Юродство с аншлагом

Вместо героя фильма «Остров» Мамонов продемонстрировал шаманский угар

Моноспектакль «Мыши+Зелененький» от музыканта, поэта, актера и героя русского андеграунда Петра Мамонова – угрожающе булькающий, мутно-непрозрачный поток сознания, разлитый в отделенные друг от друга несколькими секундами темноты мизансцены. Возможно, в том, что ДКЖ был заполнен вплоть до приставных стульев, сыграла свою роль популярность фильма «Остров», который превратил Мамонова из персоны широко известной в довольно узких кругах в персону более чем узнаваемую. В основу моноспектакля положены песни с двух альбомов Мамонова (один альбом называется «Мыши 2002», другой, разумеется, – «Зелененький»).

Свои песни Мамонов выпевает-выговаривает с неописуемыми и неподражаемыми интонациями. Четко артикулированные, голосом увеличенные до плакатного шрифта слова перемежаются нечленораздельными выкриками, тихая нежность – старческой раздражительностью, комический ужас – замшелой, лесной, подвальной тоской…

«Много чего хочется рассказать про коллекционеров, про собирателей марок. Много чего хочется рассказать про изобретателей, про делателей. Но где мои слова? Откуда у такого маленького кролика, как я, слова?»

Кто-то из публики хохочет, кто-то напряженно серьезен. Но наблюдать за публикой не очень-то получается – корреспондент НГС.РЕЛАКС, вполне скептически настроенная перед началом спектакля, через пять минут поймала себя на том, что не может отвести глаз от сцены. Даже опоздавшие зрители, которые пробираются между рядами, вызывают легкое раздражение, потому что, ненадолго заслоняя обзор, вызывают помехи в трансляции «русской народной галлюцинации», как критики любят определять стиль Мамонова.

«Я такой дядечка особенный. Много-много лет неподвижно лежал в пыли. Пожелтел, бороденка высохла. А глаза все с тем же нежным прищуром».

Без всяких декораций и помощников-подтанцовщиков, только с микрофоном в руках, на голой сцене, Мамонов крепкой хваткой удерживает зрительское внимание на протяжении всего спектакля. По законам шоу-бизнеса, такая способность – это чудо природы. Вроде возникшего в череде выползших из какого-то темного, тесного и сырого подполья мамоновских образов северно-западного слона, которому «никак не свалиться набок», а вокруг везде «мелко и холодно»… В одном из интервью Мамонов помянул сочувственным словом загадочного слона:

«Давным-давно, когда я еще смотрел телевизор, там показывали, как какой-то дурак завез слонов купаться в Финский залив. И вот бедные африканские животные бродили по этой мелкой воде под холодным дождем с грустными-грустными глазами… И не ищите там каких-то аналогий или скрытых смыслов — дурацкое это дело. Вот песня нравится — и все!»

Долговязая фигура на сцене хаотически мечется, корчится и горбится, выкидывает ноги во все стороны, выдает что-то вроде «лунной походки» и канкана в исполнении отсыревшего и сведенного с ума закулисными ужасами кукольного театра Буратино. Мамонов кудахчет и размахивает руками, переминаясь с ноги на ногу, топчет свою маленькую, скукожившуюся тень. К девушкам, выходящим на сцену с букетами, подкрадывается кособоким вурдалаком, жадно выхватывает цветы и отскакивает в сторону. Бьет земной поклон – и встает на голову. В общем, как уже много раз было сказано про Мамонова, – юродство, уж простите за жирный, отчетливый штамп. Юродство, замешанное на мощной харизме, тяжелой, как толща земли, – вовсе не воодушевляющей и окрыляющей, а берущей за горло, гипнотизирующей сверкающим диким глазом и стягивающей зрителя на себя.

Справка: Петр Николаевич Мамонов, культовая фигура московского андеграунда 1980-х годов, фронтмен групп «Звуки Му» и «Мамонов и Алексей», родился в 1951 году в Москве. После распада «Звуков Му» Мамонов играл как в спектаклях театра им. Станиславского («Лысый брюнет» и «Полковнику никто не пишет), так и в собственных постановках. Снимался в фильмах «Игла», «Такси-блюз», «Остров» (за роль в «Острове» получил «Золотого орла» как лучший актер года). В последние годы, обратившись к религии, ведет практически затворнический образ жизни в деревне.

Несмотря на восторженно-взбудораженную реакцию зала в целом, ближе к концу некоторые зрители вставали и решительно и как-то очень поспешно направлялись к выходу. Пара давних поклонников Мамонова в беседе с корреспондентом НГС.РЕЛАКС предположили, что, вероятно, недовольные зрители – после «Острова» – ожидали чего-то более благообразного и спокойного, а попали на шаманский угар.

Другой поклонник разочарованно заметил: «Все то же самое!» – прошлым летом Мамонов выступал в «Рок-Сити» с теми же «Мышами» и «Зелененьким». Кстати, на этих альбомах был основан и предыдущий спектакль Петра Мамонова «Мыши, Кай и Снежная Королева». В нем на сцене присутствуют и другие персонажи, а само происходящее было названо и вовсе – балетом.

Известно, что, придя к вере, Петр Николаевич отрекся от рок-н-ролльного – греховного и суетного – прошлого. Но корреспонденту НГС.РЕЛАКС показалось, что рок-н-ролла в Мамонове по-прежнему больше, чем во многих шоуменах, позиционирующих себя как великих и ужасных представителей «греховного» жанра. В конце концов, юродствовать и валять дурака (да еще так, чтобы зрители перестали моргать) перед пришедшей в театр и настроенной на светлое и высокое публикой – это ли не есть воистину рок-н-ролл в самой его сути?


Елена Полякова
Фото www.2005.novayagazeta.ru, www.nsad.ru


читайте также




  • В эфире
  • Популярное
Реклама

Опрос

Вы ходите в театр?