Шум и ярость древних греков

Фильм «300 спартанцев» оказался мощным зрелищем, в сценах битв не уступающим «Властелину колец»

История битвы 300 спартанцев с тысячами персов, которые пришли с мечом и привели с собой невиданных чудовищ, – это экранизация комикса «300» Фрэнка Миллера. Другой комикс Миллера, перенесенный на экран Робертом Родригесом, – «Город грехов» – дает некоторое представление о том, чего можно ожидать от нового фильма, но с поправкой на эпический размах действа. Комикс в качестве литературной основы заведомо снимает с создателей «300 спартанцев» любые обвинения в вольном обращении с историей.

Специалистам, отмечающим в «300» «искажения исторических фактов», хочется посоветовать немедленно приступить к исследованиям, которые докажут, что подарки детям приносит не дед Мороз, а их собственные родители. Не стесняясь своего комиксового происхождения, «300» не претендуют ни на исторические, ни на психологические глубины. Кстати, к фильму «300 спартанцев», снятому в 1962 году, новое кино прямого отношения не имеет, но, говорят, Миллер смотрел его в детстве и вдохновился на комикс.

Итак, 480 год до нашей эры, Спарта. Не получив благословения коррумпированных и развратных, доедаемых проказой верховных жрецов на войну с персидским царем Ксерксом, царь Леонид (очень убедительный в роли несгибаемого лидера Джерард Батлер, экс-«призрак оперы») и горстка воинов идут навстречу врагу, чтобы своей славной смертью вдохновить всю Грецию на борьбу с завоевателями.

«Цифровая» суть суровых пейзажей, подернутых мутно-кофейной дымкой, «земли и воды», которые пришли захватить не менее «оцифрованные» войска, очевидна. Но дух от мощного зрелища, тем не менее, захватывает. Несмотря на «мясную» суть – мускулистые мужики рубят друг друга в лапшу – это «эстетски» красивое, стильное буквально в каждом кадре зрелище, педантично воспроизводящее комиксовую стилистику.

Замедленные движения воинов в схватке, кровавые фонтанчики, пыль из-под конских копыт… Тревожная цветовая гамма фильма тоже аккуратно скопирована из комикса-первоисточника: охряной, изжелта-лиловый цвет грозового неба, черный и, конечно, багровый – цвет крови и спартанских плащей.

Границы между реальностью и фантазией в фильме размываются. На спартанцев идут не только полчища проклятых оккупантов, которым, как и полагается в легенде, нет числа, но и гигантские боевые слоны и носороги, уродливый великан и вампирообразные, бессмертные, по слухам, существа… Разрыв с реальностью объясняется не только тем, что «300» – это комикс, но и фигурой рассказчика – выжившего участника сражения, который постепенно превращает развернувшуюся у него на глазах битву в миф, где-то сознательно, а где-то бессознательно украшая ее новыми подробностями. Это уже технология, которая существовала задолго до комиксов и компьютерной графики…

Когда смотришь «300 спартанцев», складывается впечатление, что комиксы в современной массовой культуре – самый адекватный язык для передачи старых мифов и создания новых. Никакому другому жанру не дозволяется быть настолько откровенно пафосным, трогательно наивным, склонным к грандиозным преувеличениям и перенаселенным вымышленными чудовищами.

В «Трое», с которой зритель неизбежно будет сравнивать «Спартанцев», ощущения прорыва в мифологическую реальность, где появление великанов, чудовищ и незримое присутствие богов воспринимается как нечто само собой разумеющееся, нет и в помине. В «Спартанцах» ощущение мира, в котором нет границы между реальностью и мифом, присутствует.

Когда царь Леонид сбрасывает персидского посла в колодец, это, действительно, бездонный колодец. Когда враги выпускают тучу стрел, становится, действительно, темно, как ночью.

Немного раздражает во время просмотра периодически возникающий закадровый голос, который объясняет, что чувствует тот или иной персонаж в данный момент или делится любопытными фактами из школьной программы, например, про спартанскую систему воспитания детей. Все это с такими интонациями, как будто он озвучивает мультфильм «Маугли».

Единственное оружие против мощного и подминающего под себя зрителя мифа «300» – это ирония: ухмылка над сюжетом, над словно сбежавшими со съемок «Властелина колец» боевыми слонами, над воистину жеманным метросексуалом Ксерксом… Но тот, кто иронизирует или выискивает в «300» тайные смыслы (например, американские журналисты уже нашли параллель с непростыми отношениями президента Буша с Ираком и Ираном, а заодно расизм и гомофобию), сам портит себе удовольствие. Удовольствие, которое можно получить от потрясающего зрелища, красивого, как безумный, кровавый балет. Создатели постарались всем угодить, – даже одурманенная прорицательница, прежде чем огласить волю богов, исполнит несколько базовых движений из стрип-данса.


Елена Полякова, специально для НГС.РЕЛАКС
Кадры из фильма www.kinopoisk.ru

читайте также




  • В эфире
  • Популярное
Реклама

Опрос

Вы ходите в театр?