Завязали со свингом

Известный блюзовый музыкант раскрыл секреты своих заработков и сыграл на стиральной доске

Музыкант Михаил Мишурис уехал из Новосибирска на ПМЖ в Москву десять лет назад. Когда-то он был известен среди поклонников «музыки черных» (так часто называют блюз) как основатель легендарного коллектива «Новая ассоциация блюза». Позже, уже в столице, у Мишуриса были и другие проекты. (Один, кстати, носил название Mishouris' Swingin' Orchestra — «Свингующий оркестр Мишуриса» — несколько непонятное и провокационное для обывателя-немеломана). Возвращение музыканта на малую родину произошло в рамках небольших камерных выступлений — в джаз-клубе «Труба», кабаре-кафе «Бродячая собака» (концерты уже состоялись) и в новом арт-клубе «НИИ КУДА», расположенном в Академгородке (выступление запланировано на воскресенье).

На выступление Мишуриса и его оркестра в клубе «Труба» собралось не очень много народу (примерно, половина зала). Гораздо меньше, чем собирается здесь в другие дни на местные команды, играющие примерно такую же музыку. Хотя билеты на уже московскую звезду стоили относительно недорого — 500 рублей (против 150–200 на концерт какого-нибудь новосибирского коллектива, которые выступают здесь регулярно).

Было заметно, что Михаил перед выходом на сцену чувствовал себя немного напряженно (может, из-за полупустого зала) и потихоньку потягивал с музыкантами фирменный алкогольный напиток этого заведения — «сельдереевку».

Справка: В настоящее время блюз-бенд Мишуриса (этот проект образован в марте 2007 года) состоит из следующих музыкантов: Андрей Филиппов (барабаны), Олег Добротин (аккордеон), Илья Алехин (саксофон), Виталий Дмитренко (гитара) и Михаил Махач (бас). По мнению лидера коллектива, они исполняют сейчас авторский современный блюз. «Я всегда не любил свинговые тусовки. Они себя «свингерами» называют… Свингеры — те, кто женами меняются, а мы пытаемся музыку играть», — заметил Мишурис.

Свинг — джаз, аранжированный для эстрадно-танцевальных оркестров расширенного состава. Для свинга характерна перекличка трех групп духовых инструментов: саксофонов, труб и тромбонов.

Свинг — нерегулярный и взаимосогласованный обмен постоянными сексуальными партнерами (как правило, среди семейных пар) для секса.



Наверное, и глупо было бы ожидать на выступлении блюзового музыканта (пусть и действительно настолько профессионального) такого же аншлага, как на Земфире или, например, на концерте какой-нибудь команды, исполняющей шансон. Однако сам г-н Мишурис, рассуждая о сегодняшней востребованности в России «музыки черных», чувствует себя совершенно уверенно, замечая, что и он, и участники его коллектива живут нормально. И только — на заработки от музыки.

Михаил Мишурис прокомментировал корреспонденту НГС.РЕЛАКС: «Любой проект достаточно успешен, если он играет на корпоративах. Я ничем другим не хочу заниматься — только музыкой. Наличие корпоративов позволяет находить деньги на записи, инструменты и все то, что необходимо. В клубе мы зарабатываем порядка 15 000 рублей на группу, средняя стоимость корпоратива — 50 000 рублей. В Москве можно заработать любой музыкой. Это зависит от того, как себя поставить, с кем общаться… На то, что блюз — некоммерческая музыка, жалуются в основном неудачники. Но сейчас заметна уже тенденция к лучшему — много интересных альбомов появляется. Музыкантам надо делать что-то свое, а не пытаться повторять зады американского и даже европейского блюза».

Все эмоции от «музыки черных», которую в этот вечер исполняли белые, описать просто, вот так вот — черным по белому — довольно сложно. То, что творили на сцене музыканты, надо было видеть. Под притопывание и прихлопывание постепенно разогревающейся публики (Мишурис: «Для хорошего настроения — песня «Блюз пустой бутылки…» — Из зала: «Так бутылки еще полные!») со сцены иногда переливчато, иногда с каким-то надрывом звучали как классика западного блюза, так и новые авторские композиции столичного коллектива.


Музыканты входили в какое-то особенное состояние тоже, казалось, постепенно. Вот Михаил Мишурис переходит с низкого блюзового вокала почти на шепот. Вот он откладывает в сторону губную гармошку и по ходу композиции надевает на себя своеобразное сооружение, похожее на амуницию героя какой-нибудь жуткой антиутопии, — старую стиральную доску с прикрученной к ней маленькой тарелкой от барабанной установки… Хрррррыщ! Дзынннь! Пальцы, защищенные обычными швейными наперстками, перебирают «струны» стиральной доски и бьют по тарелке… Публика разогревалась (алкоголь ни при чем!) все больше и больше...

- Уф… Я, похоже, взбодрился, — подошел к бару в паузе между отделениями уже абсолютно не тревожный Михаил Мишурис и повернулся к старому знакомому.
- Ну как?
- Отлично, старик!


А потом было еще бодрее. После перерыва к блюз-бенду присоединились местные музыканты — друзья Мишуриса, и начался джем-сейшн. А это тем более надо видеть и слышать.


Илья Калинин
Фото Евгении Брыковой


Комментариев нет0

Добавить комментарий

читайте также

  • В эфире
  • Популярное
Реклама

Опрос

Вы ходите в театр?