«У нас все друг в друга перевлюблялись»

Новосибирская студия «Тодес» представила в ДКЖ свое очередное шоу

Новосибирский «Тодес» у нас уже давно не менее популярен, чем знаменитый столичный состав студии Аллы Духовой. Традиционные отчетные концерты новосибирских студийцев всегда проходят с аншлагами на одной из крупнейших эстрадных площадок. Директор «Тодеса» в Новосибирске Павел Мычко рассказал корреспонденту НГС.РЕЛАКС о жизни студии – видимой и закулисной, а также о своих дальнейших планах.

Когда-то ты работал ди-джеем в одном из клубов города. А как пришел к тому, что возглавил танцевальную студию?

Кроме ди-джейства, я работал администратором в Сибирском театре эстрады. Работая за небольшие деньги, я рассчитывал на большую перспективу. Я человек расчетливый. Заводил разные знакомства в Новосибирске, Москве, показывал свои способности в работе тем людям, которые имели отношение к шоу-бизнесу, были, так сказать, его акулами. Через какое-то время я стал организовывать концерты сам (сейчас Павел еще и директор концертного агентства Llava Show – прим. автора). Концерт московского «Тодеса» был одним из моих первых мероприятий. Когда приехала Алла Духова, возникла идея создать здесь школу. Наша студия – одна из первых четырех школ Духовой, появившихся в России. Танцы были моей мечтой, но сам я не танцевал никогда.

Мечтал танцевать, но, как я знаю, так и не танцуешь. Прямо сапожник без сапог…

Мне просто некогда этим заниматься. Сейчас я даю шанс людям развиваться, танцевать, даю им возможность зарабатывать этим. Участников нашего концертного состава устраиваю на работу. Мне очень хочется дать другим людям то, чего не успел когда-то я.

Когда появился новосибирский «Тодес», сколько в нем было людей изначально и сколько сейчас?

Открылись мы 3 ноября 2001 года. К нам пришли где-то человек 45. Это немного. Мы с Духовой думали, что стоит написать на заборе «Тодес», и будет сразу стоять очередь. Не случилось. Люди скептически отнеслись: ну «Тодес»… Я думаю, в то время мы были равнозначны с танцевальной школой Maxidance. Да, «Тодес» – имя, но имя нужно подкреплять. Чем мы и занимаемся. Наши студийцы выступают на концертах, выходят на самые лучшие площадки города, где появляются в том числе лучшие мировые звезды. Сейчас у нас в студии более 100 человек.

Танцевать можно в любом возрасте? Вот у в вас танцами занимаются люди какого возраста?

От 4 до 45. Одна женщина 45 лет водит ребенка и сама занимается. Сначала стеснялась. Ведь в 45 лет танцевать учиться не просто так. Уговорили. И сейчас она так танцует! По ней видно, что она просто в полном кайфе! Эта женщина занимается бизнесом, у нее шикарная семейная жизнь, и она ходит к нам для удовольствия.

Как сама Духова относится к своим «детищам»? Ездит, инспектирует студии?

У нее 30 школ на всем пространстве бывшего Союза. Конечно, все их проверить невозможно. Тем более у нее дети. Она относится к этому как к бизнесу. Есть директора, которые занимаются на месте этими школами. Раньше она еще ездила, когда это было возможно. А сейчас нет. Может, выбирается в те школы, которые находятся не так далеко – в Риге, Питере… Но ездить в Новосибирск или в Хабаровск с Петропавловском-Камчатским просто невозможно. За границей вот открыли студию «Тодес». В Болгарии точно есть, по-моему, в Америке открывают.

Танцы «Тодеса» порой настолько сексуальны и эротичны… Любовные романы случаются в рамках студии?

Это было всегда! У тех, кто ходит в студию, конечно, это случается редко, т.к. в основной массе там дети занимаются. А вот концертный состав, который гастролирует и выступает на разных площадках… У нас все друг в друга перевлюблялись. В Лешу Балаша постоянно влюбляются, он красивый, фактурный. Было и в меня девчонки влюблялись. Стас Чунихин очень популярен был. Он сейчас в Москве в Институте культуры учится. Не знаю, доходило ли до интимных отношений, но вместе гуляли, письма какие-то писали… К Жене Гасниковой, нашей солистке, у одного, не буду говорить кого, была безумная любовь. До сих пор есть. Ее любят мужчины. Она такая, со стержнем каким-то внутри – такая жесткая. Это, наверное, заводит мужчин.

Сложно научиться танцевать красиво, как говорится, с нуля?

Это зависит от таланта и усердия. Если человек «виснет» в зале, если он занимается постоянно, если у него есть желание, если он, помимо «Тодеса», занимается такими направлениями, как джаз, классика, то все получится. Кстати, очень многие ребята пришли сначала танцевать в «Тодес», а потом пошли учиться на хореографию. Как Женя Гасникова, как Тимур Пак… «Тодес» дал многим толчок к дальнейшему обучению. Сколько надо учиться человеку с нуля? Не знаю, года два-три, наверное. И танцевать надо учиться в разных стилях: джаз, классика, хип-хоп, r’n’b… Уникальность танцоров «Тодеса» в том, что они умеют все.

