«Беовульф»: обманутое ожидание

Кино будущего и обнаженную Анжелину Джоли новосибирцы увидят в урезанном виде

«Беовульф» — это один из предвестников будущего, которое пророки технического прогресса предрекают кинематографу. На первый взгляд, «Беовульф» сделан по той же формуле, что и «300». Шаг первый: заимствуем из музея какой-нибудь памятник культуры — подревнее и повеличественнее. Шаг второй: отдаем заполученный артефакт на переплавку умельцу, мыслящему категориями комиксов и поп-культуры. Шаг третий: оцифровываем результат по последнему слову техники и на выходе получаем блокбастер.

В случае с «300» вначале была легенда о подвиге спартанцев. Потом был комикс Фрэнка Миллера, по которому и был снят забрызганный цифровой кровью аттракцион «300» с летящими в лица зрителей боевыми топорами.

На этот раз под разделку пошел древний англо-саксонский эпос о витязе Беовульфе (сложившийся между VIII и X веками, основанный на более ранних народных сказаниях). Сценарий к «Беовульфу» написали Нил Гейман (англо-американский сказочник, автор литературной основы для недавно вышедшей «Звездной пыли» и Роджер Эвэри (соавтор Тарантино в сценариях к «Бешеным псам», «Настоящей любви» и «Криминальному чтиву»).

С такими рассказчиками «Беовульф» обрел иронию по отношению к первоисточнику (то, что певцы героической славы должны слегка преувеличивать, понятно, но ведь и сам Беовульф не прочь приврать!) и неожиданный поворот в истории происхождения главного монстра, которого не было в оригинале.

Стоит только королю Хротгару (Энтони Хопкинс) начать типичное средневековое застолье с брагой, развратом и славословиями в адрес короля, как дверь пинком открывает демон Грендель, смахивающий на пролежавшего в болоте лет двести Фредди Крюгера, и портит весь праздник, съев половину гостей. Является истекающий синтетическим тестостероном знаменитый воин Беовульф (Рэй Уинстон) и, бросая жадные взгляды на молоденькую жену старого короля (Робин Райт Пенн), обещает избавить королевство от чудовища. После схватки с Гренделем, Беовульф получает, как водится, полцарства и царевну в придачу, но позже окажется, что не все в этой героической истории было чисто...

«Беовульф» — и не кино, и не анимация — целиком сделан в технологии motion capture, которую часто называют будущим кинематографа — по крайней мере в его «поп-корновой» версии.

Грубо говоря, метод motion capture (буквальный перевод — «захват движения») заключается в том, что лицо и тело актера густо облепляются датчиками, которые фиксируют мимику и движения. Телодвижения на фоне синего экрана снимаются множеством камер, получившийся цифровой «скелет» обрабатывается и дорисовывается до полноценного персонажа (именно так был сделан Горлум во «Властелине колец»). Получается, что актер может стать кем угодно, отбрасывая условности вроде возраста. Так, пятидесятилетний Рэй Уинстон в «Беовульфе» перевоплощается и в молодого викинга, и в состарившегося героя.

Режиссер «Беовульфа» Роберт Земекис («Смерть ей к лицу», «Форрест Гамп») всегда с ума сходил по спецэффектам. Вспомните хотя бы «Кто подставил кролика Роджера?», мультяшную версию «Китайского квартала», в которой живые актеры разгуливали бок о бок с анимационными персонажами из райончика Мульттауна. В последние годы Земекис окончательно переселился в Мульттаун — в тамошний аналог Силиконовой долины, отвечающий за высокие технологии.

С методом motion capture режиссер начал экспериментировать на полную катушку в рождественской сказке «Полярный экспресс», которая выглядит скорее обкаткой новых технологий, чем полноценным удовольствием. Персонажи «Полярного экспресса» чересчур смахивают на ходячие восковые фигуры, что, согласитесь, проходит больше по ведомству фильмов ужасов, чем семейного кино.

В «Беовульфе» визуальное воплощение персонажей совершенно на другом уровне — часто они практически неотличимы от живых актеров. От «Беовульфа», эпоса с героическими поединками, ожидаешь головокружительного зрелища, но...

Дело в том, что фильм в значительной степени «заточен» под 3D-кинотеатры. Видевшие его в такой версии зрители и критики в основном отзываются о впечатлениях положительно. Но когда смотришь «Беовульфа» в обычной версии, без 3D, ощущение такое, как будто пытаешься отпраздновать Новый год с выключенными из розетки гирляндами.

Ощущение, что для полноты эффекта чего-то не хватает, сохраняется на протяжении всего фильма и усиливается во время самых ударных сцен. Например, когда дракон крушит сцены замка или из воды медленно поднимается обнаженная Анжелина Джоли (играющая демоническую мать Гренделя). Можно себе представить, как должен «работать» в 3D-версии направленный на зрителя меч, — в варианте 2D этот кадр просто кажется искаженным по пропорциям.

Итак, новосибирскому зрителю вместо визуальных чудес достались всего лишь потрясающе реалистичная цифровая «картинка» и возможность оценить непредвзято рассказанную в «Беовульфе» историю. Лично корреспондент НГС.РЕЛАКС была слегка разочарована (хотя, возможно, дело в завышенных ожиданиях): получилось фэнтези — хорошее, но не выдающееся и не всегда удачно сочетающее брутальность и скабрезность с почти мультяшной наивностью (в сцене битвы голого Беовульфа с Гренделем). Если в «Кролике Роджере» Земекиса спецэффекты были всего лишь способом рассказать обаятельную, смешную и оригинальную историю, то в «Беовульфе» демонстрация технических возможностей доминирует над всем остальным.

Елена Полякова

читайте также




  • В эфире
  • Популярное
Реклама

Опрос

Вы ходите в театр?