Монстры детям не игрушка

Московский театр «ЧерноеНЕБОбелое» заманивает зрителя в мир сексуальных отклонений и смертельного ужаса

Когда зрители делятся впечатлениями от спектакля «Игрушки Бертрана», который приезжает в Новосибирск уже во второй раз и обрел здесь аудиторию, маленькую, но свою, чаще всего звучит слово «страшный». Зрители, не скованные рамками литературного языка, и вовсе предпочитают слово «жесть». Даже взрослым мужчинам случалось признаваться, что иногда хочется бежать из темноты зала к спасительной табличке «Выход». Ничего удивительного. Ведь, если вдуматься, что может быть страшнее клоуна? Только мертвый клоун.

Страх, который испытывает зритель на «Игрушках Бертрана», – это и есть основная цель или это некий побочный эффект?

Марчелла Солтан, актриса: «Мир не такой, как нам кажется. На самом деле мир может быть страшным и жутким. И то, что стоит за этим спектаклем, – это действительно страшно. Потому что Бертран – это маньяк. Он был настолько нормальным на вид, что его невозможно было найти. Потом в психиатрии даже появилось понятие «бертранизм». И этот мир точно такой же – он вроде как нормальный, а за ним стоит что-то страшное. И мы просто открываем дверь в этот мир, предоставляем открытому зрителю возможность войти в этот мир и там погулять».

Прогулка-экскурсия в мир «Игрушек Бертрана» продолжается немногим меньше часа, и весь этот час проходит в мутно-красноватом бреду, ровном, интенсивном, без начала и конца. Из игры света и клуб дыма возникает пара существ, в которых как-то трудно признать людей (по крайней мере – живых людей). Марионетки адского кукольника раскачиваются, подвешенные за шею на толстых белых… веревках, капельницах, шлангах? Они демонстрируют пластику сломанного человеческого тела, бьются в конвульсиях, мучаются сами, мучают друг друга и зрителя.

Справка: Театр «ЧерноеНЕБОбелое» был создан в Москве в 1987 году. Его основатели – Дмитрий Арюпин, скрывающийся за виртуальной личностью по имени «Доктор Да», актеры Марчелла Солтан и Андрей Ивашнев. Спектакль «Игрушки Бертрана», получивший несколько наград на европейских театральных фестивалях (в том числе и на знаменитом Эдинбургском фестивале – за инновации в театре и выдающееся мастерство) впервые выполз из темных закоулков подсознания в 1995 году.

Зловещие клоуны и заводные куклы из детских кошмаров, палач и его жертва, утопленники и удавленники, ведьмы и горбуны… С одной стороны, пара бесконечно изменчивых мимов, готова отразить и развить любые зрительские ассоциации: уроды Гойи, сказки Гофмана, монстр Франкенштейна, исковерканный мир на полотнах сюрреалистов, юмор патологоанатомов, оживление зомби африканскими шаманами, публичные казни прошлых веков… С другой – весь предыдущий опыт зрителя и иммунитет, привитый медийными «страшилками», разом стирается. Зритель остается в состоянии примитивного, чуть ли не средневекового ужаса перед гальванизированным трупом.

Основатель «ЧерногоНЕБАбелого» Дмитрий Арюпин часто говорит в интервью, что «идеи» в спектаклях театра нет, они «подобны абсолютному зеркалу, соединяющему в себе все истории просто своей готовностью отражать». И это тот редкий случай, когда сравнение с зеркалом оказывается не просто удобным и ничего не значащим ответом на журналистские вопросы, а действительно, наиболее адекватным описанием происходящего на сцене.

При желании можно найти в «Игрушках» метафору жестокости современного мира, превращающего людей в мертвых, но куда-то упорно стремящихся и безнадежно трепыхающихся, как обезглавленные курицы, кукол… А можно просто осторожно пробовать на вкус впечатление, разбавленное, подслащенное и безопасное, но все-таки приближенное к околосмертному опыту, который, как известно, меняет человека и заставляет пересмотреть жизненные ценности.

Корреспонденту НГС.РЕЛАКС не хотелось бы выглядеть отпрыском семейки Аддамс, подробно описывая вкусы и привычки сержанта Бертрана, осквернявшего французские кладбища в середине 19 века. Скажу только, что, если заглянуть в справочники по психиатрии, кое-что из символики «Игрушек» становится понятнее, а некоторые образы обретают реальную основу. Например, одна из многих возникающих на несколько секунд иллюзий, из которых складываются «Игрушки», обман зрения, когда зритель видит, что актер держит перед собой… свою собственную оторванную руку? Вот, что об этом пишут: «Бертранизм также может проявляться как отсечение частей тела и прикладывание их к своему».

«Бывает так, что у человека страх возникает такой, что он просто готов бежать, – говорит Марчелла Солтан, которая еще десять минут назад была на сцене ДКЖ жутчайшей белой клоунессой. – А бывает, что закрытый человек наоборот начинает раскрываться, потому что страх тоже притягательная сила, он заставляет идти, как кролик на удава…»

Кролика можно понять, вопреки всему, пантомима «ЧерногоНЕБАбелого» прежде всего завораживающе красива. Ритмичная, вводящая в транс музыка, световые эффекты и нечеловеческая, совершенная пластика безмолвных актеров, которые на час перестают быть людьми, заставляют видеть в ужасном прекрасное. В случае с «Игрушками» для этого даже не нужно делать над собой усилие.


Елена Полякова
Фото www.bsw.ru


читайте также




  • В эфире
  • Популярное
Реклама

Опрос

Вы ходите в театр?