большие деньги

На экраны вышел очередной дорогостоящий летний блокбастер — «Мумия: Гробница императора драконов», продолжение уже немного подзабытой франшизы, предваренное очень красивым трейлером. Режиссером новой «Мумии» стал Роб Коэн («Форсаж», «Три Икса»), заявленный бюджет составил 175 миллионов долларов. Действие происходит в Китае — вначале древнем, а потом современном. В Древнем Китае император Хан (получайте своего Джета Ли!), который не знал на свете большей радости, чем поработить с утра парочку народов и разрушить несколько городов, был однажды проклят (и поделом) доброй ведьмой (Мишель Йео — «Завтра не умрет никогда», «Крадущийся тигр, затаившийся дракон»). Вместе с императором, не сходя с места, в глиняных истуканов обратилась и вся его армия.

В современном же Китае идут раскопки гробницы императора и его воинов, оснащенной смертельными ловушками, которые, как и многое в «Мумии», наверное, помнят еще Индиану Джонса. Играть в этот квест в Китай приезжает отпрыск уже известного по предыдущим «Мумиям» археологического семейства О’Коннелов Алекс (Люк Форд). Вскоре к нему присоединяются и явно заскучавшие от домашней жизни родители. Рика О’Коннела по-прежнему играет Брендан Фрейзер, а вот Рейчел Уайз в главной женской роли сменила Мария Белло («Оправданная жестокость», «Башни-близнецы»).

Дальше, разумеется, начинаются неприятности с мумией (хотя, строго говоря, герой Джета Ли — не мумия, а окаменелость какая-то), которая хочет всего и сразу, но особенно — власти над миром.

«Мумия» — это, конечно, прежде всего киноаттракцион с роскошными спецэффектами. В этом луна-парке по пути от одной карусели (разрушительные уличные гонки на колеснице, грузовике и прицепе с кучей взрывов) до другой (снежная лавина, например) нас сопровождает тамада — развлекают комедией. «Говоря языком археологии, в ее гробнице уже не один фараон побывал», — так Алекса предостерегают от знакомства с красоткой на вечеринке. Странные все-таки люди эти археологи — вот и шуточки на интимные темы у них отдают жутковатой некрофилией. Когда героиня Марии Белло в первый раз, стаскивая халатик, возбужденно вспоминает предыдущую мумию, это еще ничего. Но когда она вспоминает об этом уже в третий раз (страстно шепчет: «Все-таки есть что-то невероятно романтичное в победах над живыми мертвецами»), становится совсем не по себе.

Вдохновением для фильма явно послужили реальные артефакты — 8000 терракотовых воинов, найденных в гробнице императора Цинь Шихуана
Корреспондент НГС.РЕЛАКС всегда первая бросается на защиту фильмов-аттракционов, поп-корновых «больших бадабумов», призывая снобов, которые требуют от зрелищных блокбастеров так называемого «смысла», психологических глубин и жизненной правды, включить своего внутреннего ребенка и получить наконец удовольствие. Но «Мумию-3» защищать, в общем-то, не хочется. Здесь кроме демонстрации того, сколько классной цифровой графики можно накупить, если есть деньги, действительно практически ничего нет.

История, которая связывает между собой зрелищные сцены, получилась слабоватой даже для поп-корновой ленты — сама по себе она не цепляет, диалоги вышли скучными и неестественными, шутки — несмешными, персонажи стали плоскими, как наскальная живопись.

То, что спецэффекты сделаны с размахом, у «Мумии-3» не отнять — и пробуждение окаменевшей и позеленевшей от времени конной упряжки императора, и битва у ворот Шангри-Ла, и сход снежной лавины, и разбушевавшиеся йети, и прочее, и прочее тратят бюджет не зря. Джет Ли превращается из трескающегося глиняного горшка в полуразложившийся труп, а потом опять ненадолго в Джета Ли, а потом во всяких огромных чудовищ, а потом опять... Бесспорно, все это выглядит эффектно. Но в итоге режиссер Роб Коэн уподобляется кулинару, который пытается утопить невкусные и бесформенные печенюшки в сгущенке спецэффектов, а потом, махнув рукой, просто дает зрителю полную банку и столовую ложку.

Но сгущенки ложкой из банки, как известно, много не съешь, поэтому от избыточного нагромождения цифровых чудес и взрывов к концу просмотра основательно устаешь.

Джет Ли определенно круче Чака Норриса — Чак Норрис не умеет превращаться в дракона. А Джет Ли умеет
Кроме того, из общего мультяшного, легкого настроения (бегающие скелетики, теряющие то руку, то голову и так далее), вроде бы пригодного в основном для детей, выбиваются чрезмерно жестокие моменты (вроде натуралистично сварившегося в струе пара незадачливого расхитителя гробниц, через которого перешагивают с хладнокровной репликой «Таких опасностей в нашем деле не избежать»).

Третью «Мумию» будут неизбежно сравнивать с четвертым «Индианой Джонсом» — и из-за сроков выхода, и из-за отдельных сюжетных сходств, и из-за того, что «Мумии» всегда вдохновлялись спилберговским сериалом. На этот раз, вслед за патриотичными критиками «Индианы» (с ужасов и возмущением узнавшими о том, что была, оказывается, холодная война), наверное, обидится китайский народ. Дело в том, что китайцы в военной форме из новой «Мумии» с энтузиазмом поддерживают своего нового слегка мумифицированного вождя и радостно хлопают его обещаниям положить конец всяким демократическим глупостям в этом мире. Кстати, те ходячие мертвецы, которые бьются на «нашей» стороне и вообще хорошие, наоборот, не успев толком вылезти из могил, уже улавливают современный тренд и кричат: «Свободу!».

Во всяком случае, ясно, что Инди по-прежнему главный археолог планеты и «Мумия» все еще не тянет на его полноценную смену. Третьей «Мумии», при всей ее зрелищности, так и не удалось подать детскую, непринужденную, не скованную никакими условностями, радостно мешающую в кучу все самое интересное из учебника истории приключенческую дичь таким образом, чтобы зритель чувствовал себя именно счастливым ребенком, а не полным идиотом.


Елена Полякова
Фото kinopoisk.ru


читайте также

  • В эфире
  • Популярное
Реклама

Опрос

Вы ходите в театр?