«Проклятие золотого цветка»: ослепительное сияние Востока

На киноэкраны вышла роскошная китайская трагедия режиссера «Героя» Чжана Имоу

Действие «Проклятия золотого цветка» разворачивается в Китае в Х веке. Немного восточных единоборств, одна масштабная битва и тонны золота, слепящего глаза. Персонажи все расписные до кончиков ногтей или закованные в доспехи, которые делают их похожими на диковинных насекомых. Антураж экзотический, а вот страсти классические, прямо-таки шекспировские. Запретная связь, борьба за трон, жажда мести, предательство и чувство долга. Дети против родителей, слуги против господ, яды против царственных организмов…

Перед нами царствующая семья – сам император в исполнении Юнь-Фат Чоу («Крадущийся тигр, затаившийся дракон») и его семейство (императрица, наследный принц, блудный принц, только что прощенный и возвращенный домой, и наконец младший принц, на которого до поры до времени никто не обращает внимания) готовятся к осеннему Празднику Хризантем. Подготовка омрачена тревожными предчувствиями. Ведь как известно, королям не дано не только жениться по любви, но и наслаждаться доверием и взаимопониманием в кругу семьи. Императрицу лечат загадочным настоем, от которого ее самочувствие только ухудшается. Вопрос о том, кто из принцев взойдет на престол, остается открытым. И во дворце отчетливо пахнет заговором. И когда тайное станет явным, зрители наконец-то получат зрелищные восточные поединки. Большую же часть фильма составляют семейные перипетии с сюжетными поворотами в стиле «Родимое пятно! Я твой брат!»

В последнее время кино, которое приходит со стороны Китая, уже практически убедило своего зрителя, что люди способны летать или по крайней мере надолго зависать в воздухе. «Проклятие золотого цветка» может поколебать эту веру, а тех, кто полюбил Чжана Имоу после «Героя», несколько разочаровать. Вместо легкости и прозрачности «Героя» здесь сплошная тяжесть и основательность. Вместо поединка, напоминающего танец в воздухе, – скрежет тяжелого металла. Толстым слоем золота и глянца покрыты не только персонажи, но и любая поверхность в кадре. Здесь все исчисляется армиями – не только воины, но и рабыни, декольтированные настолько, что возникают ассоциации скорее с Версалем, нежели с Китаем.

Килограммы золота тянут к земле, а воздуха не хватает не только чахнущей императрице, но и самому фильму.

Играющей императрицу Гонг Ли («Мемуары гейши», «Ганнибал: восхождение») лучше всех удается подавать из золотой клетки сигналы о том, что ее героиня на самом деле живая и страдающая. Но тяжеловесная «костюмность» и оперная роскошь фильма все равно вылезают на первый план, подавляя все остальное.

Тому, кто не числит себя среди страстных, а главное – компетентных поклонников азиатского кино, смотреть фильмы с Востока всегда мешает внутренний скептик. Скептик нашептывает подозрение: а вдруг угощают тамошней версией матрешек, цыган с самоварами и других туристических сувениров? В результате некоторые азиатские фильмы смотреть трудно, потому что осознаешь, что значительную часть смысла – подтекст, нравы и обычаи, да и просто мотивы действий персонажей – не будучи востоковедом просто не понимаешь.

Часто возникает и обратная проблема – как-то уж очень все по-европейски, да и показывают полный набор того, чего ожидаешь от восточной экзотики. Получается как в анекдоте про разницу между туризмом и эмиграцией. «Эмигрировать» – с головой погрузиться в восточные культуры – готов не каждый. А чувствовать себя наивным туристом не слишком лестно. Помочь примириться с этим ощущением помогает только искренний восторг и ощущение кинематографического чуда, когда все остальное становится не важным. Последний фильм Чжана Имоу, кажется, все-таки опасно накренился в сторону «туристического синдрома».

«На съемках использовались подлинные китайские костюмы, в которых преобладает золотой цвет. Художник по костюмам развивал идею чрезмерности, которая нашла свое двойное воплощение в костюмах. У большинства костюмов по 5-6 слоев. Каждый слой одежды был украшен замысловатыми деталями и создавался вручную. Костюмы «Одеяние Дракона» и «Мантия Феникса», в которые облачаются император с императрицей, великолепны и изысканы. 40 мастеров в течение двух месяцев конструировали каждое из этих одеяний».
Чжан Имоу


Вот так вот – как в музее на экскурсии. Впрочем, в том, чтобы побыть туристом, нет ничего плохого. Действительно интересная интрига фильма, убедительные актерские работы, мощные массовки, где все подданные императора действуют как винтики одной машины, размах и масштабность прилагаются. И что приятно – у нас фильм идет с субтитрами.

Справка: Чжан Имоу, один из самых именитых современных азиатских режиссеров, родился в 1951 году. Как сын офицера был исключен из школы и отправлен на сельхозработы в годы Культурной революции в Китае. В 1978 году был принят раньше установленного возраста (после обращения к министру культуры) в Пекинскую киношколу. За дебютную режиссерскую работу над фильмом «Красный гаолян» (1987 г.) Чжан Имоу получил «Золотого медведя» на Берлинском кинофестивале. Последовавшие за ним «Подними красный фонарь» (1991) и другие фильмы были весьма недоброжелательно приняты китайской цензурой – одни ленты запрещали на родине, другие отзывали из программы Каннского фестиваля. Отношения с китайскими властями наладились после того, как Имоу переключился с «социалки» на красоту восточных единоборств и китайских легенд в таких фильмах, как имевший огромный успех «Герой» (2002) и «Дом летающих кинжалов».


Елена Полякова

читайте также

  • В эфире
  • Популярное
Реклама

Опрос

Вы ходите в театр?