Снова в СССР

Интервью с ведущими радио «Юнитон» Александром Чусовитиным и Алексеем Куприянцевым

Дизайнеры вырисовывают аббревиатуру «СССР» на всем, что попадается под руку. Ди-джеи экспериментируют с музыкой двадцатилетней давности. Даже лосины вернулись в моду – а такого подвоха уж точно никто не ожидал. Кажется, в последние годы чуть ли не все, кто успел хотя бы чуть-чуть пожить в 1980-х, разом впали в отчаянную ностальгию. О причинах популярности «дискотек 80-х» корреспонденту НГС.РЕЛАКС рассказали ведущие вернувшейся в новом сезоне программы «Команда Стерео» на радио «Юнитон» и ретро-вечеринок в клубах города Алексей Куприянцев и Александр Чусовитин. Попутно специалисты по путешествиям во времени обмолвились о сакральном значении костюмов Adidas, смысле жизни и скупых мужских слезах.

Ваша «Команда Стерео» с воспоминаниями о 1980-х годах на радио «Юнитон» и ваши вечеринки «Звезды дискотек» в клубах попадают в очень популярный тренд. Сейчас в интернете, на форумах и в блогах все наперебой вспоминают, какое было мороженое по 15 копеек, как принимали в пионеры, кто по какой музыке сходил с ума... У вас есть версия – почему нас захлестнула эта волна моды на поздний СССР, в том числе и на музыку того времени, и на вечеринки в ретро-стиле?

Куприянцев: У меня есть одна версия. Были в советское время такие вечера «Если вам 25». То есть двадцатипятилетний возраст для советского общества считался уже критическим. Пора остепениться и сидеть дома, завести семью. На обычной дискотеке в субботу человек старше 25 лет уже смотрелся белой вороной. И сейчас, когда все открылось, появилась полная свобода в клубном движении, люди почувствовали, что жизнь так рано не заканчивается и можно по-прежнему веселиться. И это поколение, которое тогда недогуляло, недолюбило, недоплясало, теперь берет свое. А ведь были еще люди, которые стеснялись ходить в клубы...
Чусовитин: Тогда был один клуб – «Отдых».
Куприянцев: А кроме него, были ДК и площадки на открытом воздухе в парках культуры и отдыха. И были люди, которые, возможно, стеснялись ходить на дискотеки, потому что у них не было ни джинсов модных, ни «адидасов». Тогда они недополучили своего «Модерн Токинга». А сейчас поняли, что можно выйти и станцевать все, что недотанцевали.
Чусовитин: На самом деле на наши дискотеки ходит еще и много молодежи, которой музыка того времени очень нравится. Когда люди не видят будущего, они смотрят в прошлое. Отовсюду звучит R’n’B, house, electro. Мы тоже когда-то пропагандировали эту музыку, но быстро в ней разочаровались. Она поставлена на конвейер – а раньше практически каждая песня писалась от души, и в ней есть доброта, она приводит человека в состояние позитива.

И все-таки на кого в большей степени ориентированы эфиры «Команды Стерео»?

Чусовитин: По большому счету, на тех, кто жил в то время.
Куприянцев: Но знаете, в чем большая сложность работы на радио? Ты можешь работать хорошо, но все равно не видишь глаза тех, для кого ты работаешь. Ты представляешь себе своего слушателя, но эти представления могут быть и ошибочными. Так что мне всегда хотелось провести нечто вроде живого эфира перед живыми людьми – посмотреть, как они реагируют...
Чусовитин: В принципе, наши «Звезды дискотек» – это как раз возможность посмотреть людям в глаза и стать поближе к народу. По сути дела, это та же «Команда Стерео», только там больше музыки и меньше слов.
Куприянцев: На сайте слушатели с нами не слишком много общаются. Наверное, потому что люди достаточно взрослые. Но когда мы выступаем, обязательно кто-нибудь подходит и благодарит за «Команду Стерео».

