Манка, мэм!

Завтрак в «Кофемолке» испортил утро, несмотря на удачную кашу по-гурьевски

Первая «Кофемолка» открылась в 2004 году в немного неожиданном месте – напротив метро «Студенческая». Но несмотря на то что цены там совсем нестуденческие, а район сплошь молодежный, за свободные столики почти сразу же надо было бороться. Потом по городу возникли еще несколько заведений этой сети, принадлежащей компании «Септима». В январе 2007 двери на заснеженную Советскую распахнула еще одна «Кофемолка». В ней корреспондент НГС.РЕЛАКС решила, изменив своей программе, позавтракать.

Расположена «Кофемолка» на Советской удачно – пересечение с улицей Ленина не позволяет иссякнуть потоку желающих выпить кофе за деловой беседой, после похода по модным магазинам и прочей суетой жизни центра. Более чем странно, что бизнес-ланча здесь нет. Зато есть завтрак – целая страничка.

Завтрак «Кофемолка», «Завтрак чемпиона», «Деревенский завтрак». Есть каша дня с добавками на выбор, есть всевозможные виды омлетов. Невозможно не обратить внимания на знакомое по классической литературе название «гурьевская каша» с цукатами и орехами. Утреннее по ассоциациям название круассан тоже нельзя пропустить. В комплексные завтраки входит черный кофе, а если завтрак ты комплектуешь сам, то приходится выбирать из основного меню.

В мой «девичий» завтрак после непродолжительных раздумий были включены каша гурьевская (65 руб.), круассан с маслом и вареньем (39 руб.) и какао (59 руб.).

Приняв заказ, официантка незамедлительно испарилась, оставив надежду, что блюда станут появляться на столе так же оперативно.

Тем временем я принялась за осмотр территории. Вид, открывающийся со столика у окна, позволяет с легкой осенней грустью наблюдать за спешащими людьми, ныряющими кто в магазин дорогой обуви, кто в магазин обуви подешевле, кто в почти питерскую подворотню.

Если посмотреть в другую сторону, то вид не менее привлекательный: по-имперски высокие потолки с лепниной (неожиданно для Новосибирска), обросшие оранжевыми невыразимо уютными плафончиками на длинных хвостиках. Антресоль огорожена резными перильцами, чугунные батареи центрального отопления не сразу угадываются под черной с золотом росписью. Это зона для некурящих. Курящие территориально ущемлены, поэтому в задымленной и затемненной оранжево-черной комнате людно и шумно. В основном зале светлее и тише.

Прошло десять минут, мой стол пустовал. На пятнадцатой прибыло какао – официантка победно выставила его в центр круглой столешницы и пожелала приятного аппетита, что прозвучало как легкое издевательство – еды не было.

Еще через пять минут на столе появилась каша. Признать ее с первого взгляда, не скрою, было нелегко – передо мной стоял бокал для латте с кремового цвета наполнением, украшенным ломтиками киви и половинками виноградин.

Вообще, манная каша, приготовленная особым образом с сахаром, молочными пенками, грецкими орехами, изюмом, сухофруктами, считается одним из шедевров русской кулинарии. Своим названием она обязана министру финансов и члену Государственного совета графу Дмитрию Александровичу Гурьеву, но изобрел рецепт, конечно же, не сановник, а его повар Захар Кузьмин. Готовится она долго и муторно, судя по описанию – часами нужно стоять над плитой, кипятя молоко и снимая с него пенки. Потом с ювелирной скрупулезностью выкладывать кашу, прослаивая пенками, и запекать в духовом шкафу.

Если ее в «Кофемолке» готовили именно так, тогда 20 минут, которые я прождала, говорят о том, что на кухне ставили рекорд с секундомером. Но я сильно подозреваю, что каша была приготовлена заранее и разогрета (возможно, ее и грели 20 минут – я не сразу смогла начать есть из-за обжигающей температуры поданного блюда). Чуть-чуть остыв, она предстала во всей лакомой красе – каша по-гурьевски действительно очень вкусная. Тем, кому она покажется чересчур сладкой, напоминаю, что изначально это блюдо подавалось как десерт.

После каши очень хотелось пить какао, закусывая свежим крауссаном, намазанным тающим маслом и кисловатым джемом (я заказала сливовый), и разглядывать хмурящуюся улицу, примеряя ее к разным городам. Но круассана не было.

Когда он все-таки появился, я поняла, что сделала ошибку, не оценив лингвистическую разницу между словами «джем» и «варенье». В розетке лежали половинки слив, залитые сиропом. Намазывать их на круассан не представлялось возможным. Какао оказалось очень сладкое, а количество сахара хотелось бы регулировать самостоятельно. Круассан, хотя сверху и осыпался, внутри был не пропечен. Утро оказалось испорченным. Захотелось домашнего бутерброда. О том, что круассан (в переводе с французского – «полумесяц») впервые был испечен в честь победы над Османской империей в 1686 году, рассказывать расхотелось. Еще раз я убедилась, что в кофейне нужно пить кофе, а есть лучше в специально отведенных для этого местах.


Ольга Семенова
Фото Евгении Брыковой


читайте также




  • В эфире
  • Популярное
Реклама

Опрос

Вы ходите в театр?