«Хэллоуин 2007»: праздник на улице Зомби

На киноэкраны вышла обновленная версия культового фильма ужасов

«Хэллоуин» 1978 года открыл дорогу целому жанру и до сих пор считается образцом очень страшного кино, несмотря на сдержанность в показе сцен насилия. Отсутствие живописных кровавых сцен решил восполнить Роб Зомби (икона heavy metal, а впоследствии – режиссер, дебютировавший «Домом тысячи трупов») – господин Зомби выпустил нечто среднее между римейком и приквелом классического «Хэллоуина». Провинциальный американский городок, тишь да гладь, но за любым кустом может оказаться безмолвный человек в резиновой маске трупа и с мясницким ножом в руке...

Оригинальный «Хэллоуин» Джона Карпентера, вышедший на экраны в 1978 году, долгое время считался самым прибыльным независимым фильмом на американском кинорынке. Отвергнутый крупными студиями, снятый менее чем за месяц, с бюджетом в 325 тысяч долларов, фильм собрал в прокате около 50 миллионов. Его называют родоначальником жанра слэшеров, но в действительности слэшеры снимались и раньше – «Хэллоуин» и последовавшая за ним «Пятница, 13» просто популяризировали жанр, превратив его в одну из главных примет кинематографа 1980-х годов.

Справка: Слэшер (slasher) – разновидность фильмов ужасов. Слэшеры, как правило, сделаны по довольно однообразной схеме: маньяк-убийца выслеживает и с особой жестокостью истребляет группу подростков или молодежи – одного за другим. Как правило, последней выжившей оказывается девушка, которая убивает психопата. Убивать его приходится не раз и не два. Причем после каждого раза выжившая полностью расслабляется и с облегчением смотрит в камеру, в то время как маньяк медленно поднимается на ноги на заднем плане... Контрольный выстрел, как правило, не помогает – вся надежда остается только на сиквел.

И сиквел не заставит себя ждать – успешные слэшеры на редкость плодовиты. У «Хэллоуина» было семь продолжений. Теперь вышел еще и римейк Роба Зомби, на деле оборачивающийся то ли приквелом, то ли и вовсе фанфиком. Робу Зомби персона Майкла Майерса, психопата в маске и с ножом, куда интереснее, чем его визжащие и вопящие жертвы. Оригинальному «Хэллоуину» на пересказ истории маньяка, зарезавшего в детстве родную сестру и на долгие годы заточенного в психушку, потребовались считанные минуты. Из коротенького пролога было ясно, что Майкл – настоящее дитя сатаны, непонятно откуда явившееся воплощение чистого зла и вообще не человек.


У Роба Зомби же детству и юности маньяка отведена чуть ли не половина фильма, на примитивный скелет истории Майкла Майерса ломтями наращивается биографическое «мясо».

И это «мясо» дурно выглядит и пахнет: в школе над Майклом издевались, его мать (в роли матери – Шери Мун Зомби, жена режиссера) была всем известной в масштабах городка стриптизершей, а отчим – наглой свиньей с сальными патлами. Зарисовки из семейной жизни будущего маньяка выглядят как жизнь Мэлори до встречи с Микки в «Прирожденных убийцах» – совпадение вплоть до футболки «KISS» на мальчике. И итог один и тот же: начав с тренировок на домашних животных, десятилетний Майкл однажды в ночь перед Хэллоуином бейсбольной битой и ножом расправился с семейством. Последующие годы он проведет в психушке, где его будет безуспешно исследовать доктор Лумис (Малькольм Макдауэлл). Но однажды Майкл вырвется на свободу...

И здесь начинается уже ремейк классического «Хэллоуина», только приправленный трэшевой разухабистостью и утопленный в густой пузырящейся крови.

Дух Хичкока, которого Карпентер (впрочем, еще при жизни маэстро) пару раз успешно материализовывал в версии 1978 года, в новом «Хэллоуине» изгнан истерическими воплями и треском ломающихся досок и костей.


Сам Майкл Майерс выглядит здесь как вокалист металлического бэнда – здоровенный патлатый детина, который с одинаковым успехом убивает ножом и голыми руками. В результате получилось кино в жанре «скорее противно, чем страшно», то есть кино на любителя. Впрочем, лично корреспонденту НГС.РЕЛАКС фильм показался чуть менее «трэшевым» и непосредственно-диким, чем можно было ожидать.

Родным дедушкой слэшеров считают «Психоз» Хичкока – вот только с тех пор психологизма стало намного меньше, а количество жертв и натуралистичных подробностей выросло в геометрической прогрессии. Расцвет жанра пришелся на 80-е, в начале 90-х жанр возродился с «Криком» – и с изрядной долей постмодернистской иронии. Убийца в «Крике» – фанат слэшеров и строго следит за тем, чтобы каноны жанра не были нарушены. Если собираешься идти за «Клинским» – не говори: «Я вернусь», потому что те, кто так сказал, не возвращаются...


Елена Полякова

читайте также




  • В эфире
  • Популярное
Реклама

Опрос

Вы ходите в театр?