Что вам лично особенно дорого из музыкального арсенала «Команды Стерео»?

Куприянцев: Depeche Mode у нас в крови! Кстати, мы были в Москве на концерте и видели Depeche Mode вживую...
Чусовитин: Пятнадцать минут сидели как дураки – не могли поверить, что мы действительно там находимся.
Куприянцев: Я немного сентиментален по характеру, и когда осознал, что вижу Depeche Mode, даже пустил скупую мужскую слезу.

Обращение к музыке 1980-х – это изначально был личный порыв или вы чувствовали, что у публики есть запрос на такую программу?

Чусовитин: Это была просто шутка! Мы сидели у Леши на кухне, выпивали чай и... Кстати, у Леши, пожалуй, самая большая за Уралом коллекция диско-музыки 1980-х – начала 1990-х. Причем половина – на виниле. То есть коллекция бесценная.
Куприянцев: Причем пластинки не советские, а привезенные из Голландии, Германии, США... Такие пластинки сейчас стоят до 3000 рублей. При этом самое трудное – не купить, а найти пластинку. Это мое увлечение, хобби, может быть, в чем-то отчасти и смысл жизни.
Чусовитин: И мы решили: а что это у нас все пылится? Давай сделаем дискотеку как в старые добрые времена. Мы даже вели первые дискотеки с катушечными магнитофонами, но потом решили оставить их только в качестве антуража, потому что много времени затрачивается на перемотку.
Куприянцев: Маленькое отступление для подрастающего поколения ноутбуков. Сейчас все слушают музыку в mp3. Да, хорошо купить за сто рублей диск со всей антологией твоей любимой группы. Но жаль, что это поколение так и не узнает, как звучит настоящий винил и что музыка с катушечного магнитофона, качественная запись на качественной аппаратуре звучит даже лучше, чем компакт-диск. Даже сейчас все студийные группы пишутся изначально на студийную магнитную ленту, а не на «цифру».

Вы начинали вести дискотеки еще в начале 1990-х. Чем та публика отличалась от сегодняшних посетителей клубов?

Куприянцев: Публика стала более стильной, образованной, может быть, более интеллектуальной. Конечно, сейчас то время вызывает улыбку. Достаточно вспомнить, как люди одевались. С тех пор у публики появились стиль и вкус. И сегодняшняя мода не вызывает улыбки, а та – вызывает. Когда мы сегодня выходим на сцену в своих «Адидасах», это не просто шутка. В то время в костюме «Адидас» можно было ногой открыть любую дверь.
Чусовитин: Тогда люди брали у друзей костюм «Адидас», чтобы сфотографироваться на паспорт. Или пойти на свадьбу. Вот насколько все было серьезно!

Да, и наверное, с тех пор публика стала более раскованной, более уверенной в себе...

Чусовитин: (сурово) Я бы сказал более избалованной.
Куприянцев: Народ все труднее удивлять – они уже все видели, все знают.
Чусовитин: Раньше диск-жокей был человеком, который нес музыку в массы, всегда общался с публикой с помощью микрофона, и его слушали. Их было немного на весь город, и это были уважаемые люди.
Куприянцев: Грубо говоря, тогда диск-жокеям заглядывали в рот. А сейчас заглядывают кто в карман, кто на пульт – что он там крутит-то?
Чусовитин: Лихие девяностые изменили мнение о диск-жокее как о музыкальном гуру и перевели его в ранг кабацкого музыканта («Слышь, поставь это!»). Сейчас это уже меняется. В мире ди-джеи давно возведены в ранг суперзвезд.
Куприянцев: Главной фигурой в клубе является не бармен, не арт-директор, не охранник, а именно диск-жокей. От диск-жокея зависят настроение вечеринки, атмосфера, он может повести людей за собой, он может дать им некую эйфорию, состояние полного счастья. А от этого уже вырастает выручка в баре!


Елена Полякова

читайте также




  • В эфире
  • Популярное
Реклама

Опрос

Вы ходите в театр?