«Пекло»: миссия невыполнима, но прекрасна

Режиссер «На игле» и «Пляжа» заставил зрителей чувствовать себя звездной пылью

«Пекло» – безупречно красивая по исполнению научная фантастика с философским подтекстом от режиссера «На игле», «Пляжа» и «28 дней спустя» Дэнни Бойла. Действие происходит в 2057 году. Солнце стремительно угасает. Последние надежды человечества возложены на экспедицию из восьми астронавтов, которые должны доставить к Солнцу атомную бомбу, которая взрывом «перезапустит» умирающую звезду. Несмотря на впечатляющие спецэффекты, в «Пекле» есть что-то удивительно несовременное. И его настойчиво сравнивают с «Космической одиссеей 2001» Стэнли Кубрика, вышедшей в 1968 году.

Действительно, «Одиссея» в ходе просмотра вспоминается часто, о ней напоминает и атмосфера, и долгие планы медленно вращающегося корабля и его отдельных деталей, и захлестывающее экран горячей волной сияние (заявленное в оригинальном названии фильма – «Sunshine»), и почти медитативная неторопливость отдельных эпизодов, подразумевающая не слишком испорченного компьютерными игрушками зрителя.

Кстати, о компьютерах – в «Пекле» есть и прямая цитата из шедевра Кубрика. Это суперкомпьютер, с которым команда постоянно разговаривает, а в критический момент искусственный разум выходит из-под контроля и начинает принимать собственные решения.

Через сорок лет после выхода кубриковской «Одиссеи» фильмы о космических путешествиях снимаются совсем другие. Начнем с того, что трогательного трепета и восторга перед бескрайней, непознанной Вселенной, который был у человека 1960-х, в них нет. В сегодняшних фильмах космос – либо просто одна из декораций для бодрячка в стиле «и вот на глазах у изумленной публики мы снова спасаем мир» (как в «Армагеддоне»), либо привычная бытовуха, дом родной для героев из будущего («Миссия «Серенити»), либо «Звездные войны».

А вот в «Пекле» космос тот самый, захватывающий воображение, как будто на дворе 1960-е и весь мир следит за первыми полетами. Безвоздушное пространство – это не только удобная площадка для звездных войн, но и источник невероятной, неземной красоты, которая сводит смотрящего с ума. По мере приближения к пункту назначения герои превращаются в настоящих солнцепоклонников: они видят пылающую поверхность звезды во сне, они купаются в белом свете, они надевают золотистые скафандры, скорее похожие на доспехи…

Как и в «28 днях спустя», Дэнни Бойл и его сценарист Алекс Гарланд, поймав зрителя на крючок вроде бы жанрового кино, переходят к наблюдению за человеческими взаимоотношениями в закрытом, находящимся на грани срыва и гибели коллективе. Впрочем, в психологизм фильм не углубляется – несколько потасовок и острых моментов, вот и все. Персонажи так и не раскрываются до конца, и, если честно, не слишком верится, что это космонавты и ученые, отобранные из всего человечества для величайшей в истории миссии.

С другой стороны, фильм совершенно о другом, и не так уж важна эта убедительность или неубедительность персонажей и их поступков. «Пекло» ставит два вопроса. Первый вопрос о цене отдельной жизни и оправданности человеческих жертв во имя всеобщего счастья. На космическом корабле, потерявшем связь с Землей, наполовину выгоревшем и разрушенном, исчерпавшем запасы кислорода, – так что на всех не хватит и нужно принять решение о том, кто для выполнения миссии не слишком необходим, – разумеется, на каждом шагу находится место подвигу. И подвиги совершаются, мучительно и физиологично, как это, наверное, и происходит в реальной жизни. Еще одна несовременная черта «Пекла» – оно совершенно лишено юмора и иронии. Космонавты, как выяснилось, не шутят.

В одном интервью Дэнни Бойл обмолвился, что одним из источников вдохновения для создания скафандров героев послужил капюшон Кенни из мультсериала «South Park». Персонажи погибают так же замысловато, как и незабвенный Кенни. На глазах зрителя они – в буквальном смысле слова – сжигаются дотла солнцем. Или замерзнув в открытом космосе, разбиваются вдребезги, как елочные игрушки. Или… представьте себе, что вашему системному администратору нужно чинить компьютер, погрузившись с головой в некий охлаждающий процессор химический раствор. Впечатляет?

А вот второй философский вопрос, который ставит «Пекло», переносит новую ленту Бойла из современности то ли в разряд фантастики, сознательно стилизованной «под ретро», то ли в разряд фильмов, говорящих о вечных проблемах.

Ближе к концу фильма (кстати, в пресс-релизе прокатчики фильма настойчиво просили не портить интригу, – а «Пекло» действительно интригует, – и не раскрывать содержания последней части) обнаруживается неожиданный сюжетный поворот.

И после этого поворота к истории о выживании и героическом самопожертвовании добавляются новые темы. Человек и Вселенная, человек и Бог, конфликт: «оптимистичная и деятельная наука против веры и религиозного фатализма». Должны ли мы пытаться изменить мир к лучшему или мы должны положиться на божий промысел и помнить, что мы, как говорит один из персонажей «Пекла», всего лишь «звездная пыль»? Безумен ли тот, кто выбирает второй путь, или он всего лишь увидел нечто недоступное другим? Но, не пугайтесь, ко всему этому прилагаются красивые спецэффекты, неожиданные повороты сюжета и убедительно переданные чувства страха, клаустрофобии и надежды.


Елена Полякова

читайте также

  • В эфире
  • Популярное
Реклама

Опрос

Вы ходите в театр?