Балаган на новой сцене

Большой зал «Красного факела» открылся шоу про солдата Чонкина, где пели частушки, матерились и обманули Сталина

Открытие большого зала «Красного факела» новосибирские театралы ждали давно. Масштабная реконструкция в одном из самых старейших театров города проводилась с 2004 года. Премьерой уже новой большой сцены стала постановка «Как солдат Иван Чонкин самолет сторожил» по пьесе известного барда Юлия Кима. Спектакль для некоторых посетителей первых показов, состоявшихся на прошедших выходных, оказался неожиданным — настолько он выбивается из основного ряда «краснофакельских» постановок.

«Как солдат Иван Чонкин самолет сторожил» — пьеса, довольно давно написанная известным автором-исполнителем Юлием Кимом, уже ставилась многими театрами страны, в том числе (порядка десяти лет назад) новым режиссером «Красного факела» Александром Зыковым на сцене Норильского Заполярного драматического театра. Причем еще ранее пьеса предлагалась МХАТу, но была отвергнута. (Кстати, потом спектакль в исполнении артистов норильского драмтеатра во время гастролей с успехом показали на сцене МХАТа, что сам Юлий Ким расценил как некий реванш и объявил об этом аплодирующему залу). Новосибирскую постановку г-н Ким отметил довольно высоко, хотя в театре замечают, что это могло быть и деликатным комплиментом.

Сюжет для пьесы про Чонкина взят из книги Владимира Войновича. В одном советском колхозе «Красный хомут» с аварийной посадкой приземляется военный самолет. Чтобы местные жители не растащили боевую машину, к самолету отправляют в качестве охранника рядового Ивана Чонкина (актер Олег Майборода). Веселый солдат во время несения длительного боевого дежурства находит в колхозе свою любовь — скотницу Нюру (Елена Жданова), становится отцом, перевоспитывает немецкого шпиона и даже ухитряется обмануть Сталина с Гитлером, а также победить чекистов, высланных в колхоз для поголовной «зачистки».

Автор первоисточника Войнович, как уже писали некоторые СМИ, отнесся к версии Кима довольно благодушно, уточнив только, что в пьесе нет ни одного его слова.


Чонкин у знаменитого барда из жесткого местами персонажа Владимира Войновича превратился в балагура и весельчака.

Да и сам спектакль под влиянием текста и песен Юлия Кима стал неким шутовским балаганом, где актеры поют частушки, танцуют, неприлично шутят и даже один раз произносят матерное слово. Правда, как позже выяснилось, это было эмоциональным экспромтом актера.

Главный режиссер «Красного факела» Александр Зыков уточнил корреспонденту НГС.РЕЛАКС: «Это наверняка была оговорка. Может, для того чтобы эмоционально себя вздернуть, артист употребил это слово. А что касается «бляхи-мухи», то здесь нет никакого ругательства. Вообще, русская частушка достаточно соленая и острая. Но самое главное, что и у Кима, и в русской частушке при всем при том пошлости нет».

Соленую и острую постановку «Красного факела» восприняли не все зрители. Некоторые были обескуражены, увидев такое на сцене старейшего драматического театра Новосибирска.

Шоу, даже внешне напоминающее этакий лубок — все или в «березовой» черно-белой расцветке (даже одежда у колхозников), или в красных тонах (от военной формы солдат и чекистов до усов и волос на голове у Сталина), не восприняли изначально (во время авторской читки текста) даже сами актеры. Настолько невыразительными и простыми многим показались тогда роли их персонажей.

Александр Зыков прокомментировал корреспонденту НГС.РЕЛАКС: «Да, были сомнения. Есть такой профессиональный эгоизм у актеров — есть что играть или нечего. Здесь на первый взгляд играть нечего — ну что там девчонки бегают, частушки поют… Я чувствовал, что и у Лемешонка такие сомнения были, хотя он деликатно отнесся к пьесе. Он играет Ричарда, а здесь два каких-то эпизода. Вроде и играть нечего. И тоже самое с Алехиной…»


Кстати, именно маленьким эпизодам старейших артистов «Красного факела» Владимира Лемешонка и Галины Алехиной зал аплодировал громче всех. Небольшая роль еврейской семейной пары, сосланной в эту глушь — колхоз «Красный хомут», получилась у именитых «краснофакельцев» удивительно тонко-ироничной. Эпизодические появления на сцене Алехиной с Лемешонком оказались не менее яркими, чем игра актеров, задействованных на главных ролях.

Тем же, кто не воспринял необычную премьеру академического театра, главный режиссер «Красного факела» заметил, что театр должен постоянно быть разным: «Я не считаю, что академизм такой — это большое достоинство. На самом деле театр должен быть живой, подвижный и разный».


Илья Калинин
Фото Евгении Брыковой


читайте также




  • В эфире
  • Популярное
Реклама

Опрос

Вы ходите в театр?