Совсем недавно состоялся ваш очередной отчет – новая программа, которую вы представили в ДКЖ. Успешно прошла?

Те, кто был в зале, говорят, что все было супер. Мы из каждого концерта стараемся сделать шоу. Просто открытый урок провести скучно. В этот раз наша программа называлась «Путешествие в…». А там уж каждый для себя понимает, куда это путешествие. Главные герои у нас были волшебник (Леша Балаш) и клоун (Антон Зеленцов). Нам помогали еще мимы из театрального института. Сначала волшебник превращал Антона в клоуна, а потом начиналась программа, состоящая из номеров, к каждому из которых мы придумали свою оригинальную подводку. А просто делать программу, где танцевальные номера идут один за другим, неинтересно.

Как такое шоу создается?

Приезжают преподаватели из Москвы с какими-то своими номерами, мы где-то за два-три месяца до концерта садимся и начинаем придумывать концепцию. Записываем музыку, заказываем декорации… Важно, чтобы все танцоры почувствовали себя героями какой-то сказки. Это одна из наших главных «фишек», такой менеджерский ход. Чтобы люди захотели пойти в студию, надо их чем-то удивить. Вот мы и стараемся удивлять. Концепцию придумываем в основном Леша Балаш и я. Вот идея последнего концерта была вся его. Но, конечно, тон задают московские педагоги со своими номерами.

А в других студиях «Тодес» как проходят такие отчетные концерты?

Я видел многие концерты, в основном это просто поставленные номера, зачастую бессмысленные. Я не понимаю, почему тем педагогам не хочется все это приукрасить. Наверное, им просто это неохота делать. Многим педагогам, которые приезжали в Новосибирск, мы просто глаза раскрыли, что можно делать целый шоу-концерт, а не просто открытый урок, когда студийцы выйдут, «отдубасят» и уйдут. А потом про это забудут. Мы же делаем так, чтобы люди помнили о наших выступлениях.

На прошлогоднем вашем концерте без травм, к сожалению, не обошлось. Во время репетиции, как я слышал, случился даже перелом ноги. В этот раз как?

Травмы происходят от глупости. Все репетируется и оттачивается в зале очень долго. В прошлом году у нас Максим Рогов сломал ногу лишь потому, что ему захотелось залезть по веревке, висящей над сценой. Вот просто захотелось! А так у нас, тьфу-тьфу-тьфу, чтоб не сглазить, вообще не бывает травм. Конечно, танцы бывают жесткими, но для концертного состава и ни в коем случае не для студийного.

Многие солисты новосибирского «Тодеса» мало того что красивы внешне и отличные танцоры, так еще и довольно известны. Звездной болезнью болеют?

Звездят часто! Особенно последнее время. Это неизбежная ситуация. Тяжело их возвращать на землю, т.к. привыкаешь к ним как к детям. Но приходится… Приходится наказывать, выгонять. Не всегда берем их обратно, к сожалению, с некоторыми приходится расставаться. Человек, который приходит в зал, должен работать и делать дело. Если он считает, что мир должен подстраиваться под него и все должны подстраиваться под него, то от такого человека нужно избавляться. Звездная болезнь есть у очень многих, но есть те, кто работает и кайфует от этого, а есть те, кто считает, что они в этом мире единственные и великие. И им ничего уже не надо. Но когда они уходят из «Тодеса», то, как правило, они никем не становятся.

Что больше всего мешает стать хорошим танцором?

Лень и глупость.

Чем-то еще планируешь заниматься, кроме «Тодеса» и своего концертного агентства?

Мы открываем новую танцевальную школу Flexx 5. «Flexx» – сокращение от английского слова «гибкий», а «5» – просто так. Чтобы все спрашивали. (Смеется) Преподавать будут как ребята из концертного состава «Тодеса», так и приглашенные педагоги, например, известный Роман Манжосов. В этой студии будут совершенно другие стили, нежели в «Тодесе» – стрип-пластика, латиноамериканские танцы, сальса, классика, джаз… Я планирую сделать школу для развития – многие ребята хотят, помимо хип-хопа и r’n’b, изучать что-то еще. А в «Тодесе» такой возможности нет, потому что нет времени. Марку «Тодес» в Новосибирске я, считаю, поднял хорошо. Надо заняться чем-то еще. И делать все хочется на высоком уровне: или делать отлично, или не делать вообще. Это мой принцип.

Илья Калинин
Фото предоставлены новосибирской студией «Тодес»



читайте также




  • В эфире
  • Популярное
Реклама

Опрос

Вы ходите в театр?