«Вестсайдская история»: когда гопники поют

В «Глобусе» поставили один из самых знаменитых мюзиклов всех времен и народов

«Вестсайдская история» в «Глобусе» была одной из самых ожидаемых премьер сезона. Во-первых, мюзикл в Новосибирске — явление редкое. Во-вторых, интриговала сама возможность увидеть и услышать вживую, с сохранением оригинальной хореографии Джерома Роббинса культовый мюзикл, выдержавший бесконечное количество постановок, экранизированный и отхвативший десять «Оскаров», стильный кусочек старой Америки... В-третьих, за воплощение американского духа в постановке «Глобуса» отвечают специально приглашенные из США режиссер, дирижер-постановщик и хореограф.

В постановке «Глобуса» занята и труппа театра, и отобранные на кастингах молодые актеры (по большей части студенты театрального института). Перед премьерой много говорилось о том, что впервые российский театр поставил «Вестсайдскую историю» на легальных основаниях — получив лицензию от правообладателя (с условием выплаты процентов от сборов и приглашения американских постановщиков).

Справка: «Вестсайдская история» (музыка Леонарда Бернстайна, текст Стивена Сондхайма) — перенесенная в Нью-Йорк история Ромео и Джульетты, впервые увидела свет на Бродвее в 1957 году.

Сама по себе «Вестсайдская история» смешивает мрачную тему (в конце концов, это танцы вокруг трупов, которые остаются лежать на асфальте после ночных стычек) с наглой и живой энергетикой городских улиц, «святых мест, где встречаются расы», как пел Леонард Коэн, и с наивной и идеалистичной романтикой первой любви.

На Манхэттене становится жарко и пахнет первой кровью — подросткам из семей латиноамериканских эмигрантов («Акулам») и группировке коренных белых американцев («Ракетам») уже тесно на одном клочке Вестсайда. Понаехали! А Нью-Йорк — он не резиновый! Тони, лучший друг главаря «Ракет», все больше отдаляется от банды и пребывает в смутном предчувствии чего-то важного, которое вот-вот должно случиться.


Тем временем сестру Бернардо (главаря «Акул») Марию, которая только что подъехала из Пуэрто-Рико в сытую и процветающую Америку, чтобы выйти замуж за парня, которого для нее подобрала семья, подружки наряжают и готовят к первому выходу на танцплощадку. Там они с Тони и познакомятся и, ошарашенные новым чувством, запоют совсем по-другому...

Декорации просты, но смотрятся вполне гармонично. В глубине сцены — растяжка с панорамой Манхэттена, отгороженная сеткой, металлическими щитами, пожарными лестницами, по которым Тони-Ромео карабкается на балкон к Марии-Джульетте, — схематичный архетип Нью-Йорка.

Оформление спектакля не слишком стремится смаковать стилистику Америки 1950-х годов, отмечая ее несколькими яркими деталями: прически девчонок и яркие платья с пышными юбками, винтажные ножные швейные машинки...

Впрочем, главные темы «Вестсайдской истории» — любовь, которая рифмуется со словом «кровь», и тупая ксенофобия, от которой до сих пор не придумали прививки, — во временной привязке не нуждаются.

Актерам не всегда хватает универсальности (умения петь, танцевать, играть и делать все это одновременно), вокал звучит не совсем так, как мы привыкли слышать на записях западных мюзиклов. Но учитывая то, что опыта мюзикла немного и у актеров, и у самого города, все это звучит как придирка. А «Вестсайдская история» оказывается впечатляющим прорывом.

Особенно зрелищными и удачными оказались групповые выходы. Например, эпизод во втором действии, в котором парни из банды насмехаются над полицейским офицером, или девичники их подружек. В этих сценах живой уличный драйв ощущается куда сильнее, чем нежность и поглощенность первой любовью в объяснениях Тони и Марии.

При этом сама Мария (Анна Кармакова), чуть трогательно неуклюжая (что отлично вписывается в образ девчонки-эмигрантки в чужом большом городе), невероятно убедительно рыдающая перед финалом, получилась очаровательной и настоящей. Значительную часть внимания на себя перетягивает не менее удачная, страстная и развязная подруга лидера «Акул» Анита (Светлана Воскресенская). А вот в пении Тони (Ярослав Шварев), на личный взгляд корреспондента НГС.РЕЛАКС, не хватало харизмы, искренности и убедительности.


Всей же постановке в целом (по крайней мере в день премьеры) слегка не хватало ощущения легкости, непринужденности и естественности всего происходящего на сцене, то есть того, за что и любят мюзиклы, и того, из чего и рождается хлещущая со сцены энергетика. Ведь в отличие от, скажем, балета или оперы, мюзикл воспринимается как пространство, в котором хочется — и кажется, что это вполне возможно — поселиться и жить. Помните, как Сельма из «Танцующей в темноте» мечтала оказаться в мюзикле? Одним словом, «правильный» мюзикл очаровывает иллюзией того, что актеры выпевают и вытанцовывают свои роли так же легко и естественно, как мы — говорим и ходим. Именно этой иллюзии немного не хватает «Вестсайдской истории» «Глобуса», чтобы не просто нравиться, а вызывать восхищенное повизгивание.

Впрочем, это только начало, очень даже может быть, что в дальнейшем актеры окончательно разыграются и обживутся в пространстве «Истории». Не сходить на «Вестсайдскую историю» — настоящий живой мюзикл! — любителю жанра, да и просто тому, кто интересуется культурной жизнью города, будет непростительно.


Елена Полякова

читайте также

  • В эфире
  • Популярное
Реклама

Опрос

Вы ходите в театр?