«Рататуй»: Париж, я люблю тебя до хвостовой дрожи

Новый мультфильм от студии Pixar сервирует американскую мечту с европейским стилем и вкусом

Все знают, что если ирония судьбы или генетическая мутация подбросила в семейное гнездышко паршивую овечку или гадкого утенка, это наверняка начало прекрасной истории. Вот опять: в многочисленном крысином клане, оккупировавшем помойку, завелся Реми, непонятно в кого гурман, который мечтает творить кулинарные шедевры, а не грызть гнилую капустную кочерыжку. Если некоторые из последних анимационных блокбастеров похожи на разгулявшийся капустник, то «Рататуй», сделанный студией Pixar («Корпорация монстров», «В поисках Немо», «Суперсемейка», «Тачки»), – это не просто мультик, это практически кино. Кино с концентрированным парижским стилем, как «Амели» или «Париж, я люблю тебя».

Все знают, что если ирония судьбы или генетическая мутация подбросила в семейное гнездышко паршивую овечку или гадкого утенка, это наверняка начало прекрасной истории. Вот опять: в многочисленном крысином клане, оккупировавшем помойку, завелся Реми, непонятно в кого гурман, который мечтает творить кулинарные шедевры, а не грызть гнилую капустную кочерыжку.

Если некоторые из последних анимационных блокбастеров похожи на разгулявшийся капустник, то «Рататуй», сделанный студией Pixar («Корпорация монстров», «В поисках Немо», «Суперсемейка», «Тачки»), – это не просто мультик, это практически кино. Кино с концентрированным парижским стилем, как «Амели» или «Париж, я люблю тебя».

Унесенный штормом в сточную трубу, Реми, выбравшись на поверхность, обнаруживает, что всю жизнь жил не где-то, а под самым Парижем. И прямо над ушастой головой с трясущимися от волнения усами сияет неоном самый знаменитый из парижских ресторанов – «Гюсто». Сияние скоро может померкнуть – великий мэтр Гюсто скончался, а заменивший его злобный карлик мсье Живодэр, используя имя покойного в качестве торговой марки, развернул производство замороженных полуфабрикатов и подумывает, страшно сказать, о хот-догах. Ресторану срочно нужен новый кулинарный гений, и вопреки всем санитарно-эпидемиологическим нормам им должен стать Реми...

То, что компьютерная анимация каждого нового мультфильма от Pixar или от их главного конкурента – студии Dreamworks Аnimations («Мадагаскар», «Лесная братва», «Смывайся», все «Шреки») – с каждым новым релизом становится все круче и круче, уже не новость. Критики только успевают, захлебываясь от восторга, доложить, что каждый волосок у персонажа шевелится на ветру как настоящий, – и вот выходит новый мультик. И сразу становится ясно, как на самом деле должна выглядеть шкурка настоящего живого зверька.

«Рататуй» – это еще один шаг вперед. Пушок внутри розовых ушек Реми, слипшийся от красного вина после неудачного тоста мех, выразительная мимика на крысиной морде, – все это прорисовано безупречно. Главный герой получился не просто смешным – он умилителен настолько, что впору советовать протаскивать в кинотеатр в сумочке домашних питомцев, чтобы было кого тискать от переизбытка чувств.

Хороши не только Реми и его семейство. Вечная беда «звериных» анимационных блокбастеров – на фоне совершенно живой и потрясающе нарисованной мохнатой и пернатой живности персонажи-люди выглядят наспех сделанными болванками. В «Рататуе» люди наконец-то стали выпуклыми не только в смысле 3D-анимации, но и как характеры – они, начиная от бесталанного поваренка, руками которого Реми творит шедевры, и заканчивая унылым и безжалостным ресторанным критиком Эго, квинтэссенцией всего, за что ненавидят критиков, – придуманы и нарисованы просто роскошно.

А еще есть атмосфера Парижа, прорисованного до самого маленького окошка, до каждой трещинки в мостовой, города мечты с вездесущей аккордеонной музыкой, переполненными кафе и целующимися парочками... С динамикой и зрелищностью тоже все в порядке – угрозы, которые подстерегают юркую крысу в большом городе, подразумевают весьма волнительные моменты и отличный экшн. Сцена, в которой старушка в противогазе расстреливает уплывающую по реке крысиную стаю, не испортила бы и хороший военный фильм – она почти кощунственно напоминает сцены из кино о Второй мировой.

Впрочем, дело не только в высоких технологиях, дело в душевно рассказанной сказке. Часто можно услышать жалобы озабоченных родителей на то, что по экранам тяжелой поступью сытого людоеда топают чересчур наглые, развязные и не по-детски половозрелые блокбастеры. А в присутствии любопытных чад папы и мамы моментально утрачивают способность смеяться над скабрезным юмором – так уж устроен родительский инстинкт. Так вот, «Рататуй» ничьи представления о том, каким должно быть настоящее детское кино, не оскорбит. В «Рататуе» есть что-то ностальгическое, мило старомодное – откуда-то изнутри коготками скребутся воспоминания то ли о полнометражных диснеевских мультфильмах, на которых выросло поколение нынешних молодых родителей, то ли и вовсе о невероятно «вкусной» книжке, прочитанной залпом, под чай с вареньем и шум дождя за окном.

Вместо обычных неполиткорректных шуток и стеба над сказочными штампами у «Рататуя» есть кое-что другое, придающее ему стильность, густой, как сырный соус, культурный подтекст. Парижские трущобы, искусство высокой кухни, бедный юноша, как в старых и толстых романах, узнавший о своем непростом происхождении. Прямо-таки прямая цитата из Пруста, когда ресторанный критик Эго – бледная и злобная немочь, гроза всех поваров, – попробовав рататуй в ресторане «Гюсто», вдруг с головой окунается в детство... Выразительная мимика Реми, который как собака все понимает, но не говорит, и нелепые чаплиновские метания по кухне поваренка, которым Реми управляет как марионеткой, дергая за волосы, – ну конечно же, немое кино!

Если расковырять вилкой изысканное оформление «Рататуя», то под хрустящей корочкой парижского круассана обнаружится старая добрая американская мечта. Даже у того, кто в юности искал себе пропитание на помойке, есть шанс талантом, упорством, а главное – верой в свою мечту проложить себе путь к признанию и успеху. Ну и что, что штамп! Идея-то не самая худшая.

Елена Полякова

читайте также

  • В эфире
  • Популярное
Реклама

Опрос

Вы ходите в театр?