Арии босой Цезарии

Новосибирские эстеты стоя аплодировали певице из африканского кабака

Если есть что-то, что объединяет обитающих посреди континента бледнолицых сибиряков и темнокожих жителей острова Кабо-Верде, то это тематика песен. Все они о несчастной любви, неизбежной разлуке и стихии, которая разделяет влюбленных. Только у нас несчастного мужика, который едет к своей любимой, губит мороз, а у африканцев ту же самую роль играет море – бездонная обитель печали. Подробнее о текстовом наполнении этих баллад (которые, кстати, называются morna) сказать трудно, поскольку исполняются они на креольском языке – мешанине из португальского, французского и местных диалектов. Вряд ли среди тех, кто пришел 21 октября на концерт Цезарии Эворы, было много знатоков креольского языка. Тем не менее зрители очень чутко ловили несущиеся со сцены эмоции и воспринимали сердцем то, для чего переводчик не требуется.

Невзирая на высокую цену билетов (они стоили от 800 до 2800 рублей) зал Дома ученых Академгородка набился до отказа. Расторопным тетенькам с бейджами даже пришлось бегать за приставными стульями. Посмотреть на певицу с мировым именем люди приходили целыми семьями. Я сам видел, как благообразная старушка, сидящая в середине ряда, кричала мужчине, который пытался занять место с края того же ряда: «Вы туда не садитесь! Это все наши места!» И точно: через несколько минут к ней набежала толпа детей, внуков и дальних родственников, к которым она обращалась по именам с добавлением уменьшительно-ласкательных суффиксов.

Что же касается публики в целом, то если бы канал «Культура» собирался провести PR-акцию, то более подходящего места, чем концерт Цезарии Эворы, трудно было бы найти. Милые интеллигентные люди чинно ходили по фойе, ожидая начала концерта. В зале куртуазности поведения ничем не нарушали: спиртных напитков не распивали, громких выкриков с места не производили, золотинками не шуршали, в нужных местах вежливо аплодировали.

По всему было видно, белая кость Академгородка и городские интеллектуалы пришли слушать песни, которые африканцы поют в портовых барах.

Для аутентичности из-за кулис постоянно пускали искусственный дым. Переливаясь в лучах прожекторов, он создавал видимость накуренного кабака. Столик в этом импровизированном заведении был всего один, стоял прямо на сцене и предназначался исключительно для отдыха самой героини вечера.

Если вы не знаете, то Цезария Эвора совсем не молода, ей 66 лет. Йогой она не занимается, липосакций не делает. Будь она белой, вы бы легко спутали ее со своей соседкой по даче. Платье – проще некуда. Прическа, как у большинства бабушек на лавочке (а их мода не менялась уже лет 200). Обувь Эвора вообще не носит принципиально, намекая, очевидно, на свою близость к корням.

Но как только эта «босоногая дива» берет микрофон и начинает изливать на вас свою длинную, полную печали жизнь, тут уж от музыки не спрячешься. Накрывает.

Первая овация случилась уже в середине концерта, после признанного хита Sodade. Потом публика поддержала ритмический рисунок песни Angola дружными хлопками, после чего певица отправилась за свой столик, демонстративно покурила и налила себе в бокал из кувшина неопределенный напиток. «Вот вам, америкосы, ваша политкорректность…», – удовлетворенно пробурчал мой сосед слева.

Как ни старается Цезария Эвора сгубить свой прекрасный голос табаком и выпивкой, сделать ей это не удается. Он прекрасен.

Незнание креольского языка добавляет песням особую пикантность. Вокал воспринимается в ансамбле как ведущий музыкальный инструмент. Лишь иногда сознание с удивлением улавливает знакомые слова: «амор» – «Африка» – «Мария» – «карнавал» – «бесса ме мучо».

Кстати, знаменитая песня о поцелуях тоже была исполнена, когда музыканты, поддавшись на настойчивые просьбы благодарной публики, выходили «на бис». Несмотря на заштампованность формулировки публика была по-настоящему благодарна и провожала Эвору, встав со своих мест, овациями.

И хотя воспитанные люди под занавес аплодируют любой заезжей звезде, в этот день в реакции зрителей чувствовались неподдельная искренность и душевность. И надежда, что когда-нибудь босые ноги дивы снова ступят на сибирскую землю.


Алексей Туманов
Фото автора


читайте также

  • В эфире
  • Популярное
Реклама

Опрос

Вы ходите в театр?