Для тех, кто не на dachas

Испано-американская группа Brazzaville привезла в «Тинькофф» запах океана

До появления Brazzaville вокалист и основатель группы Дэвид Браун играл на саксофоне у Бека (того самого). А в работе над третьим альбомом группы – Rouge On Pockmarked Cheeks (2002 г.) – участвовал легендарнейший продюсер Найджел Годрич, работавший с Беком, Radiohead, Travis и R.E.M. Так что в истории Brazzaville упоминаются далеко не последние имена. Напомним, что в Новосибирске Brazzaville уже выступали – в феврале в «Рок-Сити». Но на этот раз все было немного по-другому.

Если предыдущий концерт был аншлаговым – тогда в «Рок Сити» набилось около 650 человек, то на этот раз обошлось без особого ажиотажа. По сбивчивым подсчетам корреспондента НГС.РЕЛАКС, в разгар концерта в ресторане «Тинькофф» было около полутора сотен человек. Возле сцены было тесновато, но все-таки большая часть публики предпочла остаться за столиками и проверять музыку Brazzaville на совместимость с различными блюдами и напитками.

Кстати, раз уж речь пошла о напитках: характеризуя стиль группы, критики любят употреблять слово «коктейль». Коктейль из музыкальных стилей, в котором босса-нова, лаунж, джаз и совсем уж экзотическое эхо дальних стран растворены до полной прозрачности в меланхоличных, но предельно ясных и запоминающихся поп-песнях (в западном, а не в российском понимании слова «поп»).

Ну а вслед за словом «коктейль» капризное и измученное долгой зимой подсознание немедленно вытягивает цепочку ассоциаций: «пляж», «солнце», «море»... «восточный лос-анджелесский бриз».

Музыка Brazzaville воистину создана для лета – под нее одинаково хорошо и сидеть на берегу, наблюдая, как накатывают волны, и шататься по обезлюдевшему от жары городу.

Несмотря на грусть-печаль текстов Дэвида Брауна, Brazzaville, что называется, «не грузит», оставаясь ненавязчивым спутником и в беззаботной эйфории, и в размышлениях о бренности всего сущего, «фоновым» спутником, который не требует уделить себе все внимание.

Созданный Дэвидом Брауном в Калифорнии в 1998 году Brazzaville позже перекочевал в Барселону, по пути изменив состав. Так что космополитизм собранного с миру по нитке Brazzaville вдохновлен уж точно не учебниками географии. Сам основатель группы родился в Лос-Анджелесе, в юности мыл посуду на кухне сомнительного ночного клуба в Сан-Франциско, а потом малобюджетно путешествовал по Индии, Южной Америке, Европе, Дальнему Востоку. Впрочем, космополитизм Brazzaville – это не ситары и этническое многоголосье, а чувство неприкаянности и вечного лета, за которым, как известно со времен весьма калифорнийского по духу фильма «На гребне волны», нужно гоняться по всему свету.

Те же музыкальные критики отмечают (иногда не без ехидства), что в России Brazzaville как-то особенно приглянулся публике. Вояжи в Россию обернулись путевыми заметками на двух последних альбомах группы.

Например, о ночном поезде из Петербурга в Москву или о Лене из Молдовы, которая мечтала о жизни со страниц глянцевых журналов, а теперь работает «на грязном матрасе». На прошлогоднем East L.A. Breeze есть и кавер-версия «Звезды по имени Солнце» группы «Кино» – The Star Called Sun (. Подробнее об этой песне НГС.РЕЛАКС рассказывал в репортаже с предыдущего концерта Brazzaville в Новосибирске). А на официальном сайте группы в разделе «гастроли» есть пассаж, демонстрирующий отличное понимание нравов и обычаев русских: о рискованности полноценного турне летом, когда большинство аудитории «находится за пределами страны или на своих dachas».

В «Тинькофф» Вrazzaville, явившиеся публике с нескромным опозданием, играли песни с последнего альбома East L.A. Breeze, возвращаясь и к более ранним – Hastings Street и Rouge On Pockmarked Cheeks... Некоторые из тех, кто был и на прошлом новосибирском концерте Brazzaville (с тех пор репертуар группы не обновился), отмечали, что музыканты выглядят усталыми и «атмосфера не совсем та, народу мало пришло». И немедленно оговаривались, что группа «все равно обалденная». Впрочем, есть подозрение, что именно в такой расслабленной прохладной ресторанной атмосфере Brazzaville воспринимаются лучше. Несмотря на то что вживую они, как это обычно водится, проще, напористее, «тяжелее», рок-н-ролльная давка и духота им были бы ужасно не к лицу.

Выйдя на сцену, Дэвид Браун с трогательными старомодными усиками оглядывает зал лихим взглядом парня, который плевать на все хотел, но пара проникновенных песен с привкусом разочарования в несовершенном мире смывает это выражение лица, как летний ливень хулиганские граффити. Барабанщик, отстукивая ритм, кокетливо закатывает глаза. В общем, если вы хороши собой и притом знаете толк в душевных песнях, вокруг вас вечно будут собираться в кружок симпатичные девушки, щелкающие фотоаппаратами и уже знающие о вас все или почти все.

Несколько девушек перед сценой растягивают над головами связку разноцветных флажков. Что за флажки? «Он же хочет корабль купить! Вот для корабля флаги разных стран...» Ближе к концу вечера пестрая лента флажков переместилась на шею Дэвида и как будто сама собой замоталась (без помощи зеркала) с непринужденной элегантностью. А на бис, разумеется, сыграли The Star Called Sun. Уже с первых тактов публика начала вставать и бодро перемещаться к сцене.


Елена Полякова
Фото Евгении Брыковой


читайте также

  • В эфире
  • Популярное
Реклама

Опрос

Вы ходите в театр?